Установление в Киеве Советской власти

25 октября 1917 года вошло в историю как день победы Великой Октябрьской социалистической революции. В этот исторический день в Петрограде победило вооруженное восстание рабочих и солдат. II Всероссийский съезд Советов, опираясь на победоносное восстание, провозгласил переход государственной власти в центре и на местах в руки Советов. Съезд принял исторические декреты о земле, о мире, сформировал первое Советское правительство во главе с В. И. Лениным. «Победа Октября — главное событие XX века, коренным образом изменившее ход развития всего человечества»,— отмечается в постановлении ЦК КПСС «О 60-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции»{КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, т. 12. М., 1978, с. 426.}.

Октябрьская революция знаменовала коренной поворот и в исторических судьбах украинского народа. Утверждение власти Советов в центре сыграло решающую роль в борьбе за победу социалистической революции на Украине.

В Киев первые известия о победе в Петрограде вооруженного восстания поступили 25 октября в два часа дня. По-разному встретили эту весть различные слои городского населения и политические партии.

Штаб Киевского военного округа, оставаясь верным оплотом свергнутого Временного правительства, развернул деятельную подготовку к разгрому в городе революционных сил. 25 октября командующий округом запретил проведение митингов, манифестаций, в Киев были вызваны дополнительные войска, преданные Временному правительству. Казачий съезд, заседавший в городе, 25 октября принял решение поддержать свергнутое Временное правительство силой оружия. На следующий день резолюция съезда была отпечатана в большом количестве экземпляров и распространена в городе с целью напугать рабочих. Меньшевики, эсеры, бундовцы, кадеты объединились воедино и с трибуны Киевской городской думы на следующий же день, 26 октября, осудили восстание рабочих и солдат Петрограда. С таких же позиций выступила буржуазно-националистическая Центральная рада, которая заявила, что она «будет энергично бороться со всякими попытками поддержать восстание на Украине»{«Киевская мысль», 1917, 27 октября.}. Рада начала закулисные переговоры со штабом КВО о совместных действиях, направленных на предотвращение восстания в Киеве.

Горячо приветствовали победу в Петрограде рабочие и солдаты города. Киевский комитет РСДРП(б), собравшись 25 октября, сразу же после получения известия из столицы, принял решение о восстании в Киеве. Но, готовясь к вооруженной борьбе за власть Советов, большевики Киева допустили в этот день серьезную ошибку: они вошли в состав организованного Центральной радой «Краевого комитета по охране революции», созданного, как говорилось в его воззвании, «для того, чтобы сберечь спокойствие и добрый порядок на Украине»{«Киевская мысль», 1917, 27 октября.}. И хотя на следующий день, когда рада открыто осудила восстание в Петрограде, большевики покинули этот орган, радовцы использовали факт временного вхождения в него большевиков для создания видимости «единения» вокруг Центральной рады всех демократических организаций. Исправляя свою ошибку, большевики 27 октября обратились к трудящимся города с листовкой, в которой разоблачали предательскую политику Центральной рады, призывали рабочих и солдат не доверять ей, т. к. она хочет победы контрреволюции и перехода власти к буржуазии.

В этот же день в городе состоялось объединенное пленарное заседание Советов рабочих и солдатских депутатов с участием представителей воинских частей, фабзавкомов и профсоюзов. Меньшевики и бундовцы пытались провести резолюцию, осуждающую Октябрьское вооруженное восстание, однако это им не удалось. Значительным большинством голосов (за — 489, против — 187) участники заседания приняли большевистскую резолюцию, в которой одобрили победоносное восстание и выразили готовность поддержать его. Всю полноту власти в городе решено было передать в руки ревкома, которому поручалось проводить в жизнь все постановления II Всероссийского съезда. В состав ревкома были избраны большевики: В. П. Затонский, Я. Б. Гамарник, А. В. Иванов, Л. Л. Пятаков, И. Пуке, И. М. Крейсберг, И. Ю. Кулик, И. М. Кудрин, М. О. Новиков, М. С. Богданов и. другие.

Выполняя решение объединенного заседания, Киевский комитет РСДРП(б) тогда же обратился к рабочим, и солдатам города с призывом поддержать восстание, В листовке, расклеенной по городу, говорилось: «Рабочие и солдаты Киева, все те, кто страдает от войны, дороговизны и безработицы, все угнетенные и обездоленные, голодные и холодные, должны теперь сомкнуть свои ряды для поддержки восставших рабочих и солдат Петрограда, для борьбы против контрреволюционной буржуазии!»{Великая Октябрьская социалистическая революция на Украине. Сборник документов и материалов, т. 2, К., 1957, с. 29.}.

Большевистский ревком развернул активную работу по подготовке к вооруженному восстанию: на места были посланы директивы о создании оперативных штабов, о выделении командиров отрядов. Ревком доставал оружие, распределял его между отрядами. Работал он в Мариинском дворце. Вечером 28 октября по приказанию штаба КВО юнкера и казаки окружили дворец и арестовали актив Киевской большевистской организации: Я. Б. Гамарника, Л. Л. Пятакова, И. Ю. Кулика, М. С. Качуринера, Л. И. Картвелишвили, Д. И. Иткинд, Н. Н. Лебедева, В. Я. Введенского и других. В эту же ночь были совершены налеты и произведены обыски в ряде профсоюзов города, занята типография Киевского Совета рабочих депутатов, которая утром 29 октября была разгромлена.

Однако предотвратить восстание контрреволюционерам не удалось. Утром 29 октября по инициативе членов военно-революционного комитета, которые случайно избежали ареста, в 3-м авиационном парке было созвано совещание представителей заводов и воинских частей, где избрали новый ревком. В его состав вошли В. П. Затонский, А. В. Иванов, А. Б. Горвиц, М. О. Новиков, А. Е. Карпенко, И. М. Кудрин и др. Решено было в тот же день вечером начать восстание.

Центральное бюро профсоюзов и Центральный совет фабрично-заводских комитетов приняли решение поддержать восстание всеобщей забастовкой. Их обращение к трудящимся оканчивалось словами:

«Да здравствует революция!
Да здравствуют Советы рабочих и солдатских депутатов!
Да здравствует революционный Петроград!
Все на защиту революции, все за власть Советов!»{Борьба за власть Советов на Киевщине, с. 371.}.

Соотношение сил в городе в это время сложилось не в пользу восставших. На их стороне выступали красногвардейцы, солдаты 3-го авиапарка, 147-й и 148-й Воронежских дружин, запасных понтонного и телеграфного батальонов, дивизиона тяжелой артиллерии — всего приблизительно 6,6 тыс. человек. На стороне штаба КВО было до 10 тыс. юнкеров, казаков и солдат.

Центральная рада делала все, чтобы не допустить участия украинизированных воинских частей в восстании, о чем велись переговоры со штабом КВО. Еще 27 октября после переговоров с радой командующий КВО Квецинский сообщал в штаб Юго-Западного фронта: «Рада стоит на точке зрения поддержки Временного правительства и доведения страны до Учредительного собрания, совершенно отказавшись от большевиков»{Киевский облгосархив, ф. 849, он. 1, д. 1110, л. 31,}.

Основные силы революционных рабочих и солдат были расположены на Печерске — здесь находились завод «Арсенал», 3-й авиапарк, саперный батальон, артиллерийский склад и некоторые другие революционно настроенные воинские части. Здесь же базировались и основные силы контрреволюции, в т. ч. два юнкерских училища, школа прапорщиков, команды, охранявшие штаб КВО и дом командующего округом.

29 октября в пять часов вечера по поручению ревкома летчик А. И. Егоров, поднявшись на аэроплане, сделал над городом несколько кругов. Это был сигнал к началу восстания. Одними из первых активные боевые действия развернули солдаты 3-го авиапарка — они захватили артиллерийский склад, гарнизонную гауптвахту, предприняли наступление против Николаевского и Константиновского юнкерских училищ. К вечеру солдаты отступили в расположение своей части. В первый же день восстания большую активность проявили красногвардейцы «Арсенала». Укрывшись за мощными заводскими стенами, они открыли огонь по юнкерским и казачьим патрулям, находившимся на Александровской улице.

30 октября было днем наиболее острой борьбы против контрреволюционных сил. По призыву профсоюзов и фабзавкомов в этот день в городе прекратили работу все заводы, фабрики, мастерские, типографии. Работали только электростанции, водопровод, пекарни. Основные бои развернулись в районе «Арсенала». К утру все рабочие собрались на заводе. С помощью солдат 3-го авиапарка арсенальцы за ночь пополнили запасы боеприпасов, оружия, в их ряды влился отряд авиапарковцев во главе с Н. Ф. Гаркушей, а также красногвардейские отряды из других районов города — Подола, Шулявки, Демиевки. Большую помощь арсенальцам оказали работницы Б. Кузьковская, Степанова, Алтыхова, Комская, организовавшие на «Арсенале» два пункта питания, перевязочный пункт. Вопреки указаниям Центральной рады на помощь восставшим рабочим пришли солдаты украинизированного полка им. Т. Г. Шевченко.

Штаб КВО ввел в бой новые силы. Против восставших решено было использовать солдат чехословацкой бригады, прибывшей в город вечером 28 октября. Бригада предприняла 30 октября лобовую атаку против «Арсенала». Рабочие встретили наступавших огнем. С большими потерями бригада отступила. После этого успеха восставшие перешли в наступление против расположенной рядом с «Арсеналом» Бутышевской школы прапорщиков. 180 юнкеров, засевших в школе, сдались.

В это же время успешную атаку против Константиновского и Алексеевского юнкерских училищ предприняли солдаты 3-го авиапарка. Большую помощь им оказали солдаты-артиллеристы тяжелого артдивизиона, расположенного на левом берегу Днепра. Точным огнем по Константиновскому училищу они ускорили капитуляцию юнкеров. А вскоре солдаты овладели еще одним училищем — Алексеевским.

Второй день восстания ознаменовался особенно активными действиями рабочих Шулявки, Демиевки. Они отвлекали на себя значительные силы врага, не дав использовать их против основной цитадели восставших — «Арсенала».

31 октября восставшие добились капитуляции юнкеров Николаевского училища. Стремясь выиграть время до подхода войск, вызванных с фронта, штаб КВО пошел на переговоры о прекращении в городе военных действий. Эти переговоры были на руку и восставшим, поскольку они добивались освобождения активистов большевистской организации, арестованных накануне восстания. Воспользовавшись временным снятием блокады с «Арсенала», восставшие подвезли туда 750 снарядов, большое количество патронов. Штабу КВО не удалось пополнить свои силы — эшелон, направлявшийся в Киев, был остановлен революционными солдатами на подступах к городу — в районе Поста-Волынского.

31 октября силы Временного правительства вынуждены были бежать из Киева. Спешно оставили город и делегаты казачьего съезда, выехавшие на Дон.

1 ноября Центральное бюро профсоюзов и Центральный совет фабзавкомов города в связи с победой над вооруженными силами Временного правительства предложили рабочим прекратить стачку.

Октябрьское восстание киевского пролетариата и революционных солдат сыграло важную роль в развитии революционных событий не только в Киеве, но и в целом на Украине. Рабочие и солдаты города сорвали планы командования КВО использовать войска округа для борьбы против революционного Петрограда.

Однако Центральная рада сделала все, чтобы не допустить перехода власти в городе в руки Советов. Воспользовавшись победой трудящихся над силами Временного правительства, она, опираясь на националистически настроенные войска, объявила себя 1 ноября высшей краевой властью на Украине. 7 ноября рада издала 3-й универсал, в котором объявила о создании Украинской Народной Республики. Здесь же содержались обещания: крестьянам — передать землю, а рабочим — обеспечить государственный контроль на предприятиях. Но практическая деятельность рады резко расходилась с ее демагогическими обещаниями. Она не пыталась осуществить даже куцую, декларированную ею социально-экономическую программу. Все свои силы рада направила на сохранение старых порядков, сдерживание революционной активности масс, консолидацию всех контрреволюционных сил для борьбы против Советской власти. Она обратилась к белогвардейским правительствам Дона, Крыма, Кубани, Сибири, Белоруссии с предложением о создании единого фронта борьбы против Советской власти. Рада вела разнузданную проповедь национального эгоизма, всеми силами разжигала национальную рознь, сея недоверие украинского населения к русскому народу, партии большевиков, к правительству Советской России. В Киев под защиту рады стали собираться наиболее оголтелые представители российской контрреволюции, бежавшие из Петрограда, Москвы, в т. ч. бывший председатель IV Государственной думы октябрист М. Родзянко, ярый монархист В. Шульгин и др. На Украину были приглашены контрреволюционная ставка Верховного Главнокомандования, отказавшаяся подчиниться Совету Народных Комиссаров, военные миссии союзных держав. В столь сложных условиях большевистский ревком Киева, возглавляемый Л. Л. Пятаковым, решительно выступал против вмешательства рады в управление городом, гарнизоном, осуществлял меры по борьбе с контрреволюционными элементами. В архиве сохранилось удостоверение, выданное 2 ноября 1917 года солдату Г. А. Чичикину, члену ревкома Киевского артиллерийского склада. В нем говорилось, что он «уполномочен производить обыски в квартирах для конфискации оружия, которое применяется в целях контрреволюционных»{Ленинградский музей Октябрьской революции, ф. 2, № 9302.}.

В начале ноября Киевский ревком издал приказ № 1 войскам гарнизона о переизбрании командиров частей и о подчинении их только ревкому{ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 70, оп. 3, д. 42, л. 207.}. Некоторые части выполнили этот приказ. Так, 5-й авиапарк, выразив протест против политики Центральной рады, единственным органом в Киеве признал Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, а своим правительством — правительство Советов{«Пролетарская мысль», 1917, 16 ноября.}. Солдаты 3-го авиапарка, обсудив 10 ноября на общем собрании вопрос о реорганизации власти в парке на демократических началах, признали необходимым приблизить управление им к заводскому типу, учитывая особые условия работы и быта. Руководство всей жизнью парка было передано парковому комитету во главе с коллегией и избранным солдатами комиссаром (им стал солдат П. Павлов){ЦГВИА, ф. 1759, оп. 4, д. 469, л. 247.}. 14 ноября революционные солдаты постановили не принимать нового командира, назначенного ставкой в их часть.

Вопрос о власти остро дебатировался на заседаниях Советов, в комитетах различных партий. Трудность принятия решения по этому вопросу и его практического претворения в жизнь обусловливалась сложностью политической обстановки в городе, тем, что рада и мелкобуржуазные националистические партии еще окончательно не разоблачили себя в глазах широких масс трудящихся. Это отразили и итоги выборов во Всероссийское Учредительное собрание, проходившие в ноябре.

Большевики города в эти дни ошибочно полагали, что власть на Украине может мирным путем перейти из рук Центральной рады в руки Советов. Поэтому они предложили признать раду краевой властью, рассчитывая на предстоящем Всеукраинском съезде Советов переизбрать ее. 4 ноября на объединенном заседании Советов рабочих и солдатских депутатов по их предложению принята резолюция о том, что власть в центре и в городе должна принадлежать Советам, а на Украине — Центральной раде{«Пролетарская мысль», 1917, 5 ноября.}. Участники заседания приняли решение о немедленном слиянии в Киеве Советов рабочих и солдатских депутатов. К этому времени в Совете рабочих депутатов большевики были самой крупной фракцией (175 человек), в то же время в Совете солдатских депутатов фракция РСДРП(б) была численно небольшой (47 человек). В результате при выборах объединенного исполкома большевики получили из 58 мест 23. Хотя они оказались самой крупной фракцией, большинство было у меньшевиков, эсеров, бундовцев и украинских мелкобуржуазных партий, выступавших против большевиков единым фронтом. Даже пост председателя исполкома был передан представителю украинских эсеров Григорьеву. Большевики вынуждены были работать, опираясь на рабочую секцию Совета, председателем которой являлся большевик А. В. Иванов.

Используя свое большинство, мелкобуржуазные партии делали все, чтобы не допустить превращения Совета в полновластный орган. 15 ноября на первом заседании исполкома Совета они отвергли большевистскую резолюцию о сосредоточении всей власти в городе в руках Совета и о переизбрании Центральной рады (за резолюцию большевиков голосовало 20 человек, против — 36){1917 год на Киевщине. Хроника событий, с. 388.}. Центральная рада также игнорировала рабочие организации, не признавая за ними прав на власть в городе. Власть на местах 3-м универсалом она передала в руки контрреволюционных городских дум и земств. Стремясь укрепить свои позиции, рада усиливала воинский гарнизон города за счет поддерживавших ее украинизированных частей. Так, в ноябре в город вступил 14-й запасной полк, переименованный в курень Шевченко в составе 1900 солдат и офицеров. В первых числах декабря прибыли четыре куреня вольного казачества в составе 3800 человек, гвардейский конный полк, 414-й Торопецкий полк, 3-й запасной полк и другие воинские части. Все железнодорожные пути в черте города были забиты воинскими эшелонами.

Используя аппарат захваченного ею штаба КВО, Центральная рада пыталась «разгрузить» город от частей, стоявших на большевистских позициях. Характерно, что солдаты дали достойную отповедь агентам рады, которые пытались внести национальную рознь в их ряды. Когда 10 ноября на общее собрание солдат 3-го авиапарка прибыл представитель Центральной рады, по поручению собравшихся председатель собрания большевик З. Я. Литвин заявил ему: «Солдаты парка всеми силами будут поддерживать освободительное движение на Украине как равноправные граждане (а не как гости), считая его своим делом, и всеми средствами отстаивать интересы бедного крестьянства и рабочих, внося в их сознание идею необходимости классовой борьбы и единства интересов всероссийского и международного пролетариата»{ЦГВИА, ф. 1759, оп. 3, д. 469, л. 249.}.

В ходе ожесточенной классовой борьбы Центральная рада превратилась в один из очагов всероссийской контрреволюции. Она приняла провокационное решение предоставить солдатам-неукраинцам 3-недельный отпуск, после которого они должны были возвращаться не в свои части, а к воинскому начальнику по месту жительства.

Когда эти меры не дали результатов, т. к. многие солдаты-неукраинцы отказались выезжать из частей, рада в ночь с 29 на 30 ноября силами снятой с фронта 1-й украинской гвардейской дивизии разоружила революционные воинские части города — 3-й и 5-й авиапарки, понтонный, телеграфный и железнодорожный батальоны, горную батарею, команду оружейных мастерских и др. Солдаты-неукраинцы под конвоем были отправлены на вокзал и вывезены за пределы Украины. О провокационном характере этой акции можно судить хотя бы по факту, сообщенному газетой «Донецкий пролетарий»: в 3-м авиапарке из 600 солдат, отправленных за пределы Украины, 400 были украинцами{«Донецкий пролетарий», 1917, 9 декабря.}. 30 ноября общее собрание Совета рабочих и солдатских депутатов, которое проходило под председательством А. В. Иванова, осудило надругательство Центральной рады над солдатами.

С призывом ответить на провокационные действия политиканов рады всеобщей стачкой протеста обратились к трудящимся советы профсоюзов и фабзавкомов. 1 декабря свыше 20 тыс. рабочих не вышли на работу.

ЦК РСДРП(б) и Совет Народных Комиссаров внимательно следили за развитием событий на Украине. Вопросы об оказании помощи трудящимся Украины неоднократно обсуждались на заседаниях СНК. 3 декабря Советское правительство обратилось с «Манифестом к украинскому народу с ультимативными требованиями к Украинской раде». Еще раз подтверждая право на самоопределение за всеми нациями России, Совнарком в этом историческом документе, составленном В. И. Лениным, подчеркивал: «Все, что касается национальных прав и национальной независимости украинского парода, признается нами, Советом Народных Комиссаров, тотчас же, без ограничений и безусловно»{Ленин В. И. Полное собрание сочинений, т. 35, с. 143.}. Советское правительство потребовало от рады прекратить разоружение советских войск на Украине, поддержку кадетско-калединского заговора, дезорганизацию фронта. Ультиматум СНК был горячо одобрен делегатами состоявшегося в Киеве 3—5 декабря 1917 года областного (краевого) съезда РСДРП(б), созванного по инициативе большевиков Киева{Большевистские организации Украины в период установления и укрепления Советской власти (ноябрь 1917—апрель 1918 г.). Сборник документов и материалов. К., 1962, с. 421}.

Большевики Киева в это время вели большую работу по разоблачению антинародной сущности и контрреволюционной политики рады. Их боевой трибуной была газета «Пролетарская мысль», орган Киевского Совета рабочих и солдатских депутатов, Центральных советов профсоюзов и фабзавкомов Киева. Газета доказывала необходимость перехода власти в руки Советов.

10 ноября заседание Центрального совета профсоюзов Киева, проходившее с участием представителей фабрик и заводов, выразило недоверие Центральной раде и потребовало от нее передать власть Всеукраинскому съезду Советов. Выполняя волю трудящихся, Киевский областной Совет рабочих и солдатских депутатов 24 ноября принял постановление о созыве Всеукраинского съезда Советов.

Центральная рада сделала все, чтобы, изменив состав съезда, не допустить провозглашения им на Украине Советской власти. Сотни представителей от кулацких «селянских спилок», украинизированных воинских частей, прибывшие в Киев по приглашению рады, ворвались 4 декабря в зал заседания съезда, потребовав выдачи им мандатов. Работа мандатной комиссии была сорвана. Большевики и их сторонники из числа левых украинских социал-демократов и беспартийных делегатов вынуждены были покинуть зал заседаний. Они решили выехать в Харьков. Здесь законно избранные делегаты Советов Украины объединились с делегатами II съезда Советов Донецкого и Криворожского бассейнов и провозгласили себя I Всеукраинским съездом Советов.

Первый съезд Советов Украины, проходивший 11—12 (24—25) декабря, явился выдающимся событием в жизни украинского народа. Съезд провозгласил Украину республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, избрал руководящий орган республики — Центральный Исполнительный Комитет, который, в свою очередь, сформировал первое Советское правительство Украины — Народный Секретариат. Съезд решил установить между Советской Россией и Советской Украиной теснейшие связи, он признал Украинскую Советскую Республику федеративной частью Советской России. Съезд отменил все антинародные постановления и распоряжения Центральной рады и распространил действие на Украину декретов и постановлений СНК.

«Съезд,— отмечал первый секретарь ЦК Компартии Украины В. В. Щербицкий,— стал памятным событием в освободительном движении трудящихся Украины, достойно увенчавшим их борьбу за устройство жизни на социалистических началах, за братское единство народов»{Щербицкий В. В. Советская Украина. М., 1977, с. 20.}.

Трудящиеся Киева горячо приветствовали решения I Всеукраинского съезда, первые постановления Советского правительства Украины. Состоявшийся в Киеве 21 декабря митинг, на котором присутствовали рабочие нескольких заводов и матросы куреня гетмана Сагайдачного, принял резолюцию, где говорилось:

«Выслушав Манифест ЦИК Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Украины и обсудив создавшееся положение, мы приветствуем новое революционное правительство Украины и высказываем ему нашу готовность оказать полную поддержку в борьбе с контрреволюционной Центральной радой и Генеральным секретариатом.

Да здравствует новая революционная власть Украины в г. Харькове и рабоче-крестьянское правительство Народных Комиссаров!

Долой буржуазную контрреволюционную раду, прикрывающуюся национальными лозунгами!»{«Пролетарская мысль», 1917, 30 декабря.}.

В начале января 1918 года Советское правительство Украины горячо приветствовал Киевский Совет рабочих и солдатских депутатов, принявший резолюцию протеста против действий Центральной рады. «Единственным средством ликвидировать контрреволюционную диктатуру на Украине и спасти дело революции как на Украине, так и в России,— говорилось в резолюции,— является свержение буржуазной Центральной рады и контрреволюционного Генерального секретариата и восстановление на Украине подлинной власти демократии Украины в лице Советов Р. К. и солдатских депутатов»{«Вестник УНР», 1918, 18 января.}.

В начале января по указанию Народного Секретариата украинские советские войска, отряды красногвардейцев развернули наступление против войск Центральной рады. Восстание рабочих и солдат против националистической контрреволюции готовили в это время и большевики Киева. В начале января представитель Киевского комитета РСДРП(б) выехал в Харьков и сообщил о подготовке восстания Народному Секретариату. Советское правительство Украины предложило рабочим не выступать до подхода к городу советских войск. Для оказания помощи в подготовке восстания в Киев был направлен представитель правительства.

Уже с декабря 1917 года обстановка на Украине круто изменилась. В этом месяце начался разгром калединских банд, закончившийся освобождением в январе 1918 года Донбасса. Советская власть была установлена в Екатеринославе, Одессе, Херсоне, Николаеве и других городах. Центром организации революционных сил на борьбу против контрреволюционной рады стал Харьков, где находился Народный Секретариат. Вместе с красногвардейцами Харькова на борьбу за освобождение Киева выступили полк Червонного казачества, возглавляемый В. М. Примаковым, красногвардейцы, прибывшие из Петрограда и Москвы, матросы-черноморцы.

Центральная рада, имевшая в Киеве большой перевес в силах, делала все, чтобы спровоцировать рабочих на преждевременное выступление. В последних числах декабря гайдамаки арестовали и зверски убили председателя военно-революционного комитета Киева большевика Л. Л. Пятакова. В ночь с 4 на 5 января отряды вольного казачества осуществили новую провокацию — ворвавшись на территорию «Арсенала», учинили здесь разгром, арестовали нескольких большевиков, захватили оружие красногвардейцев. В эту же ночь были совершены нападения и изъято оружие красногвардейских отрядов в мастерских политехнического института, на механическом заводе, судостроительной верфи. На следующий день разгромлена редакция большевистской газеты «Пролетарская мысль».

Все это переполнило чашу терпения трудящихся Киева. Собравшись на заседание, на которое пришли члены Киевского комитета РСДРП(б), уполномоченный Советского правительства Украины по организации восстания А. Б. Горвиц, большевики «Арсенала» приняли решение о выступлении. 15 января этот же вопрос был вынесен на обсуждение Киевского Совета рабочих и солдатских депутатов, которое проходило с участием представителей от профсоюзов и фабзавкомов. Заседание, состоявшееся поздно вечером в помещении коммерческого института на Бибиковском бульваре (ныне бульвар Т. Г. Шевченко), приняло решение поддержать выступление арсенальцев. Для руководства восстанием был избран общегородской ревком, в состав которого вошли А. В. Иванов, Н. Н. Лебедев, И. М. Крейсберг, Я. Б. Гамарник, М. В. Костюк, М. С. Богданов, И. М. Кудрин и др. С целью поддержки восставших решено было объявить в городе всеобщую забастовку. В 12 часов ночи Киевский комитет РСДРП(б) провел совещание всех районных организаторов, на котором решил начать восстание немедленно.

Исполком Киевского Совета рабочих депутатов, советы профсоюзов и фабзавкомов 15 января обратились к рабочим и солдатам с воззванием. В нем говорилось: «Чаша долготерпения украинского народа переполнилась. Наглевшая с каждым днем контрреволюция, свившая себе прочное гнездо в Киеве под прикрытием Центральной рады, дошла до того предела, когда нельзя уже дальше терпеть этого... Довольно пановали над нами помещики и капиталисты то под флагом министерства Керенского, то под флагом Центральной рады и Генерального секретариата. Пришла пора и украинскому народу — украинским рабочим, крестьянам и солдатам — свергнуть господство панов и взять всю власть в свои руки, как давно сделали это их русские братья. Настал час, когда и на Украине вся власть должна перейти в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Украины»{Борьба за власть Советов на Киевщине, с. 519.}. Рабочие организации города призвали рабочих и солдат к оружию, к вооруженной борьбе против Центральной рады.

Первыми подняли знамя восстания рабочие «Арсенала». Красногвардейцы под руководством Ф. Ф. Гнеповского и С. И. Струтинского 15 января заняли свои завод и силой вернули оружие, захваченное у рабочих гайдамаками. Вооруженную борьбу возглавил ревком завода, избранный на собрании рабочих. В его состав вошли А. Б. Горвиц, И. М. Фиалек, М. В. Костюк, Н. Пивень, Н. Лебедев{В защиту революции. К., 1977, с. 50, 52.}. На помощь арсенальцам пришли солдаты-пулеметчики Волынского полка, 450 революционно настроенных солдат полка Сагайдачного во главе с большевиком С. М. Мищенко, который был избран комендантом «Арсенала».

Попытки Центральной рады локализовать восстание и в первый же день захватить «Арсенал» оказались тщетными. Вслед за арсенальцами выступили солдаты 3-го авиапарка. Парк к этому времени был сильно ослаблен — многих солдат Центральная рада выслала за пределы Украины. Несмотря на это, авиапарковцы развернули активные действия — захватили на Печерске несколько складов с оружием, мост через Днепр, несколько улиц. 16 января на «Арсенал» прибыли отряды красногвардейцев из других районов города. Из мастерских и затона Днепровского пароходства подошел отряд во главе с А. Возняком, А. Гадосем, А. Щербаковым, с обувной фабрики — отряд во главе с Р. Кочергиным.

Пламя восстания разрасталось. 16 января в борьбу включились рабочие Главных железнодорожных мастерских. 17 января по призыву профсоюзов, фабрично-заводских комитетов, Совета рабочих и солдатских депутатов в городе началась всеобщая забастовка. В этот день восстание переросло в общегородское. Решение о выступлении 17 января было принято 6-тысячным собранием рабочих Киевского железнодорожного узла. За короткий срок рабочие-железнодорожники собрали броневик, который долгое время находился в ремонте, угнали у петлюровцев вагон с оружием — 20 пулеметов, большое количество винтовок. Не ограничиваясь обороной, железнодорожники предприняли 18—20 января несколько рейдов по городу, достигнув Львовской площади.

Удачное наступление вдоль улицы Большой Васильковской (ныне ул. Красноармейская) повели красногвардейцы Демиевки. По Андреевской улице наступали красногвардейцы Подола. Они захватили Старокиевский полицейский участок, гостиницу «Прага», с крыши которой стали обстреливать здание, где размещалась Центральная рада.

Восставшие рабочие и солдаты ежедневно выдерживали по нескольку атак гайдамаков. Чтобы не дать разрастись восстанию, Центральная рада бросила главные силы против «Арсенала». К вечеру 19 января ее войскам удалось окружить завод со всех сторон. Особенно острый характер приняли бои здесь 20 января. Попытка установить связь с городом не увенчалась успехом — посланный за подкреплением А. Б. Горвиц был схвачен гайдамаками и убит.

21 января в город вступили отходившие под ударами наступавших из Харькова советских частей петлюровские войска. Центральная рада сразу же бросила их на штурм «Арсенала». На заводе к этому времени кончались боеприпасы, продукты. Учитывая все это, восставшие решили прекратить сопротивление. Часть арсенальцев, покинув завод, переправилась через Днепр и влилась в ряды наступавших на Киев советских войск.

Вечером 21 января петлюровцы ворвались на территорию «Арсенала». Здесь же они расстреляли солдат-пулеметчиков и группу рабочих, остальных участников восстания арестовали.

Однако восстание в городе продолжалось. В районе станции Киев-Товарный успешно действовали рабочие Демиевки. Рабочие-железнодорожники в день падения «Арсенала» добились ряда крупных успехов, отбив у петлюровцев платформу с орудиями. 22 января после приказа городского ревкома о прекращении восстания большинство рабочих разошлось по домам, однако некоторые отряды продолжали борьбу. Вечером в этот день петлюровцы, ворвавшись на территорию Главных железнодорожных мастерских, учинили дикую расправу над участниками восстания.

Разгул националистической контрреволюции в городе продолжался недолго. К Киеву приближались советские войска. Позднее, после освобождения города, командующий одной из частей П. В. Егоров, выступая на собрании Киевского Совета рабочих депутатов, говорил: «Рабочие так горели нетерпением поспешить на выручку своим товарищам в Киеве, что они совершили чудо: в два дня прошли пешком 70-верстное расстояние, таща на плечах пулеметы и на бечевах пушки»{«Последние известия» (Киев), 1918, 28 января.}.

24 января советские войска овладели Дарницей. В этот же день ожесточенные уличные бои развернулись в городе, 26 января они закончились полным освобождением Киева, утверждением здесь Советской власти.

«Героическая борьба украинских советских войск,— телеграфировал 28 января Народный Секретариат Украины Совету Народных Комиссаров,— закончилась полной победой... Советские войска Украинской республики победно водрузили над древним Киевом Красное знамя социалистической революции...»{Великая Октябрьская социалистическая революция на Украине. Сборник документов и материалов, т. 3. К., 1957, с. 54.}.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главное меню

Календарь

<Июль 2011>
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
192021222324
25262728293031

Поиск

История Киева

Борьба трудящихся города за выполнение решений XXVI съезда КПСС

После принятия июньским (1980 г.) Пленумом ЦК КПСС решения о созыве 23 февраля…

Киев — культурный центр древнерусской народности

Высоким уровнем развития отличалась культура древнего Киева. Основы ее были…

Музыка.

Борьба между прогрессивными и реакционными буржуазно-националистическими…

Освобождение Киева от немецко-фашистских захватчиков. Первые шаги восстановления города

Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом и блестящая победа Красной…
SEO sprint - максимальная раскрутка сайтов!

Украина моя. 2010-2011.
При использовании материалов сайта гиперссылка на ukrmy.com обязательна.

Р_РєС_аиР_С_РєРёР№ С:Р_С_С'РёР_Р_, С_айС' Р+РчС_РїР>Р°С'Р_Р_, С_Р°С_РєС_С_С'РєР° С_айС'Р° Р+РчС_РїР>Р°С'Р_Р_.