Киев — культурный центр древнерусской народности

Высоким уровнем развития отличалась культура древнего Киева. Основы ее были заложены задолго до возникновения Киевской Руси. Такие отрасли древнерусской культуры, как архитектура, прикладное искусство, имели глубокие многовековые традиции.

Высшие культурные ценности в большинстве своем создавались гением и трудом народных умельцев — строителей, живописцев, мастеров художественной резьбы, золотых дел мастеров. Однако в феодальном обществе достижениями культуры пользовались главным образом представители господствующего класса.

Вошедшие в состав Киевской Руси восточнославянские племена формировались в единую древнерусскую народность (IX—XIII вв.), одним из отличительных признаков которой был единый древнерусский язык. Основой его стал язык жителей Киева и прилегающих к Киеву территорий. С Киевом, как центром Руси, древние русы связывали понятие единства «словенск язык на Руси», и это сознание через века пронесли их потомки — русские, украинцы и белорусы.

На этапе завершения формирования Киевской Руси культура восточных славян обогатилась новыми достижениями. Важнейшим среди них была письменность, получившая распространение задолго до официального введения на Руси христианства. В 1969 году археологи обнаружили на стене Софийского собора в Киеве азбуку из 27 букв — 23 греческих и 4 славянских{Высоцкий С. А. Средневековые надписи Софии Киевской. К., 1976, с. 225.}. Тексты договоров киевских князей с византийскими императорами первой половины X в. были составлены на древнеславянском и греческом языках. О русских письменах говорят и иностранные писатели, историки, путешественники X века.

Введение христианства на Руси способствовало распространению кириллицы — славянской азбуки, которой написаны древнейшие из сохранившихся до наших дней письменных памятников восточных славян: Остромирово евангелие (1056—1057 гг.), Изборники Святослава (1073 и 1076 гг.) и другие.

При монастырях начали создаваться школы. Так, в одной из них, как отмечено в летописи, постигали «учение книжное» дети «нарочитой чади» — ближайшего окружения великого князя{Греков Б. Д. Киевская Русь. Л., 1953, с. 405.}. Внучка Ярослава Мудрого Янка Всеволодовна при основанном ею монастыре открыла школу для девочек. Письменные источники XI—XIII вв. свидетельствуют, что одной из распространенных форм обучения детей в древнерусском государстве были частные школы, содержавшиеся за счет родителей, общины. Здесь не было четких сроков обучения, не существовало единой регламентации деятельности, учитель работал с каждым учащимся индивидуально{Бабишин С. Д. Школа та освіта Давньої Русі (IX —перша половина XIII ст.). К., 1973, с. 18, 19.}.

Важную роль в развитии культуры Киева сыграли библиотеки, созданные при монастырях и церквах. Наиболее значительной была библиотека Софийского собора, основание которой (1037 г.) стало выдающимся событием в культурной жизни Киевской Руси. Она располагала большим собранием книг, имела книгописчую мастерскую, где работали книжники — переводчики, летописцы, писцы. В библиотеке Софийского собора был составлен древнерусский летописный свод 1037—1039 гг., разработаны основы древнерусских законодательных норм — «Русская правда».

Киев стал центром летописания, средоточием передовой мысли Руси XI в. Среди церковных писателей-проповедников XI в. выделялся киевский митрополит Иларион — автор патриотического произведения «Слово о законе и благодати», поражающего глубиной мысли и блеском ораторского искусства. Интересно отметить, что прославляя династию киевских князей, Иларион не упоминает ни Рюрика, ни Олега, который захватил киевский княжеский стол после убийства потомков древней династии Кия, а начинает счет новой династии с князя Игоря Старого, прадеда Ярослава Мудрого. В «Слове», которое, очевидно, было торжественно провозглашено при освящении кафедрального собора в Киеве, он обращался к слушателям: «Похвалимъ же и мы по силе нашей малыими похвалами великаа и дивнаа сътворынаго нашего учителя и наставника, великаго кагана нашеа земли Володимера, вънука старааго Игоря, сына же славнааго Святослава, иже въ своа лета... мужьствомъ же и храборъствомъ прослуша въ странах многахъ и победами и крепостию поминаются ныне и словуть». Выражая гордость своей страной, ее славой и могуществом, Иларион восклицал: «Не в худе бо и не въ неведоми земли владычьствоваша, но в Руське, яже ведома и слышима есть всеми четырьми конци земли...»{Древняя русская литература. Хрестоматия. М., 1980, с. 31.}.

В Киевской Руси любили и берегли книги. Автор «Повести временных лет» высоко оценивал деятельность Ярослава Мудрого, который «...насея книжными словесы сердца...», вдохновенно прославил книгу и книжное учение. «Велика бо бываеть полза от ученья книжного...,— писал он.— Се бо суть рекы, напаяюще вселеную, се суть исходищя мудрости»{}. «Ум без книг, аки птица опешена,— подчеркивал один из книжников Древней Руси в конце XII в.— Якож она взлетети не может, такоже и ум недомыслится совершена разума без книги»{Повесть временных лет, ч. 1, с. 102.}. Книги писались на пергаменте (специально выделанной коже), украшались пышными заставками, красочными инициалами-буквицами, которыми начинались абзацы, художественными миниатюрами, расписанными красками и золотом. Такие древнерусские книги, как Остромирово евангелие 1056—1057 гг., Мстиславово евангелие начала XII в. и другие, по своим качествам не уступали лучшим византийским и латинским образцам. Книги, вышедшие из стен библиотеки Софийского собора, служили основой для создания новых собраний, в т. ч. и большой библиотеки Киево-Печерского монастыря, который уже в конце XI в. превратился в крупный центр культурной жизни Киевской Руси. Здесь, как и в Софийском соборе, писались и переписывались книги, создавались летописные своды. Игумен Киево-Печерского монастыря Феодосий Печерский был церковным писателем-полемистом, автором многочисленных посланий, поучений моралистически-догматического содержания. В Киево-Печерском монастыре в конце XI — начале XII в. трудился талантливый летописец Нестор — автор «Повести временных лет», выдающегося памятника летописания Киевской Руси. Это произведение тесно связано с исторической действительностью, пронизано идеей служения родной земле. Ряд летописных рассказов — фольклорного происхождения, они отличаются поэтичностью изложения, что обусловливает большую историко-литературную ценность «Повести временных лет». К сожалению, это талантливое сочинение не дошло до нас в своем первоначальном виде. Оно подверглось сокращениям, искажению замысла автора. Но и в этом варианте «Повесть временных лет», как отмечал Б. А. Рыбаков, «...производила на потомков неизгладимое впечатление и, изувеченная, с перепутанными страницами, с чуждыми вставками, она продолжала жить еще несколько веков, и сотни рук переписывали ее в разных городах Руси»{Рыбаков Б. А. Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи, с. 247.}. Нестор хорошо знал не только древнерусскую литературу, народные предания и легенды, по и иностранные источники. Он был решительным противником княжеских междоусобиц. Похоронен он в пещерах Киево-Печерского монастыря.

Замечательным памятником оригинальной литературы Киевской Руси первой четверти XIII в. являлся «Киево-Печерский патерик» — сборник летописных текстов и житейных сказаний авторов XII—XIII вв. Талантливым публицистом XII в. был Владимир Мономах, перу которого принадлежит ряд произведений, в т. ч. и знаменитое «Поучение» детям. Главная идея «Поучения»— тревога за судьбу Руси, раздираемой княжескими распрями, призыв к объединению русских земель.

Около 1185 года в Киеве создано «Слово о полку Игореве» — выдающееся произведение древнерусского поэтического творчества. Автор «Слова» — пламенный патриот, осознававший, что феодальная раздробленность Руси ослабляла ее{Рыбаков Б. А. Русские летописцы и автор «Слова о полку Игореве». М., 1972, с. 505.}. Осуждая поход новгород-северского князя Игоря на половцев, предпринятый в честолюбивых целях и открывший брешь в хорошо налаженной обороне юго-восточных рубежей Руси, он призывал всех русских князей объединиться против общего врага. Смысл поэмы, по словам К. Маркса, заключался в призыве к единению как раз перед нашествием монголов{Маркс К., и Энгельс Ф. Сочинения, т. 29, с. 16.}. Тесная связь «Слова о полку Игореве» с устным народным творчеством придает ему неувядаемую красоту и силу.

Открытия археологов за последние годы убедительно свидетельствуют о широком распространении грамотности среди различных слоев древнерусского населения. С 1951 года в Новгороде, а также в Пскове, Смоленске, Витебске, Старой Руссе обнаружено более 500 берестяных грамот, которые опровергли бытовавшее до этого мнение, что на Руси грамоте обучались лишь представители феодальных верхов и духовенство. В Киеве подобные грамоты пока не обнаружены, что является следствием плохой сохранности дерева в древнекиевских культурных слоях. Но, как и во многих городах Древней Руси, здесь находят «писала» — своего рода ручки для письма на березовой коре, изготовлявшиеся из кости. Наконец, о довольно широком распространении грамотности среди жителей древнего Киева свидетельствуют т. н. граффити — надписи, сделанные на стенах соборов, на пряслицах, литейных формочках, керамических сосудах. Их авторами выступали представители самых различных слоев, в т. ч. и простые ремесленники. Киевским исследователям удалось выявить и прочитать только в Софийском соборе около 300 надписей, которые дополняют наши представления о древнерусской истории, доносят до нас живые слова жителей древнего города.

Вместе с письменностью и просвещением в Киеве и на всей Руси получили распространение научные знания. Труды двух русских митрополитов — Илариона и Клима Смолятича, созданные в стенах Софийского собора, свидетельствуют о том, что их авторам были знакомы основные положения философских учений Платона, Аристотеля и других ученых древности. Отрывки из их сочинений помещались в специальных сборниках под названием «Пчела».

Развитие кузнечного, ювелирного, стеклоделательного, керамического и других ремесел способствовало расширению знаний в области физических и химических свойств материалов. Великий ученый-энциклопедист из Хорезма аль-Бируни в 1048 г. в одном из своих трактатов восхищался качеством мечей, изготовляемых русами: «и стали получаться у них... вещи удивительные, красивые, такие, какие они желали и намеревались получить»{Аль-Бируни. Собрание сведений для познания драгоценностей. М., 1963, с. 237.}.

Торговля, строительство, введение летосчисления обусловили развитие математических и астрономических знаний. Определенных успехов достигла также и медицина, базировавшаяся на лечении травами. В «Киево-Печерском патерике» рассказывается о двух «лечьцах» XI—XII вв.—Агапите и Армянине, пользовавшихся особой популярностью среди населения древнего Киева. В «Изборнике» 1076 г. (древнерусской книге для чтения) имеется немало специальных медицинских статей. Врачевание, по «Изборнику»,— «хитрость», и «лечьц» должен обращать внимание на поведение человека: «Смотри жития его, хожения, седания, едения и всього обычаи его пытай»{Кузаков В. К. Очерки развития естественнонаучных и технических представлений на Руси в X—XVI вв. М., 1976, С. 286, 287.}.

Важной составной частью древнерусской культуры было устное народное творчество — эпические песни, предания, былины. Особую ценность представляют былины, действие которых происходит в Киеве и его окрестностях (отсюда название — «киевский цикл»). В них отражены важные исторические события, прославляются защитники Русской земли, рассказывается об участии народных масс в борьбе против иноземных захватчиков, воспроизведены картины жизни и быта Киевской Руси, в частности Киева.

Развивалась в древнем Киеве и музыкальная культура. Ее истоки берут начало в глубокой языческой древности, когда музыка, песни, пляски, театрализованные представления сопровождали семейные, культовые и земледельческие праздники. Во времена Киевской Руси в народе получило распространение хоровое пение, одноголосное и многоголосное. О музыкально-театральном искусстве в древнем Киеве можно судить по знаменитым фрескам Софии. На одной из них изображен оркестр из семи исполнителей, играющих на флейте, трубе, лютнях, гуслях, органе. Здесь же, несколько ниже, скоморохи и справа — акробаты. С середины X в. в Киеве началось строительство кирпичных монументальных зданий — дворцов и храмов. Если возведенные при Владимире Святославиче сооружения, главным среди которых являлась Десятинная церковь, выдержаны в византийских традициях, то уже во времена Ярослава Мудрого киевское зодчество приобретает ярко выраженные самобытные черты. Об этом свидетельствует такой шедевр древнерусской архитектуры первой половины XI в., как Софийский собор. Его многокупольность, пирамидальность композиции и другие конструктивные особенности, неизвестные византийскому зодчеству, по мнению исследователей, были заимствованы от древнерусской деревянной архитектуры. Интерьер Софии украшен фресковой живописью и одновременно мозаиками, что также нехарактерно для византийского искусства.

Величественный Софийский собор вызывал восхищение современников. «...Церкви дивна и славна всѣмь округниимъ странамъ, яко же ина не обрящется въ всемъ полунощи земнѣмь, отъ въстока до запада»,— писал о Софии Иларион{Древняя русская литература. Хрестоматия. М., 1980, с. 31.}. Этот храм стал образцом для одноименных соборов, возведенных в Новгороде и Полоцке.

Во второй половине XI в. завершилось формирование нового типа культовых сооружений. Наиболее характерным среди них стал Успенский собор Киево-Печерского монастыря (построен в 1073—1078 гг., освящен в 1089 г.). Это крестово-купольный шестистолпный, увенчанный одним большим куполом храм. Внутри собор был расписан фресковой живописью, украшен мозаиками, резными шиферными плитами. Строительство храма, посвященное Успению богородицы, было проявлением борьбы с византийской церковной иерархией, за самостоятельность русской церкви. Архитектура Успенского собора получила распространение по всей Руси: в городах возводились преимущественно одноглавые крестово-купольные храмы, с которыми связывались представления о политической и религиозной самостоятельности Руси, русской культуры того времени. Близким по стилю к Успенскому был Михайловский Златоверхий собор в Киеве (1108—1113 гг.), также богато украшенный фресковой живописью, мозаиками, резными каменными плитами. Фасады его членились меандровыми фризами из кирпича, пилястрами, декоративными тройными нишами.

До наших дней в несколько измененном последующими реконструкциями виде сохранилась церковь Спаса на Берестове, сооруженная близ Киево-Печерского монастыря. В летописи эта церковь упоминается под 1072 годом, в 1157 году в ней похоронен киевский князь Юрий Долгорукий, с чьим именем связывается основание Москвы. Исследования фундамента позволили установить, что Спас на Берестове был трехнефным шестистолпным однокупольным сооружением, типичным для второй половины XI века. В 1970 году здесь выявлены остатки фресок XI—XII веков.

До недавнего времени бытовало представление о том, что в период феодального раздробления Руси в XII—XIII вв. Киев теряет свое значение в развитии древнерусской культуры и искусства{Каргер М. К. Древний Киев, т. 2. М. — Л., 1961, с. 483, 491.}. Однако исследования и открытия последних лет убедительно доказали, что и в этот период Киев сохранял ведущую роль среди других городов Руси не только как важный политический и торгово-ремесленный центр, но и как культурный центр русских земель. Верность киевской художественной традиции придавала единый характер творениям мастеров различных княжеств и земель Руси{Зотов А. И. Русское искусство с древних времен до начала XX века. М., 1979. с. 37.}.

Каменное строительство в Киеве развивалось и в XII—XIII вв.: только по сообщениям летописцев, за период с 20-х годов XII в. по 30-е годы XIII в. здесь возведено 13 монументальных построек. Археологические раскопки дополняют сведения летописи. Среди крупных сооружений этого периода — церкви Богородицы Пирогощи на Подоле (завершена к 1136 г.), Кирилловская (около 1146 г.), Васильевская (Трехсвятительская, 1183 г.) и др. Характерной особенностью культовых сооружений XII—XIII вв. является то, что они представляют собой сравнительно небольшие четырехстолпные храмы, декорированные пилястрами с полуколоннами и аркатурными поясами. В конце XII — начале XIII в. монументальная архитектура Киева, как и других городов Руси, развивалась по пути усложнения внешних форм. Постройки этого времени своими высотными композициями напоминают башни. В них отчетливо проявилось влияние древнерусской деревянной архитектуры{Асеев Ю. С. Архітектура Київської Русі. К., 1969, с. 149.}.

Уникальной на фоне древнекиевской каменной архитектуры является ротонда конца XII — начала XIII в., открытая в усадьбе по ул. Владимирской, 3 в 1975—1976 гг. Это круглое сооружение диаметром 20 метров, сложенное из плинфы (старинный строительный материал, представляющий собой тонкий плитчатый кирпич) и толстого кирпича. Снаружи стены ротонды были расчленены шестнадцатью пилястрами, внутри — расписаны фресковой живописью. Появление в Киеве сооружения, тип которого имел распространение в странах Центральной, Западной и Северной Европы, свидетельствует о широких экономических и культурных связях Древней Руси в конце XII — начале XIII века. Как полагают исследователи, ротонда входила в комплекс княжеского двора и служила залом для княжеско-боярских совещаний. Летописи сохранили имя замечательного киевского зодчего П. Милонега, работавшего при дворе великого князя Рюрика Ростиславича и прославившегося сооружением подпорной стены Михайловской церкви в Киево-Выдубицком монастыре{Полное собрание русских летописей, т. 2. Ипатьевская летопись, с. 710, 711.}. О высоком уровне строительного искусства в Киевской Руси свидетельствует также сооруженный в 1015 году наплавной мост через Днепр. С архитектурой тесно связаны такие виды искусства, как живопись и художественная резьба. Все монументальные сооружения древнего Киева украшались мозаичными и фресковыми композициями, иконами, резными мраморными капителями, шиферными плитами, поливными керамическими плитками.

Особенно высокого уровня развития достигала монументальная живопись. Ярким свидетельством этого являются фрески и мозаики Софийского собора. Мозаичные изображения Христа-Пантократора «Вседержителя»), богоматери Оранты («Молящейся»), многофигурных композиций «Евхаристия» (причащение апостолов) и «Отцы церкви» и сегодня поражают высоким художественным мастерством, тонким сочетанием цветов. Мозаичные панно набраны из смальты 177 разных цветовых оттенков. Мозаика украшала главным образом центральную часть собора. В других помещениях стены расписаны фресками: они были более дешевыми (требовали меньших затрат средств и труда), но в то же время могли производить большое художественное воздействие на зрителей. Особый интерес среди софийских фресок вызывают картины, написанные на светские сюжеты,— сцены празднества на константинопольском «гипподроме», охоты, плясок и игрищ скоморохов и т. п. Среди сохранившихся фресковых росписей Софии — изображение семьи Ярослава Мудрого.

Памятниками искусства XII—XIII вв. являются фрески и мозаики Михайловского Златоверхого собора, росписи Кирилловской церкви. Из мозаик Михайловского собора, сохранившихся до наших дней, художественным совершенством отличаются «Дмитрий Солунский» и «Евхаристия».

Произведения станковой живописи, главным образом иконописи, представлены единичными дошедшими до наших дней экземплярами. В Киеве было несколько иконописных мастерских. Одна из них находилась в Печерском монастыре. Здесь работал художник Олимпий (Алипий), который прошел школу царьградских мастеров. В «Киево-Печерском патерике» говорится, что он «иконы писать хитръ бѣ зѣло»{Патерик Киевского Печерского монастыря. СПб., 1911, с. 121.}. Его кисти, по мнению специалистов, принадлежит икона «Ярославская Оранта» (хранится в Третьяковской галерее), монументальный образ которой и характер изображения одежд перекликаются с мозаиками Михайловского Златоверхого собора. Остатки иконописной мастерской были обнаружены во время раскопок 1938 года на территории бывшего Михайловского Златоверхого монастыря. В Киеве сложилась иконография святых Бориса и Глеба. Представление о ней дает икона «Борис и Глеб» конца XIII — начала XIV в. (хранится в Киевском государственном музее русского искусства). Характерными особенностями киевской живописной школы являлись монументальность форм, сдержанность колористической гаммы, четкий и совершенный рисунок. Со второй половины XII в. киевская живопись обогащается декоративными элементами.

Среди памятников художественной резьбы, украшавших киевские соборы и дворцы, наиболее интересны шиферные плиты — две из Михайловского Златоверхого монастыря и две — из Киево-Печерского. На первых изображены фигуры всадников (предположительно Георгия Победоносца и Федора Стратилата — на одной, Дмитрия Солунского и Святого Меркурия — на другой). На двух других запечатлены античные сюжеты, героями которых являются Геракл и Дионис.

Высокого уровня в XI—XIII вв. достигло на Руси также декоративно-прикладное искусство. Орнаментальные композиции, многие элементы которых берут начало в далекой языческой старине, наносились на предметы быта, украшения, оружие, металлическую и керамическую посуду. Наиболее распространенными мотивами были круг, являвшийся символом солнца, волнистые полосы, символизировавшие воду, фантастические животные и птицы.

Особой декоративностью отличались изделия, выполненные в технике чеканки, зерни, скани, эмали, черни. Вершиной искусства чернения являлись широкие браслеты — наручи, вышедшие из киевских мастерских. На створках браслетов, чаще всего разделенных тремя киотцами, изображены фантастические звери и птицы, цветки, растительные мотивы. Поражает исключительная декоративность изображений, отражающих языческую символику, эпические пиры, скоморошьи пляски{«Советская археология», 1967, № 2, с. 110; Вагнер Г. К. Проблема жанров в древнерусском искусстве. М., 1974, с. 143, 144.}.

Предметы, изготовленные из золота в технике перегородчатой эмали, отличаются технологической сложностью, высоким художественным уровнем. Кроме растительно-орнаментальных мотивов, на них изображались различные сюжеты. Например, на одной из киевских золотых диадем изображен деисусный чин (композиция, изображающая Христа, богоматерь и Иоанна Предтечу в молитвенных позах), на другой, в центральном кистце,— вознесение Александра Македонского на небо. В XII—XIII вв., когда особое распространение в Киеве получило литье украшений в каменных формочках, киевские мастера-ювелиры в совершенстве овладели сложным искусством изготовления литейных форм, что требовало большого навыка и тонкого художественного чутья. Вершиной древнерусского эмалевого искусства являются две княжеские диадемы, бармы, крест Ефросиньи Полоцкой, которые, как полагают исследователи, вышли из киевской мастерской Лазаря Богши{Макарова Т. И. Перегородчатые эмали Древней Руси. М., 1975, с. 70—73, 100.}.

Ювелирные изделия киевских ремесленников высоко ценили во всех странах. Немецкий монах Теофил из Падерборна, написавший в X в. трактат «О разных ремеслах», ставил русских мастеров по мастерству изготовления изделий наравне с византийскими, арабскими, итальянскими, французскими, германскими. При этом он особо отмечал успехи русичей в технике перегородчатой эмали и чернения{Тихомиров М. Н. Древняя Русь, с. 24.}. Кроме того, киевские мастера XI—XIII вв. славились искусством изготовления поливной керамики, в т. ч. полихромных плиток, широко применявшихся для украшения храмов и дворцов. Будучи одним из крупнейших торгово-ремесленных и культурных центров Руси, Киев вносил значительный вклад в сокровищницу отечественной и мировой культуры.

* * *

Древний Киев принадлежит к числу тех городов мира, в истории которых в той или иной степени отразились судьбы целых народов и государств. Возникнув на рубеже двух эпох, древней и средневековой, он уже в VI—VII вв. возглавил процессы политической и культурной консолидации восточнославянских племен, слагавшихся в крупные союзы. На рубеже VIII—IX вв. он становится центром государства «Русская земля», возникшего в Среднем Поднепровье на базе межплеменных объединений полян, северян, древлян. В конце IX в. завершился длительный процесс формирования восточнославянского государства, столицей которого стал Киев.

С IX в. по 30-е годы XII в. Древнерусское государство находилось на раннефеодальном этапе своего развития, когда складывалось единство древнерусской народности, определились границы государства, возникли и развились многочисленные города. Киевская Русь в этот период встала в ряд крупнейших и развитых стран средневекового мира. Прогрессивное развитие всей страны благоприятно сказывалось на жизни столицы. Киев стал общепризнанным экономическим, политическим и культурным центром всех древнерусских земель.

С 30-х годов XII в. Древняя Русь вступила в период феодальной раздробленности. Длительное время в исторической литературе этот закономерный этап ее государственного развития отождествлялся с экономическим упадком всей страны, в т. ч. и ее столицы — Киева. Однако исследования последних десятилетий показали, что феодальная раздробленность, как закономерное следствие развития феодальных отношений, не имела столь губительных последствий для экономической и культурной жизни Руси и ее городов. Хотя формирование более или менее стабильных областных рубежей и сопровождалось усилением междукняжеских усобиц, процесс дальнейшего хозяйственного и культурного развития всех древнерусских земель не прерывался. В XII—XIII вв. одновременно с экономическим и культурным развитием древнерусских княжеств и выдвижением областных центров расширялись и укреплялись связи между ними, чему в немалой степени способствовала и торговля, которая в этот период стала еще более регулярной и развитой. Изделия, изготовленные в киевских мастерских, благодаря купцам-посредникам проникали в самые отдаленные уголки Руси. Продолжали функционировать все основные торговые пути (Греческий, Соляной и Залозный), по которым осуществлялась торговля Руси в XII—XIII вв. и для охраны которых киевские князья не раз собирали дружины из многих земель.

В период феодальной раздробленности Киев являлся номинальной политической столицей Руси, а также реальным общерусским культурным центром, оказывавшим огромное влияние на процессы складывания культурного единства древнерусского народа. Проявления этого единства наблюдались не только в широком ассортименте изделий городского и сельского ремесла, но также в домостроительстве и каменном зодчестве.

Перед древним Киевом, как и перед другими крупными центрами средневековой цивилизации, открывались широкие перспективы дальнейшего развития, но монголо-татарское нашествие круто изменило его судьбу. Битва на Калке в 1223 году окончилась поражением объединенных русских дружин. Военный потенциал южнорусских княжеств был сильно подорван. Ожидание нового вторжения кочевников в южнорусские земли отразилось на политической жизни Киева. Необыкновенно быстро сменялись на его столе князья, не оставившие сколько-нибудь заметного следа в истории. В 1237 году внук Чингис-хана Бату-хан, или, как его называли на Руси, Батый, осуществил поход в северовосточные земли (Рязанскую, Ростовскую, Владимирскую и другие). Отсутствие единства среди древнерусских князей облегчало монголам осуществление их завоевательных планов.

В 1239 году монголо-татары во главе с Менгу-ханом, двоюродным братом Батыя, подошли к Киеву. Не решившись на штурм города, они ушли на соединение с главными силами Батыя.

Осенью 1240 года к Киеву подошел Батый «въ силѣ тяжьцѣ, многомъ множьствомъ силы своей». Город был окружен и осажден: «и окружи градъ и остолпи сила татарьская, и бысть градъ во обьдержаньи велице»{Полное собрание русских летописей, т. 2. Ипатьевская летопись, с. 784.}. Киевский летописец, современник, а, возможно, и свидетель этих событий, с чрезвычайной образностью описал появление огромного войска у стен Киева: «И бе Батый у города и отроци его обесьдеху градъ, и не бе слышати отъ гласа скрипания телѣгъ его, множества ревения вельблудъ, и рьжания отъ гласа стадъ конь его»{Там же.}.

Главный удар Батый приказал нанести с юга, в районе Лядских ворот. Завоевателям удалось захватить участок вала, но сопротивление киевлян было настолько решительным, что Батый вынужден был дать войску передышку.

На следующий день бой разгорелся с новой силой. Киевляне успели укрепиться на линии валов «города Владимира». Они отстаивали каждую улицу, каждый дом, но разница в силах была слишком очевидной. Прорвав укрепления в районе Софийских ворот (отсюда и второе их название — Батыевы), монголы окружили последних защитников Киева в Десятинной церкви. Число укрывшихся здесь людей летописец определяет, исходя из того, что от их веса обвалились хоры и стены. Надо полагать, однако, что церковь обрушилась не от большого количества находившихся в ней людей, а от ударов стенобитных орудий.

О продолжительности осады Киева, а также о точной дате его падения в письменных источниках сохранились различные сведения. Ипатьевская летопись, наиболее полно и содержательно рассказывающая об этом событии, вообще не приводит точных дат. В Лаврентьевской летописи сообщается, что Киев был взят на Николин день, или 6 декабря 1240 года. В Псковской летописи дается другая дата — 19 ноября, а также указывается продолжительность осады — 10 недель и 4 дня.

Трудно сказать, в каком из источников содержатся наиболее достоверные факты. Однако, если вспомнить, что небольшой городок Суздальской земли Козельск смог задержать у своих стен орду на семь недель, то сообщения о большой продолжительности осады Киева, имевшего по тем временам первоклассную крепость, не должны казаться сомнительными.

Овладев городом, Батый подверг его страшному разорению. «Того же лета,— отмечает летописец,— взяша Кыев татарове и святую Софью разграбиша, и монастыри все, и иконы и кресты, и вся узорочье церковные взяша, а люди от мала до велика вся убиша мечем»{Там же.}.

Не менее ужасные картины разгрома Киева в те дни открываются и во время археологических раскопок. Уже в конце XIX — начале XX в. в различных частях города были обнаружены братские могилы героических его защитников..

Братские могилы — наиболее яркие, но далеко не единственные свидетельства страшной катастрофы, постигшей Киев в 1240 году. К их числу относятся также сожженные дома и мастерские, разрушенные дворцы и храмы, богатейшие клады золотых и серебряных украшений, обнаруженные археологами в различных районах Киева.

Своеобразным памятником борьбы киевлян с врагом может служить и глубокий, до 5 метров, подкоп, открытый под развалинами Десятинной церкви. В ней найдены четыре человеческих скелета. На дне стояли два заступа, которыми люди, находившиеся в церкви, видимо, пытались прорыть себе ход под землей в сторону Днепра. Трагическая картина гибели людей в подкопе представляет одну из наиболее ярких иллюстраций к летописному рассказу о последних часах обороны древнего Киева. Приведенные материалы подтверждают рассказ Суздальской летописи о разгроме Киева завоевателями. В ряде районов древнего Киева, в частности в центральном, жизнь возродилась только спустя несколько веков. Были утрачены многие секреты киевского ремесла, на высокой ноте оборвалась «песнь» древнекиевских зодчих и художников, литераторов и летописцев.

И все же орды Батыя не смогли полностью уничтожить древнюю столицу Руси, прервать ее вековые исторические и культурные традиции. Жизнь в Киеве начала возрождаться после того, как завоеватели оставили Среднее Поднепровье и ушли на запад. Уцелевшие жители восстанавливали город. Несмотря на тяжелые времена, Киев продолжал оставаться религиозным центром Руси, главным экономическим и культурным центром Среднего Поднепровья. Население Киевской, Черниговской, Волынской земель по традиции называло его стольным градом.

Прерванные опустошительным нашествием объединительные тенденции получили особенно сильное развитие на северо-востоке Руси, где росли и крепли такие города, как Москва, Владимир, Тверь. Они проходили под знаком возрождения исторических и культурных традиций Киевской Руси. Великие же культурные достижения Киева, всей Руси в целом, явились той основой, на которой выросли и развивались культуры трех братских восточнославянских народов — русского, украинского и белорусского
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главное меню

Календарь

<Июль 2011>
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
111213141516
18192021222324
25262728293031

Поиск

История Киева

Освобождение Киева от немецко-фашистских захватчиков. Первые шаги восстановления города

Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом и блестящая победа Красной…

Участие киевлян в освободительной войне 1648—1654 годов

Накануне освободительной войны трудящиеся массы Украины подвергались особенно…

Библиотеки и музеи.

Определенную роль в распространении просвещения в Киеве играли библиотеки.…

Музыка.

Приступая к налаживанию музыкальной жизни города, партийные и советские органы…
SEO sprint - максимальная раскрутка сайтов!

Украина моя. 2010-2011.
При использовании материалов сайта гиперссылка на ukrmy.com обязательна.

Р_РєС_аиР_С_РєРёР№ С:Р_С_С'РёР_Р_, С_айС' Р+РчС_РїР>Р°С'Р_Р_, С_Р°С_РєС_С_С'РєР° С_айС'Р° Р+РчС_РїР>Р°С'Р_Р_.