Борьба киевлян против кровавого фашистского режима. Героический труд в советском тылу

Пытаясь превратить Советскую Украину с ее высокоразвитыми народным хозяйством и культурой в свою колонию, а людей — в бесправных рабов, немецко-фашистские захватчики начали уничтожать все, что было создано трудящимися республики за годы Советской власти.

В Киеве, как и в других временно захваченных населенных пунктах, оккупанты установили режим кровавого террора. 778 дней находился город под пятой оккупантов. Это были черные дни планомерного разрушения и разграбления его хозяйства, неслыханных издевательств над населением.

Исходя из человеконенавистнических идей Гитлера, немецко-фашистские власти разработали серию различных директив, приказов и инструкций, определявших оккупационный режим, за нарушение которого казнили или бросали в концлагеря. Трудящиеся Киева были лишены политических и вообще человеческих прав. Фашисты разрушали памятники украинской культуры, закрывали учебные заведения, а их помещения занимали под казармы, склады, мастерские, конюшни.

Уже 21 сентября 1941 года немецко-фашистское командование издало приказ о сдаче населением запасов продовольствия. Разрешалось оставить только суточную норму продуктов. За невыполнение приказа оккупанты угрожали расстрелом.

На предприятиях, которые прибрали к рукам гитлеровские коммерсанты и спекулянты, фашисты ввели принудительный труд. Киевлян заставляли работать по 14—16 часов в сутки. Рабочим платили 200—300 руб. в месяц, за эту сумму практически нельзя было ничего купить — в 1942 году пуд муки в городе стоил 2 тыс. руб., килограмм сала — 800 руб. Уже в декабре 1941 года «председатель» киевской городской управы писал гитлеровскому начальству: «Население гор. Киева на сегодняшний день по распоряжению комиссариата получает по 200 гр. хлеба на неделю, кроме того, работающие рабочие получают от своих предприятий и учреждений еще по 600 гр. хлеба на неделю... Сейчас население города совсем не получает таких продуктов, как жиры, мясо, сахар и другие, в городе начинают учащаться случаи опухания от голода»{Герои подполья, вып. 1, М., 1970, с. 333—334.}.

Рабочие подвергались неслыханным издевательствам. Так, на заводе «Большевик» немецкий мастер-фашист зверски избил работницу С. Павловскую, в результате чего она стала инвалидом. Подростку П. Вольховскому мастер-гитлеровец нанес смертельную рану металлическим прутом. Дикие порядки на заводе «Ленинская кузница» ввел бывший волынский помещик барон фон Рентель. Когда рабочий завода Иванов заболел и не вышел на работу, фашисты силой подняли его с постели и приволокли в цех, затем привязали к станку и заставили работать.

Фашистские захватчики всячески унижали достоинство советских людей. Лучшие кварталы города заселялись немцами. На общественных зданиях висели надписи: «Только для немцев», «Украинцам вход воспрещен». В Киеве, где частично было возобновлено движение трамваев, правом проезда в них пользовались только гитлеровцы и их прислужники.

На судебном процессе, состоявшемся в Киеве в 1946 году, генерал-лейтенант Шеер, бывший в 1942—1943 гг. начальником охранной полиции на территории Киевской области, показал, что органы власти фашистской Германии после оккупации Украины поставили перед всеми гитлеровскими войсками задачу беспощадно уничтожать ее население, с тем чтобы освободить территорию Украины для будущего переселения сюда немцев{«Правда Украины», 1946, 19 января; Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Документы и материалы, т. 1. М., 1946, с. 245.}. С этой целью проводилось массовое истребление советских людей. В Бабьем Яру в Киеве гитлеровцы совершили одно из чудовищных своих преступлений: за два дня в конце сентября 1941 года фашистские изверги уничтожили здесь 52 тыс. советских граждан{Історія Української РСР, т. 7. К., 1977, с. 145.}. Расстрелы советских людей тут продолжались в течение двух лет. Бабий Яр стал местом массовых казней коммунистов, комсомольцев, служащих государственных учреждений и членов их семей, оставшихся в городе, бойцов и командиров Красной Армии, которые не смогли вырваться из окружения. Всего в Бабьем Яру фашисты по-зверски убили свыше 100 тыс. человек. Более 68 тыс. советских военнопленных и мирных граждан оккупанты уничтожили в Дарницком, свыше 25 тыс. человек было расстреляно в Сырецком концлагерях. Немало киевлян погибло в т. н. душегубках — специально оборудованных автомашинах, где умерщвляли газом. За время оккупации гитлеровские палачи уничтожили в Киеве около 200 тыс. советских граждан{Киевский облпартархив, ф. 4, оп. 1, д. 12, лл. 112—116. 118—122.}. Всенародной трагедией был насильственный угон оккупантами советских людей в фашистскую неволю. Более 100 тыс. жителей Киева, преимущественно молодежь, гитлеровцы отправили в Германию, где они находились на положении рабов, выполняя самые тяжелые работы в промышленности и сельском хозяйстве, жили в бараках, обнесенных колючей проволокой. Несколько месяцев рабского труда на фашистской каторге превращали людей в инвалидов. Они теряли зрение, заболевали туберкулезом и массами гибли{Там же, лл. 121—123.}.

Прямыми соучастниками злодеяний немецко-фашистских захватчиков, их подручными были украинские буржуазные националисты. С пеной у рта поносили они Советскую власть, восхваляли фашизм, помогали гитлеровцам насаждать варварский оккупационный режим, грабить национальные богатства Украины, насильственно угонять советских людей на каторжные работы в Германию. Националисты участвовали в карательных операциях против партизан и подпольщиков, чинили кровавую расправу над партийными, советскими, комсомольскими работниками, над мирными жителями. Они натравливали украинцев против русского и других народов нашей страны, пытаясь разрушить выкованную Коммунистической партией дружбу народов. Фашистским оккупантам оказывали всяческую помощь выползшие из своих щелей антисоветские элементы{Очерки истории Коммунистической партии Украины, с. 542; Історія Української РСР, т. 7, с. 157.}.

Но ни издевательства, ни голод, ни угрозы не сломили волю советских людей, не поколебали их преданность социалистической Родине. Ярким проявлением такой преданности был подвиг киевского пионера К. К. Кравчука, который в течение всего периода оккупации хранил два полковых знамени Красной Армии, переданные ему в тяжелые дни 1941 года ранеными советскими солдатами. Отважный пионер награжден орденом Красного Знамени.

На временно захваченной гитлеровцами территории, в т. ч. и в оккупированном Киеве, развернулась всенародная борьба, вдохновителем и руководителем которой выступила Коммунистическая партия. ЦК КП(б)У, Киевский обком и горком партии еще до оккупации города уделяли особое внимание организации в нем коммунистического подполья. Для подпольной борьбы парторганами отбирались наиболее опытные, стойкие и преданные социалистической Родине коммунисты.

В течение июля — августа 1941 года были созданы подпольный обком, основной и запасной (дублирующий) горкомы и девять городских райкомов партии, а также 37 подпольных организаций, объединявших 646 человек. Одновременно под руководством партийных органов создавалось и комсомольское подполье. В Киеве были образованы подпольный обком, горком и 9 подпольных райкомов комсомола, 31 комсомольская организация, насчитывавшая 547 человек{Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941—1945 гг., т. 1, с. 293, 294.}. Подпольные организации обеспечивались необходимой материально-технической базой.

Киевским подпольщикам пришлось начинать свою деятельность в крайне тяжелых условиях. В городе рыскали агенты гестапо, полицаи, буржуазные националисты. На каждом шагу подпольщикам угрожала смертельная опасность.

Деятельность киевского подполья направлялась подпольным городским комитетом партии во главе с заместителем секретаря В. И. Хохловым (секретарь М. Г. Рудешко к работе не приступил, так как в первые дни оккупации был схвачен гестаповцами). На первом заседании горкома КП(б)У, состоявшемся в конце сентября 1941 года при участии представителей райкомов партии, были утверждены мероприятия по развертыванию работы среди населения города. Учитывая то, что фашистская пропаганда старалась отравить сознание советских людей антикоммунистическими, националистическими идеями, посеять в них неверие в силы Красной Армии, горком партии определил, что одной из важнейших задач на первом этапе борьбы против оккупантов является развертывание политико-массовой работы среди населения. На этом же заседании был создан штаб подготовки боевых резервов для развертывания партизанской борьбы, организации диверсий и саботажа. Возглавил штаб член подпольного горкома бывший начальник паровозоколесного цеха Киевского паровозовагоноремонтного завода им. Январского восстания В. И. Кудряшов. В состав штаба вошли также Г. И. Левицкий, И. М. Сикорский — члены Зализничпого подпольного райкома партии, комсомолка Т. И. Маркус и другие. В октябре в него были введены коммунисты С. А. Пащенко, Ф. Ф. Ревуцкий и комсомолец А. И. Горобец{Герои подполья, вып. 1. с. 338.}.

В это же время в Киеве развернули деятельность 8 из 9 оставленных подпольных райкомов партии, а также комсомольское подполье под их руководством.

Уже в конце сентября — октябре 1941 года подпольные организации Киева провели значительную работу по распространению пропагандистской антифашистской литературы и листовок, призывавших население к активной борьбе против оккупантов. Наряду с пропагандистской работой подпольщики организовывали саботаж, совершали крупные диверсии. В конце сентября советские патриоты вывели из строя здание железнодорожной станции Киев-Товарный, разрушили водокачки, основные цехи Киевского паровозовагоноремонтного завода, Главные железнодорожные мастерские и депо им. А. А. Андреева, взорвали Воздухофлотский и Соломенский мосты. В начале октября были надолго выведены из строя швейная фабрика им. А. М. Горького и трикотажная фабрика им. Розы Люксембург. Рабочие во главе с коммунистами всячески препятствовали восстановлению предприятий, в частности срывали попытки гитлеровцев возобновить работу заводов «Большевик» и «Ленинская кузница» В октябре 1941 года гитлеровцы провели в городе массовые облавы и аресты. Были арестованы почти все члены горкома и райкомов партии. Из девяти членов основного подпольного горкома КП(б)У избежали ареста только В. И. Хохлов, В. И. Кудряшов и М. П. Пятак.

Подпольщики продолжали борьбу. Особенно активизировалась деятельность основного подпольного горкома партии с возвращением в город 15 октября 1941 года секретаря Киевского горкома КП(б)У по кадрам К. П. Ивкина и работника отдела кадров горкома Ф. Ф. Ревуцкого, попавших во время обороны Киева во вражеское окружение и не вышедших в расположение советских войск. Ознакомившись с обстановкой, они вместе с В. И. Хохловым и членом горкома В. И. Кудряшовым в конце октября созвали заседание горкома, на котором обсудили вопрос о восстановлении разгромленных подпольных райкомов партии, создании материально-технической базы и подборе конспиративных квартир. В состав основного горкома партии были введены Ф. Д. Зубков, К. П. Ивкин, С. А. Пащенко, Ф. Ф. Ревуцкий. Горком возглавил К. П. Ивкин. В течение ноября — декабря горком воссоздал восемь подпольных райкомов партии и несколько первичных партийных организаций. В декабре 1941 года с основным подпольным горкомом партии установил связь секретарь запасного горкома партии С. Г. Бруз, действовавший до этого самостоятельно, после чего оба горкома усилили работу среди трудящихся города Деятельность подполья в столице Украины имела большое политическое значение. Она оказывала влияние на развитие народной борьбы не только в Киевской области, но и за ее пределами.

Основной подпольный горком партии создал две типографии: в доме № 9 в Татарском переулке и в доме № 3 по Песчаной улице. В распоряжении запасного подпольного горкома также была типография, находившаяся на конспиративной квартире Д. Ф. Якименко в доме № 2 по Большой Шияновской улице. Значительную помощь подпольщикам оказывала семья беспартийного патриота рабочего Д. Ф. Якименко, квартира которого стала их штабом. Жена Д. Ф. Якименко Аграфена Тимофеевна и их дочь Мария самоотверженно выполняли задания подпольщиков. Киевские подпольщики систематически принимали передачи радиостанций: «Радянська Україна» — из Москвы, им. Т. Г. Шевченко — из Саратова и прифронтовой передвижной радиостанции «Дніпро», созданных по решению ЦК ВКП(б) и ЦК КП(б)У. Материалы этих радиопередач использовались для составления листовок, которые забрасывались на оккупированную гитлеровцами территорию Украины. Выпускавшиеся подпольными организациями листовки рассказывали правду о положении в стране, о героической борьбе Красной Армии и партизан, разоблачали фашистскую пропаганду и «новый порядок» в Киеве, призывали советских людей к решительной борьбе с оккупантами. Так, в листовке, посвященной годовщине Великой Отечественной войны, киевские подпольщики писали: «Прошел год с того времени, как мы находимся под гнетом гитлеровских бандитов. Что принесли немцы Украине? Голод, рабский труд, бесчеловечные издевательства, ограбление украинской земли и украинского народа, концлагеря, нагайки и виселицы. Они превратили школы и институты в конюшни и казармы, отняли детей у матерей, замучили голодом и холодом сотни тысяч пленных, а также истязают тех, кого вывезли насильно в „прекрасную“ Германию. Год господствуют немцы на Украине, год льются кровь и слезы украинского народа. Гитлеровцам помогают уничтожать и угнетать украинский народ предатели и изменники, „самостійники" и кулаки. Эта погань засела в управах и полиции и радуется расстрелам и крови. Этим негодяям кара и смерть! Дрожи, вся сволочь фашистская, дрожите ублюдки мерзкие! Час расплаты близок!.. Помогайте славной Красной Армии разгромить и уничтожить оккупантов. Бейте врага в тылу!»{Герои подполья, вып. 1, с, 341.}. Такой же острый политический характер носили и другие листовки.

За период временной гитлеровской оккупации подпольщики Киева выпустили более 1 млн. экземпляров антифашистских листовок, распространили среди населения более 173 тыс. экземпляров газет, доставленных через партизан из советского тыла, и большое количество другой антифашистской литературы{Там же, с. 340.}.

Агитационно-массовая работа, проводившаяся подпольными горкомом и райкомами КП(б)У среди населения, содействовала сплочению советских патриотов вокруг подпольных партийных организаций для активной борьбы против немецко-фашистских захватчиков.

Подпольный горком партии большое внимание уделял обеспечению оперативности и конспирации в работе подпольных организаций. Члены каждой организации были объединены в отдельные небольшие группы (тройки, пятерки) во главе с руководителем, который через своих связных поддерживал связь с одним из членов подпольного горкома.

Одной из наиболее деятельных являлась подпольная организация «Смерть немецким оккупантам!», возникшая осенью 1941 года. Ее возглавлял Г. С. Кочубей, бывший секретарь партийной организации Народного комиссариата финансов УССР. В первые дни своего существования организация насчитывала 16 человек, а к началу 1943 года в ней состояло уже 120 человек, объединенных в 9 подпольных группах, из которых 4 действовали на территории Черниговской области. В феврале 1942 года организация «Смерть немецким оккупантам!» создала хорошо законспирированную подпольную типографию в подземелье у подножия Черной Горы, вход в которую вел из коридора дома хозяйки явочной квартиры В. Д. Ананьевой{Киевский облпартархив, ф. 4, оп. 1, д. 12, лл. 446—451.}. Подпольщики ежедневно печатали в ней 200—300 экземпляров листовок и сводок Советского информбюро, распространявшихся не только в Киеве, но и в близлежащих селах{Там же, лл. 453—455.}.

В феврале 1942 года по заданию подпольного городского комитета партии кадровые рабочие завода «Арсенал» — участники Январского вооруженного восстания 1918 года в Киеве Н. И. Гайцан и Д. Я. Нестеровский создали подпольную партийную организацию «Арсеналец». В начале своей деятельности она насчитывала восемь человек, а к середине 1943 года выросла до 38 человек. За период своей деятельности организация создала четыре подпольные группы на важнейших хозяйственных объектах фашистов и распространила свое влияние далеко за пределами Киева — на территории Киевской и Черниговской областей, поддерживая постоянную связь с партизанскими отрядами соединения «За Родину».

В октябре 1941 года инженеры-железнодорожники В. М. Запорожец и Р. И. Синегубов по поручению подпольного горкома КП(б)У создали подпольную организацию из числа работников железнодорожного транспорта. Вначале организация состояла из 17 человек. Она довольно быстро объединила многих советских патриотов и к началу 1943 года увеличила свои ряды до 67 человек. Для проведения агитационной и диверсионной работы члены организации устраивались на предприятиях и в учреждениях оккупантов. Выли организованы подпольные группы среди ремонтных железнодорожных рабочих, в трамвайном тресте, в «Газгольдстрое», в автогараже дезинфекционной фирмы и на других объектах. Подпольная организация железнодорожников ежедневно выпускала около 100 экземпляров листовок и сводок Советского информбюро и систематически распространяла их среди населения.

В конце 1941 года А. Н. Тимощук, возглавлявший Дарницкий подпольный райком партии, создал подпольную организацию в железнодорожном депо станции Киев-Московский{Там же, оп. 2, д. 81-а, л. 1.}. В начале 1942 года организация выпустила свою первую листовку под названием «Обращение к железнодорожникам», в которой призывала всеми способами срывать военные перевозки, а также саботировать другие мероприятия фашистских захватчиков. Железнодорожники-подпольщики ежедневно выпускали около 200 экземпляров листовок и сводок Советского информбюро. К началу 1943 года организация выросла до 31 человека и состояла из четырех подпольных групп: две — в депо станции Киев-Московский, одна — в депо станции Дарница и еще одна — в селе Журавка Яготинского района Полтавской (ныне Киевской) области. За время своего существования подпольная организация железнодорожников вывела из строя 24 паровоза, около 100 вагонов, истребила до 300 гитлеровцев{Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941—1945 гг., т. 2. К., 1975, с. 211.}.

В начале 1942 года Дарницким подпольным районным комитетом партии была создана подпольная организация на Дарницком вагоноремонтном заводе им. Январского восстания. К концу года в ее рядах насчитывалось уже 39 человек, объединенных в семи подпольных группах. Они действовали в тесном контакте с подпольной организацией депо станции Киев-Московский{Киевский облпартархив, ф. 4, оп. 2, д. 1, лл. 376—389.}.

Особенно большую работу по созданию подпольных партийных организаций провел Зализничный подпольный райком КП(б)У во главе с А. С. Пироговским (накануне войны работал директором лесозавода им. Первого мая). Уже в первые дни гитлеровской оккупации Зализничный райком партии под руководством А. С. Пироговского стал основной базой подпольного горкома партии в создании новых организаций и развертывании партийно-политической работы среди населения города. По заданию Зализничного райкома партии коммунист Н. Ф. Грищенко, работавший до войны инструктором Дрогобычского обкома партии, в начале 1942 года создал подпольную организацию на Чоколовском лесозаводе. Организация издавала листовки и антифашистские брошюры, которые писал учитель истории Н. Е. Могильный. В 1942 году было выпущено 16 таких брошюр по 250 экземпляров каждая. Активно помогал А. С. Пироговскому старый большевик В. Д. Шишкин. Члены его семьи (жена Любовь Власовна, дочь комсомолка Вита и сын пионер Игорь) в течение всего периода оккупации выполняли обязанности связных Зализничного подпольного райкома партии и подпольных организаций. По поручению Зализничного райкома КП(б)У В. Д. Шишкин еще в конце 1941 года создал на Чоколовке подпольную организацию «Киевский рабочий», которую затем возглавил кандидат в члены партии С. Г. Самовольский. Организация проводила большую пропагандистскую работу, систематически выпускала массовым тиражом листовки под названием «Советская Украина». Ответственным за выпуск листовок являлся комсомолец В. Е. Токарев. Будучи инвалидом (потерял обе ноги), он работал самоотверженно, стойко переносил лишения. Мужественному подпольщику в печатании листовок всегда помогал его 72-летний отец Е. П. Токарев. Подпольщики Зализничного района выпустили более 7 тыс. экземпляров листовок и сводок Советского информбюро. В подпольные группы их часто доставлял двенадцатилетний пионер-связной Е. В. Вихрович. Листовки распространялись на заводах «Большевик» и «Ленинская кузница», а также в окрестных селах и на железнодорожных станциях{Киевский облпартархив, ф. 4, оп. 1, д. 12, лл. 165—198.}.

Успешной: деятельности Зализничного подпольного райкома КП(б)У в течение всего периода гитлеровской оккупации содействовала самоотверженная работа хозяйки конспиративной квартиры Е. Н. Ярой. В условиях массовых арестов она устроила новую конспиративную квартиру, взяв в аренду дом № 7 по Садовой улице на Чоколовке, которая стала штабом подпольщиков{Там же, лл. 180—181.}.

Продолжая работу по расширению подпольной сети, Зализничный райком КП(б)У создал в октябре—ноябре 1941 года две подпольные группы на станции Киев-Товарный, три — на станции Киев-Пассажирский, три — в депо им. А. А. Андреева и подпольную партийную организацию во главе с П. И. Щербаковым в Кировском районе{Там же, лл. 182—185; Герои подполья, вып. 1, с. 350.}.

Верными помощниками коммунистов в мобилизации населения на борьбу против немецко-фашистских захватчиков были комсомольцы. После того как в октябре 1941 года в связи с массовыми репрессиями и арестами прекратили свою деятельность подпольные райкомы комсомола, за исключением Сталинского, возглавляемого студентом Киевского гидромелиоративного института Г. Я. Синицыным, Киевский горком партии в конце года вновь создал восемь новых подпольных райкомов ЛКСМУ, которые развернули работу по созданию подпольных комсомольско-молодежных организаций. Сталинский райком комсомола, например, к февралю 1942 года создал подпольные молодежные группы в городском управлении водопроводной сети (из 5 человек), на полиграфической фабрике (7 человек), на теплоэлектроцентрали (из 11 человек) и другие. Подпольная группа на полиграфической фабрике занималась изготовлением подложных документов для советских военнопленных и обеспечивала бланками паспортов подпольщиков. Группа на теплоэлектроцентрали распространяла листовки, организовывала диверсии{Герои подполья, вып. 1, с. 351.}.

К лету 1942 года в Киеве действовали 40 подпольных организаций, объединявших в своих рядах 250 коммунистов, 119 комсомольцев и 377 беспартийных советских патриотов{Киевский облпартархив, ф. 4, оп. 1, д. 12, л, 176; Герои подполья, вып. 1, с. 351.}. Вся деятельность подпольных организаций города была направлена на срыв мероприятий оккупационных властей, пытавшихся поставить материальные и людские ресурсы страны на службу гитлеровской военной машине. В январе 1942 года группа рабочих во главе с подпольщиками В. В. Балышевым, М. А. Козыревичем, П. М. Романенко, В. В. Удовиченко вывела из строя подготовленный гитлеровцами к пуску хлебозавод № 3, и он не работал в течение всего периода оккупации. В феврале на заводе «Большевик» было выведено из строя заводское электрохозяйство. После отхода из Киева советских войск на левом берегу Днепра, около Печерского моста, осталось около 38 тыс. кубометров древесины. Немецко-фашистские захватчики решили использовать этот материал для строительства переправ через Днепр. Но подпольная группа под руководством К. Д. Станиславова, действовавшая при конторе лесосплава, при помощи рабочих-сплавщиков так «скрепила» лес, что он с наступлением весеннего паводка 1942 года весь был унесен водой по Днепру{Герои подполья, вып. 1, с. 351.}.

На авторемонтном заводе во время ремонта автомашин рабочие засыпали в моторы песок, а в масло — толченое стекло. На Чоколовском лесозаводе с января 1942 по июль 1943 года срывался пуск распиловочного станка. Подпольщики М. В. Блюков и Б. Г. Жембровский, работая на заводе слесарями, систематически выводили из строя механическое оборудование.

Значительную диверсионную работу проводили железнодорожники. Так, в начале лета 1942 года А. Н. Тимощук организовал на станции Дарница взрыв паровоза. В этот же период подпольщики А. И. Лебедев, Б. Г. Лукьянов и Н. А. Тацков при помощи рабочих уничтожили подготовленное фашистами к вводу в эксплуатацию депо на станции Дарница. При этом сгорели два исправных паровоза. В начале ноября подпольщик Г. А. Тоичкин пустил паровоз на разведенный поворотный круг депо станции Киев-Московский, вследствие чего депо вышло из строя на несколько месяцев. Осенью 1942 года многочисленные аварии из-за некачественного ремонта железнодорожной линии произошли в третьем околотке службы пути станции Киев-Пассажирский. Подпольная группа во главе с Д. К. Бурковым организовала ремонтников-железнодорожников на массовый срыв работ. Более половины ремонтников систематически не выходили на работу, умышленно простаивали, портили или прятали инструменты и материалы.

Наряду с организацией саботажа и диверсий подпольщики Киева проводили большую разведывательную работу. Они следили за расположением вражеских войск, передвижением железнодорожных эшелонов, собирали сведения о военных объектах противника. В начале 1942 года секретарь Кировского подпольного райкома КП(б)У Б. А. Байда установил связь с действовавшей в Киеве разведчицей М. П. Стешиной, работавшей до войны секретарем Кировского райкома комсомола Киева. При помощи райкома партии М. П. Стешина создала разведывательную группу, в которую вошли П. А. Болутенко, Л. И. Высочанский, М. И. Крикуненко, Г. С. Леончук, Г. Е. Норейко. Получаемые данные о расположении вражеских военных баз и объектов, о дислокации и передвижения фашистских частей М. П. Стешина до марта 1943 года регулярно передавала по радио командованию Красной Армии.

Деятельность Киевского подпольного горкома партии особенно усилилась после установления в декабре 1941 года связи с Центральным Комитетом КП(б)У, систематически направлявшим в город своих связных и руководившим работой подполья. Начиная с декабря 1941 года в городе побывали связные ЦК КП(б)У А. Ф. Левченко, Ф. К. Майоров, М. Ф. Малиновская, М. С. Родина, З. В. Сыромятникова, Н. Т. Шейко. Первые данные о работе киевского партийного подполья были доставлены в ЦК КП(б)У в марте — апреле 1942 года комсомольцами-связными М. Я. Гурской, А. С. Козаком{Киевщина в годы Великой Отечественной войны. 1941—1945. Сборник документов, с. 265.}.

Активно действовала в Киеве спецгруппа патриотов под руководством И. Д. Кудри (подпольная кличка Максим), созданная в начале августа 1941 года для проведения разведывательно-диверсионной работы в тылу противника. Еще до оккупации города для группы были подготовлены радисты, курьеры, радиостанции, тайники с оружием, заготовлены бланки различных документов, шифры и т. д. Руководителю группы надлежало скрываться на конспиративной квартире М. И. Груздовой. Но 24 сентября дом, в подвале которого хранились предназначенные для группы оружие, документы, деньги, адреса нужных людей, был взорван. Погибло почти все необходимое для ведения подпольной работы. Несмотря на это, И. Д. Кудря нашел возможности для налаживания и развертывания подпольной работы. В ноябре ему удалось установить связь с группой чекистов, которая после выполнения спецзадания попала в окружение. Руководитель группы О. К. Елизаров познакомил И. Д. Кудрю с советскими патриотками Е. А. Бремер и Р. С. Окипной. С их помощью удалось привлечь к работе других преданных Советской Родине людей, в частности М. В. Сушко, хранившую впоследствии у себя наиболее секретные документы Максима.

Так сложилась разведывательно-диверсионная группа Максима. Она имела своих людей в железнодорожных мастерских и в гаражах оккупационных властей, что давало возможность собирать необходимые сведения о вражеских перевозках. Р. С. Окипной удалось войти в доверие высших чинов полиции и офицеров гитлеровской армии, а Е. А. Бремер — офицеров железнодорожного управления, что также позволяло получать важную информацию. По заданию Максима его фактический заместитель Д. И. Соболев (подпольная кличка Сухоруков) выезжал для сбора сведений в Ровно, где находилась резиденция рейхскомиссара Украины Коха. Способной разведчицей оказалась М. И. Груздова, завоевавшая доверие начальника фашистского разведывательного пункта майора Майера. Устроившись на работу управдомом по улице Горького № 4/6, где размещался разведпункт, и получив в этом же доме квартиру, М. И. Груздова, как и другие члены группы Максима, имела возможность наблюдать деятельность шпионского логова и выявлять агентуру, готовившуюся для заброски в тыл Красной Армии, а также для использования в Киеве. Отдельные члены группы Максима занимались уничтожением фашистов и предателей. Особым бесстрашием и мужеством отличался Г. М. Дудкин, уничтоживший много оккупантов. Группа Максима вела и политическую работу среди населения, наладив регулярный выпуск листовок. Е. А. Бремер принимала по радио сообщения Советского информбюро. На их основе Максим составлял тексты листовок, которые затем размножались.

В течение короткого времени подпольная группа Максима собрала подробные данные об оккупационном аппарате противника — гитлеровских штабах, агентуре в предателях, экономическом и политическом положении в оккупированных районах Украины. Но передать эти сведения по назначению оказалось весьма непросто — отсутствовала радиосвязь. И. Д. Кудря решил перейти линию фронта, передать собранную информацию и возвратиться в Киев. В начале апреля 1942 года он вместе с Г. М. Дудкиным переправился по льду на левый берег Днепра. Однако недалеко от Киева подпольщики были задержаны полевой жандармерией, арестованы и отправлены в Дарницкий лагерь для военнопленных. Мужественным патриоткам М. И. Груздовой и Е. А. Бремер удалось, подкупив охрану, освободить их, выдав разведчиков за своих мужей.

Подпольная группа Максима продолжала проводить активную работу. Было создано семь диверсионных групп, одна из которых устроила крушение вражеского воинского эшелона с боеприпасами и войсками на линии Киев — Жмеринка, вторая — в Дарнице, третья — пустила под откос трамвай, направив его на Подол с большой скоростью, вследствие чего погибло много гитлеровских офицеров{Герои подполья, вып. 1, с. 355.}.

Хотя группа Максима действовала осторожно, соблюдая строгую конспирацию, гестапо удалось заслать в нее своего агента. В июле 1942 года И. Д. Кудря, Р. С. Окипная, Е. А. Бремер были арестованы.

После ареста И. Д. Кудри и его ближайших помощников подпольную группу возглавил чекист Д. И. Соболев. Его действия были настолько отважными и ошеломляющими, что привлекли внимание даже руководителей гестапо в Берлине. Но 4 февраля 1943 года во время проведения одной из боевых операций Д. И. Соболев погиб. После его гибели во главе подпольной группы стал боевой соратник Максима А. И. Печенев. В соответствии с разработанным еще до ареста Максима планом А. И. Печенев устроился на работу в гараж городского комиссариата и вскоре удачно осуществил диверсионный акт — сжег гараж с 30 автомашинами. Под его руководством был совершен взрыв в депо станции Киев-1. При проведении крупной диверсии на Киевской теплоэлектроцентрали А. И. Печенев и возглавляемая им группа попали в засаду — многие подпольщики погибли, а сам А. И. Печенев был тяжело ранен и скрывался на одной из конспиративных квартир. Во время налета на эту квартиру гестаповцев А. И. Печенев отстреливался от врага. Последнюю пулю он оставил для себя.

Мужественно вели себя бесстрашные подпольщики И. Д. Кудря, Р. С. Окипная и Е. А. Бремер в застепках гестапо, отдав свою жизнь во имя победы над врагом. За выдающиеся заслуги в создании подпольной разведывательной организации в Киеве и руководство ею И. Д. Кудре посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Высокими правительственными наградами отмечен подвиг членов подпольной группы Максима, в т. ч. Р. С. Окипной, Е. А. Бремер, М. И. Груздовой, Г. М. Дудкина, Д. И. Соболева и других{Киевщина в годы Великой Отечественной войны. 1941—1945. Сборник документов, с. 215—227; Нариси історії Київської обласної партійної організації, с. 467.}.

Для активизации деятельности партийного подполья и развития партизанского движения в тылу врага важное значение имели мероприятия ЦК ВКП(б) и ЦК КП(б)У, проведенные летом и осенью 1942 года. По решению Государственного Комитета Обороны от 30 мая 1942 года были созданы Центральный и фронтовые штабы партизанского движения. Образованный в соответствии с этим же постановлением Украинский штаб партизанского движения во главе с Т. А. Строкачем принял меры по укреплению действовавших и созданию новых подпольных партийных комитетов и партизанских отрядов.

Усилило массово-политическую и диверсионно-подрывную работу и киевское подполье. Киевский городской штаб по руководству диверсионно-подрывной деятельностью во главе с В. И. Кудряшовым за девять месяцев своей работы много сделал для дезорганизации вражеского тыла. При помощи рабочих подпольщики на длительное время вывели из строя Киевский и Дарницкий железнодорожные узлы, а также основные предприятия города, подготовленные оккупантами для ввода в эксплуатацию. Городской штаб развернул интенсивную подготовку боевых резервов для усиления партизанской борьбы против немецко-фашистских оккупантов. Каждому подпольному райкому партии было дано задание — создавать и вооружать боевые группы для партизанской борьбы. Члены городского штаба В. И. Кудряшов, С. А. Пащенко, Г. И. Кулик и другие подпольщики систематически выезжали в села Киевской, Житомирской и Черниговской областей для установления связи с организациями, налаживания подпольной работы и партизанского движения.

В начале 1942 года Киевский подпольный горком партии создал в городе партизанский отряд в количестве 100 человек из партийно-комсомольского актива и воинов Красной Армии, оказавшихся на оккупированной территории. Командиром отряда был утвержден член подпольного горкома КП(б)У и начальник городского штаба В. И. Кудряшов, комиссаром — член подпольного горкома партии и городского штаба С. А. Пащенко.

В ответ на репрессии фашистских захватчиков и их прислужников — украинских буржуазных националистов, полицаев и старост — киевляне активизировали борьбу против оккупантов. Когда гитлеровцы повесили в Первомайском парке нескольких советских патриотов и прикрепили к их трупам дощечку с надписью «Партизаны», подпольщики Кировского района ночью заменили ее надписью: «Жертвы фашистского террора». Следующей ночью гитлеровцы поставили у виселицы охрану. Подпольщики захватили охрану, сняли трупы патриотов и вместо них повесили вражеских часовых, написав: «Вот кто достоин виселицы!» В другой раз на площади у здания Верховного Совета УССР фашисты повесили на деревьях трех рабочих завода «Арсенал». Ночью на их месте раскачивались трупы полицаев{Дубина К. 778 трагічних днів Києва. К., 1945, с. 81.} Гитлеровцы мобилизовали значительные силы для разгрома подпольных организаций. С помощью агентов и провокаторов им удалось летом 1942 года выследить и арестовать многих участников подпольной борьбы. Так, в Киеве в июне — июле было арестовано и расстреляно 139 подпольщиков, в т. ч. почти весь состав горкома и многих райкомов партии. От рук фашистов погибли секретари основного и запасного горкомов КП(б)У К. П. Ивкин и С. Г. Бруз{Історія Української РСР, т. 7, с. 159.}. 7 июня 1942 года в сквере около завода «Большевик» во время перестрелки К. П. Ивкин был ранен, схвачен фашистскими палачами и в тяжелом состоянии доставлен в гестапо, в застенках которого вскоре умер. Через несколько дней гестаповцы арестовали в селе Музычи Киево-Святошинского района члена подпольного горкома партии С. А. Пащенко. В это же время были схвачены члены основного подпольного горкома КП(б)У В. И. Кудряшов, Ф. Ф. Ревуцкий, связная горкома А. И. Хохлова и другие подпольщики. Из членов основного подпольного горкома партии избежали ареста только П. Т. Громыко, Ф. Д. Зубков и Г. И. Кулик. Тогда же гестаповцы арестовали секретарей подпольных райкомов партии В. И. Артамонова, И. Ф. Дудинова, Л. С. Розанова, И. С. Ухо, его жену и многих других работников подпольных партийных и комсомольских органов{Киевский облпартархив, ф. 4, оп. 1, д. 12, лл. 172—176.}.

Непрерывно в течение 38 дней издевались гитлеровцы над арестованными руководителями киевского подполья, стремясь вырвать у них сведения о подполье и добиться выдачи своих товарищей. Изуверски пытали гестаповцы начальника штаба диверсионно-подрывной деятельности В. И. Кудряшова. Все его теля было изувечено — иссечено нагайками и резиновыми дубинками. Патриот-коммунист стойко перенес все пытки и нечеловеческие истязания, не сказав ни слова гитлеровцам о коммунистическом подполье, которое продолжало действовать. Партия и правительство высоко оценили боевой подвиг и подпольную деятельность В. И. Кудряшова, посмертно присвоив ему звание Героя Советского Союза.

Агентам гестапо удалось выследить и арестовать хозяина явочной квартиры Д. Ф. Якименко, его жену и дочь — связную запасного горкома партии. Подвергнув их ужасным пыткам и не получив никаких сведений о подпольщиках, гитлеровцы всех расстреляли. Вскоре были арестованы член запасного горкома партии Г. С. Подшивалова и связная М. С. Васильева.

Зверская расправа фашистов над мужественными сыновьями и дочерьми Коммунистической партии не сломила волю коммунистов-подпольщиков, их твердую уверенность в неминуемой победе Красной Армии. Во время массовых арестов в июне 1942 года сохранили свои кадры подпольные райкомы партии и организации Зализничного, Кировского и Подольского районов, подпольные комсомольские организации Сталинского района и шесть городских подпольных организаций, созданные в конце 1941 — начале 1942 года. Км евские подпольщики продолжали организовывать см ветских людей на беспощадную борьбу против немецко-фашистских оккупантов.

В июле 1942 года ЦК КП(б)У через своего связного далі указание Зализничному подпольному райкому партии, возглавляемому А. С. Пироговским, взять на себя функции подпольного горкома КП(б)У. Выполняя эту директиву, Зализничный подпольный райком партии в составе А. С. Пироговского, Г. П. Мироничева и Б. И. Петрушко создал широкую сеть подпольных групп и организаций на предприятиях города. Деятельность киевских подпольщиков приобрела особенно активный и целеустремленный характер после получения в начале сентября 1942 года директив ЦК КП(б)У, которые доставил в Киев связной подпольного горкома партии 16-летний комсомолец А. С. Козак{Герои подполья, вып. 1, с. 360.}.

Зализничный райком партии оперативно организовал подпольщиков на выполнение указаний ЦК КП(б)У, Летом и осенью 1942 года активизировала свою работу подпольная организация во главе с Н. А. Сорокой, действовавшая на строительстве Наводницкого моста. В эту организацию входили Ф. А. Клопотовский, К. М. Дивонин и другие. Подпольщики помогали военнопленным и рабочим переправляться к партизанам. Осенью того года в боевых группах, возглавляемых К. М. Дивониным, насчитывалось около 180 человек{Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941—1945 гг., т. 1, с. 497.}.

К концу 1942 года в Киеве были созданы новые подпольные группы и организации на предприятиях, железнодорожном и водном транспорте. Если в середине года в городе действовало 40 подпольных партийно-комсомольских организаций, то в начале 1943 года — уже 66 организаций{Герои подполья, вып. 1, с. 360—361.}.

Трудящиеся Киева, руководимые подпольщиками, систематически срывали восстановление и введение в эксплуатацию предприятий города. Особенно широко саботаж мероприятий оккупационных властей и диверсионно-подрывная работа проводились на железнодорожном транспорте. В конце 1942 — начале 1943 года под руководством Зализничного райкома партии на железнодорожном транспорте в Киеве и на предприятиях районов действовали 23 подпольные организации, в рядах которых насчитывалось 267 отважных советских патриотов. В тяжелые дни обороны Сталинграда подпольщики-железнодорожники нанесли врагу ряд серьезных ударов. В октябре 1942 года патриоты заминировали железнодорожное полотно на перегоне Дарница — Бровары и пустили под откос воинский эшелон. Было убито и ранено более 800 эсэсовцев. Ремонтные бригады депо станции Киев-Московский и депо станции Дарница во главе с подпольщиками А. Н. Ковалевским и И. Т. Мироненко проводили некачественный ремонт паровозов, систематически срывали график их выпуска на линию. Паровозные машинисты и их помощники умышленно выводили из строя паровозы, останавливали эшелоны на перегонах, создавали пробки на линиях, чем срывали военные перевозки, переброску на фронт живой силы и боевой техники врага. Особое мужество проявил машинист А. И. Лебедев, который систематически перевозил на своем паровозе из Киева до станции Кобыжчи связных партизанского отряда. Зная о заминированных партизанами местах железной дороги, отважный патриот на большой скорости проводил паровоз через опасный участок, после чего начинались взрывы, летели под откос вагоны с солдатами, боевой техникой и продовольствием, следовавшие на фронт. Весной 1943 года А. И. Лебедев из-за технических условий не смог развить необходимую скорость и паровоз подорвался на мине. В июне 1943 года член подпольной организации Г. Т. Воронкин установил мину замедленного действия и уничтожил эшелон с горючим на перегоне Фастов — Попельня.

Весной 1943 года подпольщик П. Ф. Антонов с помощью других патриотов подорвал железобетонную опору Дарницкого железнодорожного моста, в результате чего движение по мосту прекратилось на четыре дня. В марте того же года подпольщики взорвали Яготинский железнодорожный мост.

Поскольку операция по выводу из строя Дарницкого железнодорожного моста полностью не удалась, подпольщики разработали новый план одновременного взрыва Дарницкого и Петровского железнодорожных мостов. 14 мая 1943 года подпольщик Г. Н. Дудкин, хорошо знавший немецкий язык, в фашистской офицерской форме сел в последний вагон пассажирского поезда и, проезжая Дарницкий мост, сбросил взрывчатку, взорвав верхнюю часть опоры моста. Железнодорожное движение по мосту прекратилось на 10 дней. Отважный подпольщик был арестован гестаповцами и расстрелян. Вывод из строя Петровского железнодорожного моста не был осуществлен вследствие проникновения в группу провокатора.

Успешно проводила диверсионно-подрывную работу подпольная организация на Дарницком вагоноремонтном заводе. В ноябре 1942 года рабочие подожгли котельную, в результате чего завод на длительный срок вышел из строя. Подпольная организация добилась массового невыхода рабочих на работу. Так, в конце года ежедневно не выходило на работу около 400, а в начале 1943 года — более 1 тыс. человек. Работа завода была полностью парализована.

Под руководством подпольной организации рабочие мостостроительной фирмы «Ганибек» систематически срывали восстановление и ввод в эксплуатацию необходимых для вражеских перевозок железнодорожных мостов, взорванных советскими патриотами. Однажды фирма получила крупный срочный заказ. Ее шеф, гитлеровец, выписал в блокнот все размеры болтов и оставил его на столе. Воспользовавшись этим, руководитель подпольной организации А. В. Агашков сделал в записках некоторые «исправления», значительно увеличив размеры болтов. Когда болты были изготовлены, оказалось, что они непригодны. Монтаж мостов был задержан на несколько месяцев. Такую же операцию провел и подпольщик инженер К. А. Емельянов при изготовлении балок для моста на перегоне Пост-Волынский — Петровка.

На заводе «Большевик» в 1943 году рабочие неоднократно на длительное время выводили из строя основные цехи. Слесарь завода В. Н. Стрелковский систематически приводил в негодность автомашины, поджег и уничтожил бензозаправщик и установку для подъема артиллерийских орудий. Активно саботировали мероприятия оккупантов рабочие завода «Ленинская кузница». Они помешали гитлеровцам организовать производство стального литья, вывели из строя заводскую электроподстанцию, сорвав этим срочный ремонт автомашин для фашистской воинской части. Рабочие завода во главе с подпольщиком В. С. Новиковым повредили 80 отремонтированных орудий. Систематически выпускали бракованную продукцию руководимые подпольной организацией рабочие завода «Стройдеталь».

Саботаж и диверсионно-подрывная работа в широких масштабах проводились на водном транспорте. В конце 1942 года рабочие мастерских лесосплава во главе с руководителем подпольной организации А. А. Петровым сорвали ремонт буксирных катеров, предназначенных для перевозок военных грузов по Днепру на фронт. Из 38 буксирных катеров, поставленных на зимний ремонт, к весне 1943 года были отремонтированы только четыре. Судоремонтники Киевского порта под руководством члена подпольной организации прораба П. А. Карпенко некачественно ремонтировали речные суда, всеми способами срывали график их ремонта. Отремонтированные пароходы, баржи и катера сразу же выходили из строя.

Активно велась подпольная работа в Киевском порту под непосредственным руководством секретаря Подольского подпольного райкома партии Т. Ф. Подия. Здесь умело сочетались антифашистская массово-политическая работа, диверсионно-подрывная и боевая деятельность. Подпольщики капитан парохода «Арсеналец» А. В. Островянский и кочегар этого же парохода В. В. Трандофилов регулярно получали от райкома партии листовки, сводки Советского информбюро и распространяли их среди населения в селах Киевской и Черниговской областей во время остановок парохода. Систематически распространяли антифашистские листовки члены подпольной организации Подольского района коммунистка В. Г. Черняева и воспитанница 144-й средней школы комсомолка Т. К. Белян, которая привлекла к подпольной работе и других комсомолок.

Летом 1942 года киевские подпольщики, работавшие на водном транспорте, с помощью связного Подольского райкома КП(б)У С. Д. Иванчи установили связь с партизанским отрядом «Победа», действовавшим в Высшедубечанском районе Киевской области, и снабжали его оружием и медикаментами. Они вооружили и переправили в партизанский отряд около 60 пленных командиров и бойцов Красной Армии, работавших в порту.

С целью усиления деятельности партизанского отряда «Победа» и обеспечения его оружием Подольский райком партии поставил перед А. В. Островянским и В. В. Трандофиловым задачу: уничтожить силами партизан гитлеровскую охрану на пароходах «Арсеналец», «Ванда Василевская» и судоподъемной базе «Кайенское», захватить судовое вооружение и оружие охраны. Повредив механизмы, подпольщики добились того, что эти суда стали на зимнюю стоянку у пристани Печки Высшедубечанского района. В марте 1943 года партизаны с помощью членов подпольной организации уничтожили охрану, сияли судовое вооружение и около тонны взрывчатки, а суда затопили. После этого подпольщики вместе с командами влились в партизанский отряд{Киевский облпартархив, ф. 4, оп. 1, д. 12, лл. 310—312.}.

Накануне освобождения Красной Армией столицы Советской Украины гестаповцам удалось напасть на след Зализничного подпольного райкома партии. 29 октября 1943 года гитлеровцы арестовали руководителя киевских подпольщиков А. С. Пироговского и 5 ноября после зверских пыток расстреляли его. Бесстрашному руководителю киевских подпольщиков посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Успешная деятельность киевского партийного подполья сыграла большую роль в развертывании народной борьбы против гитлеровских захватчиков.

Киевские подпольщики, руководствуясь указаниями ЦК ВКП(б) и ЦК КП(б)У отбирали и направляли в сельские районы будущих партизан, добывали для них оружие, боеприпасы, взрывчатку, медикаменты. Организаторами партизанских групп в районах Киевской и Житомирской областей, на базе которых вырастали партизанские отряды, являлись члены подпольных организаций Киева К. М. Дивонин, С. П. Маленко, Ф. А. Клопотовский, Т. А. Ильченко и другие.

В октябре 1942 года Киевский подпольный горком партии создал штаб партизанского движения в составе К. М. Дивонина, С. П. Маленко, Ф. А. Клопотовского. Штаб развернул большую организаторскую работу. Начальник штаба С. П. Маленко и комиссар штаба К. М. Дивонин установили связи с подпольными партийными организациями многих сельских районов и поставили перед ними задачу создать районные штабы, организовать боевые партизанские отряды и еще шире развернуть вооруженную борьбу в тылу врага. К концу года штаб партизанского движения охватывал своим влиянием 19 районов Киевской и Житомирской областей, где действовали районные партизанские штабы. Было создано 40 партизанских отрядов, в составе которых самоотверженную борьбу с гитлеровскими захватчиками вели 6606 советских патриотов{Там же, ф. 5, оп. 2—6, д. 178-а, л. 5; Герои подполья, вып. 1, с. 366.}.

В начале апреля 1943 года член подпольной организации П. И. Перевертун вывел из Киева в Дымерские леса боевую группу в составе 18 человек. Эта группа, объединившись с другими партизанскими группами, положила начало Киевскому партизанскому отряди им. В. И. Ленина. Командиром отряда стал П. И. Перевертун, комиссаром — В. П. Назаренко. В начале мая в составе отряда насчитывалось уже около 200 бойцов. Выполняя задания ЦК КП(б)У, Киевский подпольный горком партии еще в 1941—1942 гг. направил в сельские районы области 51 подпольщика-организатора, которые провели значительную работу по созданию подпольных организаций и партизанских отрядов. Активное участие в создании подпольных организаций в Фастовском районе приняли профессор 1-го Киевского медицинского института коммунист П. М. Буйко, секретарь Ленинского РК ЛКСМУ Ф. Г. Павлов и директор 78-й средней школы В. И. Гатти. Прибыв в район, П. М. Буйко с помощью подпольщиков-киевлян создал четыре организации, охватившие своим влиянием села Фастовского, Васильковского и Бышевского районов. Мобилизованный гитлеровцами в медицинскую комиссию при бирже труда в Фастове, профессор П. М. Буйко отдавал все свои силы и способности делу спасения населения от угона в фашистское рабство. Несмотря на строгий контроль гестапо, рискуя жизнью, он освободил от отправки в Германию свыше тысячи человек. В условиях кровавого гитлеровского террора П. М. Буйко содействовал созданию широкой сети подпольных групп, спас от расстрела многих советских активистов, организовал лечение раненых воинов Красной Армии и партизан. При его участии были созданы партизанские отряды, в составе которых в начале 1943 года насчитывалось более 700 бойцов. В июне гестапо стало известно о деятельности профессора П. М. Буйко, но благодаря хорошо поставленной разведке он избежал ареста и, забрав медикаменты, а также ценные мединструменты, вместе с несколькими врачами ушел в 4-й батальон Киевского партизанского соединения. В октябре, направляясь на выполнение очередного задания (оказание помощи тяжело раненным партизанам в селе Ярошевке Фастовского района), П. М. Буйко попал в фашистскую засаду и был схвачен. После зверских издевательств полуживого П. М. Буйко бросили в хату, где находились заложники. 15 октября гитлеровцы сожгли советского ученого-патриота вместе с заложниками{Киевщина в годы Великой Отечественной войны 1941—1945. Сборник документов, с. 361—363.}. За выдающиеся заслуги в деле создания партийного подполья и организации партизанского движения П. М. Буйко посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Партизанские отряды сельских районов получали действенную помощь от подпольщиков Киева. Так, подпольная организация Дарницкого вагоноремонтного завода помогала партизанам Черниговской области людьми, вооружением и медикаментами. Установив связь с партизанским соединением «За Родину», дарницкие подпольщики передали партизанам 4 пулемета и автомата, 150 винтовок, 180 гранат, 17 тыс. патронов, много медикаментов. Подпольная организация подготовила и отправила в соединение более 200 человек с предприятий Дарницкого района, многие из которых показали образцы мужества и отваги в борьбе против оккупантов. К партизанам ушел и руководитель организации Л. Н. Воробьев{Киевский облпартархив, ф. 4, оп. 1, д. 12, лл. 395—396; Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941 гг., т, 2, с. 209.}.

Подпольная организация Киева «Смерть немецким оккупантам!» в ноябре 1942 года установила связь с партизанскими отрядами соединения «За Родину», действовавшими на территории Киевщины и Черниговщины, а позднее — с соединением под командованием М. И. Наумова и другими партизанскими формированиями. С ноября 1942 года по апрель 1943 года эта организация подготовила и отправила в партизанские отряды 224 человека, передала 3 пулемета, более 100 винтовок, 22 пистолета, 270 гранат, около 30 тыс. патронов. В партизанские отряды перешло руководящее ядро подпольной организации в количестве 26 человек во главе с Г. С. Кочубеем, К. А. Ткачевым и В. В. Черепановым{Киевский облпартархив, ф. 4, оп. 1, д. 12, лл. 446—465.}.

С апреля 1943 года руководство многими подпольными группами в Киеве осуществлялось из партизанского соединения «За Родину». Подпольщики получали от партизан в большом количестве листовки, сводки Советского информбюро и распространяли их среди населения, вели разведывательную работу, направляли в партизанские отряды людей, оружие, боеприпасы и медикаменты. Всего за период с ноября 1942 года по июнь 1943 года киевские подпольные организации подготовили и отправили в партизанские отряды 1870 бойцов, передали 25 пулеметов, 550 автоматов, более тысячи винтовок, 214 пистолетов, 133 тыс. патронов, около 2,5 тыс. гранат, более 500 кг взрывчатки и на сумму 130 тыс. руб. медикаментов{Герои подполья, вып. 1, с. 372—373.}.

В Киеве и на территории Киевской области в период немецко-фашистской оккупации действовали подпольный обком партии, 18 подпольных горкомов и райкомов партии, 169 подпольных организаций и групп, 54 партизанских отряда и 30 диверсионно-подрывных групп. В подпольной борьбе и партизанском движении приняло участие 33 687 советских патриотов, в т. ч. более 3 тыс. коммунистов, свыше 2,8 тыс. комсомольцев. Среди них были украинцы, русские, сыновья и дочери многих других народов Советского Союза{Герои подполья, вып. 1, с. 373.}.

Своей борьбой подпольщики и партизаны Киевщины оказывали существенную помощь Красной Армии, приближали время окончательного разгрома немецко-фашистских захватчиков. Они уничтожили более 25 тыс. гитлеровцев и их наемников — украинских буржуазных националистов, пустили под откос 259 железнодорожных эшелонов, вывели из строя 300 паровозов и 2812 вагонов, разрушили 228 железнодорожных и шоссейных мостов, уничтожили 133 вражеских склада, разгромили 103 гитлеровских гарнизона, 249 полицейских комендатур, 292 районные и сельские управы{Киевский облпартархив, ф. 4, оп. 1, д. 14, л. 286.}.

Родина высоко оценила деятельность подпольщиков и партизан Киевщины, присвоив пятерым патриотам звание Героя Советского Союза и наградив 1317 человек орденами и медалями.

Вручая городу-герою Киеву медаль «Золотая Звезда», Л. И. Брежнев говорил: «Каждый день оккупации Киева был отмечен подвигами советских патриотов. Боевым штабом борющихся киевлян был подпольный городской комитет партии. В районе города отважно действовали тысячи партизан, разведчиков и подпольщиков... Пройдут годы, но никогда не забудутся славные дела героев подполья — коммунистов и комсомольцев, всех советских патриотов, которые не давали передышки врагу, срывали его планы, приближали час окончательной победы. Честь им и слава!»{Брежнев Л. И. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. 1, с. 237—238.}.

Источником силы и непобедимости Советского Союза в Великой Отечественной войне были дружба и братское сотрудничество народов всей страны. Во всей полноте проявились общие черты духовного облика советских людей: единая коммунистическая идеология и мораль, социалистический патриотизм, сознательное отношение к труду, глубокие интернациональные чувства, взаимопомощь, творческое сотрудничество.

Значительный вклад в дело победы над немецко-фашистскими захватчиками трудящиеся Киева вносили также своим трудом в советском тылу в восточных районах СССР. Героическими усилиями рабочих, инженерно-технических работников в содружестве и с помощью тружеников братских республик большинство предприятий, эвакуированных на Урал, в Сибирь, Среднюю Азию и Закавказье, возобновило свою работу на новых местах в предельно короткий срок.

Как родных встречали эвакуированных киевлян трудящиеся восточных районов СССР. Они делили с ними жилье, одежду, продукты питания, активно помогали возводить производственные корпуса, создавали все условия, чтобы рабочие, инженеры, ученые и вдали от родного крова могли вносить свой вклад в дело борьбы против гитлеровских оккупантов.

Рабочие трудились часто под открытым небом, нередко под дождем и снегом, питались скудно. Работа велась круглосуточно. Благодаря самоотверженности трудящихся монтаж оборудования крупных цехов и заводов завершался в максимально короткие сроки, а через три — четыре месяца предприятия достигали довоенного уровня производства.

Большую роль в укреплении и развитии военного производства в период Великой Отечественной войны сыграли заводы Киева, перебазированные в восточные районы страны.

Образцы самоотверженной борьбы за расширение производства военной продукции показал коллектив киевского завода «Арсенал», эвакуированный на восток страны. Уже через четыре дня завод начал выпускать продукцию на новом месте. Труд каждого рабочего был подчинен одной цели — дать больше оружия для фронта, для победы. Каждый день и месяц ознаменовывались патриотическими начинаниями рабочих всех профессий. Сотни передовиков производства различных специальностей ежедневно выполняли по четыре нормы. В тяжелые для страны дни, когда враг подошел к стенам Сталинграда, правительство Советского Союза обратилось к коллективу завода «Арсенал» с просьбой увеличить выпуск артиллерийского вооружения. Рабочие ведущих профессий переселились в цехи. Рядом со станками стояли кровати, на которых они, только короткое время отдыхали. План выпуска продукции завод всегда перевыполнял. Несмотря на огромные трудности, парторганизация и заводоуправление «Арсенала» в это время успешно и в очень короткий срок осуществили переход на поточный метод производства. Перестройка производства была осуществлена таким образом, что даже временно не отразилась на выполнении плана выпуска продукции. На протяжении 8 дней было установлено 6 тыс. единиц оборудования, некоторые из них весом до 15—20 тонн. Инженеры разработали и внедрили в производство рациональные методы обработки деталей, ряд высокоэффективных приспособлений, создали целостный внутрицеховой и межцеховой поток. Это позволило резко увеличить выпуск изделий, в результате чего завод в мае 1943 года в социалистическом соревновании занял второе место среди предприятий Союза ССР данной отрасли. В октябре 1943 года важнейшей формой социалистического соревнования на заводе стала декада «За Советский Киев». Рабочие брали на себя обязательства встретить 26-ю годовщину Великой Октябрьской социалистической революции новыми трудовыми достижениями. Ярким примером трудового подъема в те дни было соревнование кузнецов-арсенальцев. 11 октября кузнецы бригады И. Т. Марьянченко выполнили сменное задание на 430 проц. Производительность труда на заводе «Арсенал» в 1943 году по сравнению с 1941 годом выросла более чем в три раза. В конце 1943 года производственный процесс на заводе был перестроен вторично, причем выпуск основной продукции не приостанавливался. Менее чем за две недели в цехах смонтировали около 20 новых поточных линий. За доблестный труд по освоению и наращиванию выпуска артиллерийского вооружения новейшего образца и высокую производительность труда коллектив завода в 1943 году получил две правительственные награды{Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941—1945 гг., т. 2, с. 69.}.

Гордостью арсенальцев стал комсомольский артиллерийский дивизион, сформированный летом 1942 года по инициативе комсомольской организации завода. Молодые рабочие, юноши и девушки собрали средства на его вооружение и экипировку. В ряды бойцов комсомольского дивизиона вступило более 100 рабочих «Арсенала». В дни героической обороны Сталинград» дивизион был отправлен на фронт и своими боевым долами вписал славную страницу в историю родного завода.

Активно участвовали в увеличении выпуска боеприпасов рабочие киевского завода «Большевик», получившего в Свердловске новое название «Уралхиммаш». Различными формами социалистического соревнования здесь были охвачены все рабочие и инженерно-технические работники. Выпуск нового вида боеприпасов задерживался из-за отсутствия одной детали. Освоить ее производство взялась фронтовая бригада сменного мастера Ф. Е. Дацюка. За первый месяц бригада выполнила план на 900 проц., а затем довела выработку до 1500 процентов{Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941—1945 гг., т. 2, с. 70.}.

Киевский завод «Ленинская кузница», перебазированный на восток, через несколько недель начал выпуск снарядов. За первые три месяца работы производство снарядов на предприятии возросло более чем в три раза. Завод занял почетное место во всесоюзном соревновании. Ему было вручено переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны.

Резкого увеличения выпуска продукции добился Киевский авторемонтный завод, эвакуированный в тыл страны. За непосредственную помощь, оказанную героическим защитникам Сталинграда, 350 рабочих завода награждены медалью «За оборону Сталинграда». В 1942—1943 гг. предприятие неоднократно занимало первое место во всесоюзном соревновании авторемонтных заводов.

В течение всей войны удерживала переходящее Красное знамя ЦК КП(б) Киргизии и Совнаркома Киргизской ССР Киевская трикотажная фабрика. Киевская швейная фабрика, эвакуированная на Урал, 8-я обувная фабрика, перебазированная в Среднюю Азию, систематически перевыполняли планы выпуска обмундирования для Красной Армии.

Великая победа советских войск под Сталинградом явилась огромным вкладом в достижение коренного перелома в Великой Отечественной войне и оказала определяющее влияние на дальнейший ход всей второй мировой войны. Разгром врага на Волге совпал со знаменательным событием в жизни украинского парода — 25-летием Советской Украины. ЦК ВКП(б) и Совет Народных Комиссаров СССР в приветствии украинскому народу 25 декабря 1942 года писали: «Людоед Гитлер думал превратить Украину в колонию немецких империалистов, поработить и онемечить свободолюбивый украинский народ. Этому не бывать! Верные сыны и дочери украинского народа доблестно бьются в рядах Красной Армии, самоотверженно трудятся в советском тылу, героически борются в партизанских отрядах, подготавливая полное освобождение родной земли от оккупантов»{25 років Української Радянської Соціалістичної Республіки. М., 1943, с. 6.}.

В те дни с новой силой проявилась нерушимая дружба всех советских народов. В письмах, посланных украинскому народу со всех концов нашей необъятной Родины, трудящиеся братских республик приветствовали славных сынов и дочерей непокоренной Советской Украины, высказывали глубокую уверенность в том, что украинская земля будет освобождена от фашистских захватчиков. «Родные наши украинские братья и сестры! — писали трудящиеся Москвы.— С вами всегда наши мысли и чувства. Неотступно стоит перед нашими глазами захваченная подлым врагом истерзанная Украина. Но москвичи всегда с вами, вместе со всеми народами Советского Союза твердо верят и знают, что придет час освобождения, час святой мести. Сгинут, будут уничтожены, как бешеные псы, фашистские изверги! А свободная Советская Украина будет жить, будет расцветать на радость всему советскому народу»{Там же, с. 43.}.

В содружестве с трудящимися всей страны труженики Киева, эвакуированные в восточные районы, еще раз продемонстрировали свою верность социалистической Родине, ленинской дружбе народов, делу коммунизма. Совместный самоотверженный трудовой подвиг трудящихся разных национальностей во имя победы над врагом был ярким проявлением преимуществ социализма, животворной силы дружбы народов СССР, идеологии пролетарского интернационализма.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главное меню

Календарь

<Июль 2011>
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
181921222324
25262728293031

Поиск

История Киева

Высшая школа.

Задачи послевоенного восстановления народного хозяйства обусловили огромную…

Социально-экономическое развитие Киева

По мере укрепления Киева в качестве политического центра Руси и особенно после…

Изобразительное искусство.

В области изобразительного искусства продолжались поиски новых форм,…

Развитие трудовой активности киевлян в 60-е годы

Начало 60-х годов характеризовалось неуклонным развитием движения за…
SEO sprint - максимальная раскрутка сайтов!

Украина моя. 2010-2011.
При использовании материалов сайта гиперссылка на ukrmy.com обязательна.

Р_РєС_аиР_С_РєРёР№ С:Р_С_С'РёР_Р_, С_айС' Р+РчС_РїР>Р°С'Р_Р_, С_Р°С_РєС_С_С'РєР° С_айС'Р° Р+РчС_РїР>Р°С'Р_Р_.