Трудящиеся города в период подготовки Великой Октябрьской социалистической революции

После свержения царизма местные органы власти, штаб Киевского военного округа не пропускали в печать каких-либо сведений о событиях в Петрограде. И хотя в местных газетах первые известия о победе Февральской буржуазно-демократической революции появились только 3 марта, население знало об этих событиях уже 1 марта.

В этот день состоялись массовые митинги на «Арсенале», Южнорусском машиностроительном заводе, в железнодорожных мастерских и на других предприятиях. Впервые после долгих лет жестоких гонений трудящиеся смогли открыто собраться, чтобы послушать ораторов — представителей различных политических партий, выразить свое отношение к происходящим событиям. 3 марта из Лукьяновской тюрьмы были освобождены политические заключенные. 5 марта собравшиеся на митинг солдаты потребовали немедленного ареста коменданта города генерала Медера, в тот же день были разгромлены жандармское и охранное отделения, разоружена полиция. Развернули легальную работу многочисленные политические организации.

Одними из первых приступили к открытой политической и организаторской работе большевики. В момент выхода из подполья большевистская организация насчитывала 200 членов партии. 6 марта большевики собрались на свое первое легальное собрание, которое состоялось в Народной аудитории по Бульварно-Кудрявской улице (ныне ул. Воровского, 26). На собрании был заслушан отчет о работе в подполье, а затем обсуждены вопросы о деятельности организации в новых условиях, о создании коллегии пропагандистов и агитаторов, печатного органа, об отношении к текущим политическим событиям, к другим партиям. Был избран Временный комитет РСДРП г. Киева, в который вошли В. А. Быстрянский (Ватин), М. А. Савельев, М. М. Майоров, Д. И. Иткинд, И. М. Крейсберг, А. А. Сивцов, Н. Н. Лебедев, И. И. Павленко, М. Кугель, Пономарев, А. Хабенский. Позднее состав комитета пополнился за счет большевиков, вернувшихся в город из ссылки, эмиграции. Уже 14 марта на заседании Киевского комитета РСДРП слушался вопрос о создании районных комитетов партии — Городского, Демиевского, Печерского, Подольского, Соломенского и Шулявского. Созданная комитетом организационная комиссия развернула работу по созданию сети партийных ячеек на предприятиях. По инициативе рабочих-железнодорожников был образован Железнодорожный комитет РСДРП, сразу же приступивший к созданию большевистских организаций по всей линии Юго-Западной железной дороги. 14 марта вышел первый номер легальной большевистской газеты «Голос социал-демократа».

Высокую политическую активность проявили рабочие. Уже 1 марта состоялось созванное большевиками заседание профсоюза портных «Игла». Это был один из немногих союзов, избежавших ликвидации в годы войны. До революции большевики активно использовали его как свою легальную базу. Собравшиеся приняли решение о создании в Киеве временного Совета рабочих депутатов. 2 марта такое же решение было принято на собрании представителей фабрик и заводов города. 4 марта состоялось учредительное собрание Киевского Совета рабочих депутатов. 230 депутатов от 60 фабрик, заводов, мастерских собрались в Народной аудитории. После многочисленных приветствий петроградскому пролетариату собравшиеся избрали исполком Совета в составе 37 человек. 5 марта на митинге солдат был избран временный Совет военных (с лета 1917 года — солдатских) депутатов. 9—10 марта состоялось его первое заседание. В отличие от Петрограда и многих других городов страны, где уже в первые дни революции произошло объединение Совета рабочих и Совета солдатских депутатов, в Киеве они существовали до ноября 1917 года раздельно, лишь изредка собираясь на объединенные заседания. Это отрицательно сказалось на их работе, вело к разъединению сил трудящихся.

Революционное творчество масс ярко проявилось в создании профсоюзов, фабзавкомов. До Февральской революции в городе было всего 8 профсоюзов, насчитывавших 500 членов. За первое же полугодие 1917 года возникло 46 профсоюзов, объединивших около 65 тыс. трудящихся. На всех фабриках, заводах, в мастерских с целью защиты интересов рабочих создавались фабрично-заводские комитеты, активно включившиеся в борьбу за решение всех вопросов жизни предприятий. За короткий срок было создано 320 фабзавкомов. Буржуазные круги города всячески старались перехватить у рабочих инициативу создания местных органов власти. 1 марта в помещении управы собрались представители различных буржуазных организаций и учреждений. Они создали т. н. общественный комитет, в состав которого вошли представители городской, губернской и земской управ, земского союза, военно-промышленного и биржевого комитетов, редакций ряда газет, комитета союза городов и других организаций. Большевики, прибыв на совещание, огласили свое заявление и покинули зал, отказавшись принять участие в работе созданного совещанием исполкома общественных организаций. Этот орган стал оплотом Временного правительства в Киеве. Возглавил его председатель Киевской губернской земской управы М. А. Суковкин, назначенный вскоре и губернским комиссаром Временного правительства. 8 марта он принял от своего брата, губернатора Киевской губернии Н. А. Суковкина, управление губернией{ЦГВИА, ф. 1759, оп. 4, д. 1819, л. 7.}. Кроме этих незначительных перемещений в верхушке, весь аппарат местных органов власти остался без изменений.

Буржуазные и мелкобуржуазные партии, активно поддерживавшие Временное правительство, пытались навязать трудящимся, с нетерпением ожидавшим практических результатов свержения царизма, мысль о завершении революции, о необходимости поддержки Временного правительства и продолжения войны. В первые дни после Февральской революции не все трудящиеся, особенно мелкобуржуазные слои населения, разобрались глубоко в политике этих партий. В результате большинство мест в Киевском Совете рабочих депутатов получили меньшевики, а в Совете военных депутатов — эсеры. Исполком Совета рабочих депутатов возглавил эсер Незлобии. Среди 37 членов, исполкома оказалось всего пять большевиков (В. Н. Боженко, А. В. Иванов, М. М. Майоров, А. А. Сивцов, М. А. Савельев). Еще более сложное положение было в Совете военных депутатов, где в исполкоме вначале не оказалось ни одного большевика. Печатные органы Совета рабочих депутатов («Известия Совета рабочих депутатов») и Совета военных депутатов («Воин свободной России») также оказались в руках соглашателей. Их засилье отрицательно сказалось как на политической линии, так и на практической работе Советов. 7 марта Совет рабочих депутатов принял резолюцию об активной поддержке Временного правительства. Совет военных депутатов на первом же своей заседании высказался за продолжение войны «до победного конца». Несмотря на то, что рабочие многих предприятий города приняли резолюции о немедленном введении 8-часового рабочего дня, Совет рабочих депутатов в своей резолюции от 18 марта призывал их к известной «осторожности» и «сдержанности» в осуществлении этого лозунга. Но рабочие начали устанавливать сокращенный рабочий день явочным порядком. В течение нескольких дней 26 предприятий города стали работать по восемь часов в сутки. 23 марта предприниматели вынуждены были согласиться на введение в городе не позднее 1 апреля общего для всея работающих 8-часового рабочего дня.

Единственной политической партией, руководившей трудящимися в их борьбе за углубление революции, выступила партия большевиков. Для пропаганды своих взглядов большевики использовали газету «Голос социал-демократа». Газета решительно разоблачала буржуазные и соглашательские партии, которые призывали всех независимо от классовой принадлежности к единству действий, к поддержке Временного правительства, его империалистической политики. Указывая на грабительский характер войны, большевистская газета звала трудящихся к активной борьбе против ее продолжения, за создание собственных организаций, дальнейшее развитие революции.

Еще 26 марта Киевский комитет РСДРП принял решение создать в Совете рабочих депутатов большевистскую фракцию. Ее возглавил член партии с 1906 года М. М. Майоров. В Совет военных депутатов были делегированы большевики Андриевский, Р. В. Гальперин. Большевистские фракции были созданы и в профсоюзах. Для работы в них направлялись опытные партийные работники. Например, в профсоюзе портных «Игла» работали большевики И. Ф. Смирнов (Н. Ласточкин), М. В. Реут, сестры Иткинд, М. М. Майоров, А. Хабенский, в профсоюзе металлистов — Е. Г. Горбачев, кожевников — А. А. Сивцов, деревообделочников — В. Н. Боженко, золотосеребряников — В. И. Чернявский и др. 14 апреля в городе было создано Центральное бюро профсоюзов, объединившее 14 профсоюзов рабочих. Большинство в бюро имели большевики (из 7 членов 4). В составе бюро работали металлист Е. Г. Горбачев, печатник А. К. Ластовский, деревообделочник А. Ф. Витковский. Для усиления партийной работы среди солдат местного гарнизона при Киевском комитете РСДРП в мае была создана военная организация.

Разъясняя трудящимся буржуазную сущность Временного правительства, антинародный характер политики меньшевиков и эсеров, киевские большевики вместе с тем по ряду вопросов допустили ошибки. В одной из первых резолюций, принятой 8 марта, общее собрание большевиков города выдвинуло глубоко ошибочный лозунг условной поддержки Временного правительства; задачи дальнейшего развития революции ограничивались рамками лозунгов 1905 года (демократическая республика, 8-часовой рабочий день, конфискация помещичьих земель).

Огромную роль в преодолении этих ошибок сыграли установки В. И. Ленина. «Голос социал-демократа» перепечатал из «Правды» его работу «Первый этан первой революции» («Письма из далека. Письмо первое»). В ней В. И. Ленин призвал рабочих «проявить чудеса пролетарской и общенародной организации, чтобы подготовить свою победу во втором этапе революции»{Ленин В. И. Полное собрание сочинений, т. 31, с. 21.}. Четкие пути дальнейшего развития революции в новых условиях были намечены в Апрельских тезисах В. И. Ленина. В. И. Ленин подчеркнул, что и при новом, буржуазном правительстве война продолжает сохранять грабительский, империалистический характер, что Временное правительство не заслуживает поддержки со стороны трудящихся. Своеобразие текущего момента в России вождь партии видел в переходе от первого этапа революции, давшего власть в руки буржуазии, ко второму этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейшего крестьянства.

Апрельские тезисы, по-новому решавшие коренные вопросы стратегии и тактики партии большевиков, были враждебно встречены соглашательскими и буржуазными партиями. В Киеве меньшевистская газета «Знамя труда», буржуазная «Киевская мысль» и другие органы печати опубликовали статьи, извращавшие смысл тезисов. К сожалению, тезисы не сразу были правильно оценены Киевским комитетом большевиков. Во главе комитета в то время был Г. Пятаков, который по многим принципиальным вопросам стоял на антиленинских позициях. 6 апреля общее собрание большевиков города приняло платформу, в которой утверждалось, что развитие производительных сил и социальная мощь пролетариата якобы не достигли в России такого уровня, при котором возможна социалистическая революция, а задачи партийной организации ограничивались руководством массами в осуществлении буржуазно-демократической революции{Борьба за власть Советов на Киевщине. Сборник документов и материалов. К., 1957, с. 56—58.}. Принятие платформы было отступлением от ленинской позиции в оценке предпосылок социалистической революции и перспектив ее развития в России.

Решающее значение для успешной деятельности киевских большевиков в новых условиях имело руководство ЦК РСДРП. Уже 9 марта в Петроград для установления связи с ЦК выехала представитель Киевского комитета Д. И. Иткинд. 12 марта в Киев прибыли уполномоченные ЦК РСДРП М. А. Савельев, Е. Ф. Розмирович и И. И. Шварц. На заседании Киевского комитета 12 и 13 марта была заслушана их информация о положении в стране и в партии{Очерки истории Коммунистической партии Украины, с. 183, 184.}.

Член Киевского комитета РСДРП М. А. Савельев принимал участие во встрече В. И. Ленина на ст. Белоостров и лично от него получил текст Апрельских тезисов. По инициативе М. А. Савельева 7, 9, 10 и 14 апреля тезисы были обсуждены Киевским комитетом РСДРП. Но большинство членов комитета высказалось против ленинской оценки текущего момента, повторяя необоснованные утверждения о неподготовленности России к социалистической революции. Свою позицию комитет пытался навязать 15 апреля и общему собранию большевиков города. Не познакомив присутствовавших с содержанием тезисов, комитет ограничился оглашением своей резолюции об их неприемлемости. Но собравшиеся не согласились с такой оценкой ленинской работы. В резолюции они отметили, что в тезисах подняты важные и сложные вопросы, требующие детального обсуждения. Члены партии постановили созвать в ближайшие дни специальное собрание для обсуждения тезисов, опубликовать их на страницах «Голоса социал-демократа»{Большевистские организации Украины в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции (март — ноябрь 1917 г.). Сборник документов и материалов. К., 1957, с. 249.}. Однако это решение комитет не выполнил. Ленинские тезисы были напечатаны в Киеве лишь на ротаторе и не полностью.

Для исправления допущенных большевиками Киева ошибок большое значение имело участие делегатов Киевской партийной организации в работе VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б), которая вооружила партию планом борьбы за перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую. Один из делегатов от Киева рабочий Е. Г. Горбачев во время работы конференции был принят В. И. Лениным, который раскрыл ему всю глубину ошибок, допускавшихся Г. Пятаковым. «Тут я понял,— вспоминал позднее Е. Г. Горбачев,— как глубоко ошибался раньше, и твердо решил безоговорочно поддерживать все предложения, вносимые на конференции В. И. Лениным»{Боротьба за перемогу Радянської влади на Україні. Збірник спогадів. К., 1957, с. 86.}.

Преодолев ошибки, допущенные городским комитетом в оценке текущего момента, стратегии и тактики партии, большевики Киева, ряды которых к концу апреля выросли до 1900 человек, активно включились в общепартийную работу по подготовке масс к социалистической революции. Эта работа развертывалась в своеобразных условиях. Февральская революция вызвала рост национально-освободительного движения трудящихся, которое пытались использовать в своих корыстных целях украинская буржуазия, националистически настроенная интеллигенция. После Февральской революции в Киеве возникли многочисленные организации буржуазно-националистического толка, пытавшиеся направить революционную энергию трудящихся Украины в русло борьбы за утверждение буржуазного строя. 3—4 марта буржуазно-националистические партии и организации создали в Киеве Центральную раду, которую возглавили идеологи украинской буржуазии, злейшие враги украинского народа М. Грушевский, С. Ефремов, В. Винниченко, С. Петлюра и др. По основным социальным и политическим вопросам рада поддерживала Временное правительство, хотя хитро маскировала единство с ним.

Рада призвала «избирать своих, украинских людей на все места»{«Нова Рада», 1917, 25 марта.}. Что касается неотложных социально-экономических проблем, то она предлагала отложить их решение до созыва Украинского сейма, т. е. на неопределенное время. Пытаясь привлечь на свою сторону различные слои населения, рада в марте — мае провела в Киеве ряд съездов и конференций, которые высказались за поддержку Временного правительства. 14—15 марта Украинский кооперативный съезд постановил «всеми силами поддерживать новое правительство»{Курас И. Ф. Торжество пролетарского интернационализма и крах мелкобуржуазных партий на Украине, с. 167.}.

В Киеве обосновались центральные комитеты всех украинских националистических партий. Здесь размещались редакции многих националистических газет. На плечи Киевской большевистской организации легла огромная ответственность по разоблачению антинародного характера рады, ее коварных планов разъединить революционные силы трудящихся различных наций. Сложность решения всех этих задач усугублялась тем, что некоторые руководители Киевской большевистской организации недооценивали национальный вопрос, а отдельные из них, как например Г. Пятаков, стояли на антиленинских позициях, отрицая необходимость выдвижения и пропаганды лозунга права наций на самоопределение.

Большевики Киева разоблачали попытки рады затушевать классовые задачи украинских рабочих и крестьян. Признавая за украинским народом право на самоопределение, Киевский комитет РСДРП(б) призывал рабочих и трудящееся крестьянство Украины не доверять национал-шовинистической буржуазии. Выступая 9 июня на совместном заседании Советов рабочих и военных депутатов при обсуждении украинского вопроса, большевики убедительно показали, что решить национальный вопрос могут только Советы рабочих и солдатских депутатов, взяв власть в свои руки. В резолюции говорилось: «Считая, что национальное раскрепощение неразрывно связано с раскрепощением классовым, мы призываем пролетариев и полупролетариев Украины к отказу от сотрудничества со своем национальной буржуазией, к единой классовой организации и к совместной борьбе за власть и за низвержение опоры национального и классового угнетения — ига капитала»{«Голос социал-демократа», 1917, 13 июня.}.

Разоблачение большевиками политики Временного правительства и Центральной рады способствовало привлечению под знамя РСДРП(б) широких кругов трудящихся. Их первые успехи в мобилизации масс на борьбу за дальнейшее развитие революции показала первомайская демонстрация 1917 года — первая в истории пролетариата России свободная маевка. Отбросив домогательства меньшевиков и бундовцев выйти на демонстрацию под общими знаменами, большевики предложили трудящимся поддержать их лозунги «Да здравствует РСДРП(б)!», «Да здравствует социализм!», «Да здравствует мировая революция!», «Да здравствует 8-часовой рабочий день!», «Долой милитаризм — да здравствует мир!», «Конфискация помещичьих земель!». Ядро большевистской колонны составили члены профсоюзов, рабочие «Арсенала», военнообмундировочных мастерских и других предприятий.

В противовес демонстрации киевского пролетариата монархические силы пытались организовать в городе свою манифестацию, но она позорно провалилась. Однако выступление контрреволюции показало, насколько важно трудящимся быть на страже своих завоеваний. Рабочие Киева, как и других городов, горячо поддержали призыв В. И. Ленина и центрального органа большевиков газеты «Правда» о создании рабочей милиции, Красной гвардии для защиты завоеваний революции.

7 апреля общее собрание большевиков Печерского района высказалось за немедленную организацию дружин «в целях закрепления свобод, достигнутых русским пролетариатом, и дальнейшего успешного развития революции»{«Голос социал-демократа», 1917, 15 апреля.}. 18 апреля газета «Голос социал-демократа» опубликовала статью «Красная гвардия», в которой призвала создавать в городе отряды красногвардейцев. Одними из первых боевую дружину создали рабочие «Арсенала», а к июлю в городе было уже 15 отрядов Красной гвардии, в которых насчитывалось до 2000 рабочих.

Шаг за шагом большевики города политически просвещали рабочих, солдат, опираясь на их собственный опыт, убеждали в правильности пути, намеченного РСДРП(б), в необходимости передачи всей полноты власти в руки Советов. Все чаще на массовых митингах трудящиеся принимали резолюции, предложенные большевиками. В начале мая на митинге солдат Киевского артиллерийского склада была одобрена резолюция, в которой отмечалось, что правительство продолжает оставаться контрреволюционным во внутренней и грабительским — во внешней политике. Солдаты высказались за передачу полноты власти в руки Советов. Аналогичная резолюция была принята 8 мая на солдатском митинге, состоявшемся на Печерске.

Рост влияния большевиков отразился на ходе перевыборов в Киевский Совет рабочих депутатов, состоявшихся в начале мая. Общие собрания профсоюзов портных и деревообделочников избрали в Совет только большевиков. Однако так было еще далеко не на всех предприятиях. Вот почему, хотя большевистская фракция в Совете выросла, большинство мест в нем продолжало оставаться у соглашателей. Из 444 депутатов, заявивших о своей партийности, большевиков было лишь 62 (14 проц.){Рабочие организации г. Киева. Сборник сведений. К., 1918, С. 49.}. Опираясь на численное превосходство, соглашатели не допускали принятия решений, предложенных большевиками. 27 мая при выборах делегатов на I Всероссийский съезд Советов большевикам, за которых при выборах в Совет голосовала 1/4 трудящихся города, было отказано в праве послать своего делегата на съезд.

Поскольку Совет не проявлял активности в улучшении условий труда и оплаты рабочих, они сами все решительнее боролись за свои права. Усилилась стачечная борьба. В апреле бастовали портные и рабочие механической красильни, в мае — рабочие механического завода «Феникс», газового завода, спичечной фабрики Кузнецова, механической прачечной на Дмитриевской улице, мастерских женского платья и других предприятий. 10 мая забастовало свыше тысячи рабочих 19 типографий и литографий города. Стачка продолжалась пять с половиной дней, пока владельцы не удовлетворили требование бастующих о подписании коллективного договора. В июне бастовали до 1000 рабочих гильзовых фабрик, рабочие-колбасники, в июле — дворники и швейцары. Многие стачки заканчивались победой бастующих.

Постепенно трудящиеся города, в первую очередь рабочие и солдаты, осознавали правильность лозунгов большевиков. 4 июня массовый митинг, состоявшийся на Печерске, отклонил предложенную эсерами резолюцию доверия Временному правительству и высказался за лозунг «Вся власть Советам!», 21 июня такое же решение приняли солдаты расположенного в городе запасного саперного батальона, 24 июня — рабочие махорочной фабрики.

Особенно убедительно показала рост авторитета большевиков массовая демонстрация, состоявшаяся в городе 18 июня 1917 года. Киевский комитет РСДРП(б) за несколько дней до ее проведения обратился к трудящимся с призывом выйти на демонстрацию под лозунгами: «Вся власть Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов!», «Да здравствует социализм!», «Долой политику соглашательства с буржуазией!», «Да здравствует скорейший мир!».

Большинство демонстрантов выступило под большевистскими знаменами. В колоннах большевиков шли рабочие заводов «Бронзолит», «Инженер», «Арсенал», «Труд», Черноярова и Лева, Матиссона, Матусовского, трикотажной и спичечной фабрик и других предприятий. Активно поддержали большевистские лозунги солдаты Киевского гарнизона — 148-я Воронежская дружина, команда конного запаса, 3-й авиапарк, команда артиллерийского склада, 2-й запасной телеграфный батальон, отдел боеприпасов, аэрофотографический парк, понтонный батальон. На Печерске около Мариинского дворца состоялся грандиозный митинг.

Рост авторитета и влияния большевиков в центре и на местах напугал Временное правительство. Опираясь на поддержку меньшевиков и эсеров, оно расстреляло 3—4 июля мирную демонстрацию трудящихся в Петрограде, обрушило репрессии на партию большевиков. В стране установилось единовластие контрреволюционной буржуазии в лице Временного правительства. Возможности мирного развития революции оказались утраченными, на повестку дня встал вопрос о подготовке вооруженного восстания.

После июльских событий активизировались силы реакции и в Киеве. 10—12 июля контрреволюционеры разгромили в городе несколько киосков с большевистской литературой; участились случаи избиения большевиков, арестов за распространение большевистских прокламаций. Буржуазная и соглашательская печать развернула против большевиков кампанию злобной клеветы. В этих условиях отдельные слои городского населения на какое-то время поверили ей, что сказалось на итогах выборов в городскую думу, проходивших 23 июля. На выборах фигурировали 18 списков разных партий и организаций. За большевиков, выступавших с самостоятельным списком, проголосовало 9520 человек. Почти половина избирателей (43 проц.) вообще не явилась к избирательным урнам.

Большевики Киева вели широкую работу по разъяснению смысла июльских событий и задач, вставших перед трудящимися в новых условиях. 4 июля на заседании Киевского Совета рабочих депутатов при обсуждении текущего момента они предложили резолюцию, в которой подчеркнули неспособность коалиционного правительства решить жизненно важные для трудящихся вопросы. Однако меньшевистско-эсеровское большинство Совета протащило резолюцию о передаче всей власти в руки Временного правительства.

Тогда большевики организовали ряд митингов, на которых разъясняли события в стране. Находившийся в это время в Киеве член ЦИК Советов большевик Н. В. Крыленко прочитал лекции на тему «Правда и ложь о событиях в Петрограде».

В сложной обстановке большевики провели 10—12 июля областную конференцию РСДРП(б) Юго-Западного края. На конференции завершилась работа по созданию областной партийной организации края, комитет которой возглавила Е. Б. Бош. Усилилось влияние киевских большевиков на периферийные партийные организации.

23 июля большевики города собрались на конференцию. Ввиду ограниченности времени они обсудили лишь наиболее важные вопросы работы организации, в частности, национальный вопрос. Отвергнув попытки Г. Пятакова и К. Чекеруль-Куш ревизовать решения VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б) по этому вопросу, делегаты городской конференции подтвердили свою верность ленинской программе, проголосовав за принятую Апрельской конференцией резолюцию по национальному вопросу. Делегатом от большевиков города на предстоящий VI съезд партии был избран А. В. Иванов. От областной организации РСДРП(б) Юго-Западного края на съезд была делегирована Е. Б. Бош.

VI съезд РСДРП(б), состоявшийся 26 июля — 3 августа в Петрограде, исходя из указаний В. И. Ленина, разработал новую тактику в соответствии с изменившейся обстановкой. Решения съезда были подчинены главной цели — подготовке пролетариата и беднейшего крестьянства к вооруженному восстанию, борьбе за победу социалистической революции.

В дни работы VI съезда в Киеве собралась городская конференция РСДРП(б) для обсуждения текущего момента. Воспользовавшись тем, что ее участники еще не знали о принятии съездом курса на вооруженное восстание, Г. Пятаков пытался навязать им решение о преждевременности диктатуры пролетариата, социалистической революции. Однако возвратившиеся в город делегаты съезда А. В. Иванов, Е. Б. Бош разъяснили принятые съездом решения. Участники городской конференции горячо поддержали их и приняли резолюцию, одобряющую линию съезда. Конференция постановила «приложить все силы к тому, чтобы привести киевский пролетариат и киевский гарнизон в полную боевую готовность, дабы не допустить торжества с каждым днем все более и более наглеющей кадетско-октябристской контрреволюции, не дать могильщикам революции, всем этим меньшевикам и народникам похоронить великое восстание пролетариата{«Голос социал-демократа», 1917, 13 августа.}.

В день публикации этой резолюции киевская большевистская газета «Голос социал-демократа» выступила с передовой статьей «Душно, как перед грозой...», в которой призвала готовиться к предстоящим боям. «Пусть грянет буря!» — писала газета. А 27 августа она опубликовала выпущенный от имени VI съезда, РСДРП(б) манифест РСДРП(б) «Ко всем трудящимся, ко всем рабочим, солдатам и крестьянам России», в котором большевики призывали: «Готовьтесь же к новым битвам, наши боевые товарищи! Стойко, мужественно и спокойно, не поддаваясь на провокацию, копите силы, стройтесь в боевые колонны! Под знамя партии, пролетарии и солдаты! Под наше знамя, угнетенные деревни»{КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференцій и пленумов ЦК, т. 1. М., 1970, с. 508.}.

Нараставший в стране экономический кризис почувствовали на себе и трудящиеся Киева. В третьем квартале цены в городе выросли по сравнению с первым кварталом 1917 года в полтора раза. Они теперь намного превышали довоенные: на хлеб — в 6,5 раза, мясо — в 5 раз, сливочное масло — в 6 раз, мыло — в 10 раз. В городе росла безработица. Предприниматели закрывали один завод за другим. Еще 26 июня был закрыт сахарный завод, хотя непереработанными оставались 200 тыс. пудов сахара. 3 июля объявлен локаут на заводе Орловского, 20 июля — в военно-обмундировочных мастерских. В июне в Центральное бюро профсоюзов поступило 20 заявлений о локаутах в мастерских, работавших на армию.

19 августа в городе открылась первая конференция фабрично-заводских комитетов. Ее делегаты обсудили текущий момент, а также вопросы об установлении рабочего контроля над производством, о локаутах и безработице. Выступления меньшевиков успеха у рабочих не имели, зато огромным успехом пользовались выступления большевиков. Предложенные ими резолюции были приняты подавляющим большинством. На конференции были сформулированы основные задачи фабзавкомов, в частности, в резолюциях подчеркивалось, что их важнейшая роль — организация контроля над производством. Высказавшись за немедленное введение рабочего контроля, делегаты в качестве решения конференции приняли резолюцию VI съезда РСДРП(б) «Об экономическом положении». В специальной резолюции они решительно осудили политику локаутов, проводимую буржуазией. Резолюция предлагала применять к локаутчикам меры административного воздействия вплоть до ареста предпринимателей и конфискации предприятий. Делегаты высказались за устранение от власти буржуазии и передачу всей полноты власти в руки пролетариата и полупролетариата{«Голос социал-демократа», 1917, 27 августа.}.

Борьба киевского пролетариата против контрреволюции становилась все более решительной и активной.

Это ярко проявилось в дни проведения буржуазией совместно с меньшевиками и эсерами в Москве Государственного совещания. Несмотря на то, что объединенное заседание исполкомов Киевских Советов рабочих и солдатских депутатов отклонило резолюцию большевиков, предлагавших объявить стачку протеста против сборища контрреволюции, рабочие города забастовали.

По призыву большевиков 12 августа большинство предприятий не работало. Забастовали рабочие «Арсенала», военно-обмундировочных мастерских, судоверфи. В результате присоединения к забастовке печатников в городе в этот день не вышли газеты. К вечеру остановились и те предприятия, которые утром работали. Всего в забастовке приняло участие 22 тыс. человек. Еще более ярко революционная активность трудящихся Киева проявилась в дни борьбы против корниловского заговора. Киев, где находился штаб КВО и было сосредоточено много контрреволюционного офицерства, занимал видное место в планах Корнилова, который подписал специальное письмо-приказ об организации контрреволюционного мятежа в городе. Приказ предусматривал арест депутатов Советов и активных деятелей революционного движения, уничтожение социалистических изданий, захват телеграфа и другие меры. Однако планы использования Киева в контрреволюционных целях провалились.

27 августа вечером, как только стало известно о выступлении Корнилова, большевики созвали заседание Киевского комитета РСДРП(б), на котором разработали конкретные меры борьбы против контрреволюции. Во все воинские части, на предприятия были направлены агитаторы, которые разъясняли смысл событий и предлагали поддержать большевистскую резолюцию. В ней говорилось: «Наглому выступлению контрреволюции во главе с Корниловым, не останавливающимся перед открытием фронта, желающим сокрушить революцию и установить кровавую диктатуру, необходимо противопоставить организованный отпор рабочих и солдат, готовых по призыву революционной организации выступить во всеоружии на защиту революции. Поэтому мы требуем: 1) самой решительной борьбы с контрреволюционерами, ареста главарей контрреволюции и предания их революционному суду, 2) освобождения всех революционных интернационалистов, 3) прекращения репрессий по отношению к левой печати, 4) вооружения революционных рабочих и солдат». Эта резолюция единогласно была принята на заводах «Арсенал», Гретера и Криванека, Ауто, Заманского, Неедлы и Унгермана, Фильверта и Дедины, на судостроительной верфи, фабрике Спилиотти, Демиевском снарядном заводе, в военно-обмундировочных мастерских, на Южнорусском заводе. Резолюцию приняли также Центральный совет фабрично-заводских комитетов, ряд воинских частей гарнизона{Борьба за власть Советов на Киевщине, с. 278, 279.}. Большую работу провели большевики в Советах. Исполком Совета рабочих депутатов, почти беспрерывно заседая, 28—31 августа принял по предложению большевиков ряд важных решений: об аресте сообщника Корнилова — начальника штаба КВО Обелешева; о разоружении контрреволюционных отрядов и передаче их оружия рабочим дружинам; об учете имеющегося в городе оружия; об изучении настроений в воинских частях и т. д. Специальной комиссии поручалось разобраться в причинах ареста солдат-большевиков, содержавшихся на городской гауптвахте, и дано указание освободить их, если они были арестованы только за принадлежность к партии большевиков{ЦГАОР СССР, ф. 6978, оп. 1, д. 477, лл. 26—31.}. 29 августа объединенное заседание киевских Советов рабочих и солдатских депутатов с участием представителей профсоюзов и фабзавкомов города приняло большевистскую резолюцию с требованием немедленного вооружения рабочих и решительной борьбы с контрреволюцией. Были смещены с постов комиссар города октябрист Страдомский и ряд других контрреволюционеров. В частности, по требованию рабочих 3 сентября удален с «Арсенала» начальник завода полковник Дегтярев, известный своими контрреволюционными взглядами. Но, развертывая активную работу по разоблачению корниловской авантюры, большевики Киева вместе с тем допустили ошибку — они вошли в состав созданного в городе с участием штаба КВО, Центральной рады, партий меньшевиков, эсеров и др. «Комитета спасения революции». Этот шаг был решительно осужден Центральным комитетом РСДРП(б) как противоречащий ленинской тактике.

Разгром заговора генерала Корнилова изменил соотношение сил в стране. Широкие массы трудящихся наглядно убеждались в правильности тактики большевиков, их лозунгов. Ярким свидетельством этого явилось принятие 31 августа 1917 года Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов большевистской резолюции о власти.

8 сентября вопрос о власти был вынесен на рассмотрение и Киевского Совета рабочих депутатов. Меньшевики и бундовцы вновь предлагали как выход из кризиса новый блок с буржуазией, советуя «устроить честную коалицию с представителями буржуазии», «поискать честных буржуа, которых можно было бы пригласить в кабинет министров»{1917 год на Киевщине, Хроника событий. К., 1928, с. 235.}. Однако эти предложения не нашли поддержки у рядовых депутатов Совета. Большинство их поддержало большевистскую резолюцию, которая предлагала создание власти из представителей революционного пролетариата и беднейшего крестьянства. Резолюция была принята 119 голосами (против голосовало 66 человек). Это решение, свидетельствовавшее о крутом переломе в настроениях трудящихся Киева, горячо приветствовал центральный орган РСДРП(б) газета «Рабочий путь»: «Мы приветствуем Киевский Совет рабочих депутатов на этом новом революционном пути. Мы призываем киевских рабочих сплотиться вокруг своих выборных органов и в первую голову вокруг Совета рабочих депутатов»{«Рабочий путь», 1917, 3 октября.}. Рабочие и солдаты стали отзывать из Совета меньшевиков и эсеров, не оправдавших их надежд, и вместо них избирать большевиков. 6 сентября собрание 3500 рабочих «Арсенала» приняло резолюцию, в которой потребовало перевыборов Совета рабочих депутатов, принятия им решения о вооружении рабочих. Арсенальцы при переизбрании депутатов в Совет в сентябре — октябре все 12 мест отдали большевикам. После перевыборов большевистская фракция увеличилась с 62 до 101 человека. Она составляла теперь 22,7 проц., т. е. почти четверть всего состава депутатов{Рабочие организации г. Киева, с. 49.}.

По примеру Петрограда и Москвы в сентябре в городе начинают создаваться районные Советы рабочих депутатов. 8 октября приступил к работе Совет Городского района, 12 октября была создана инициативная группа по проведению выборов Печерского райсовета.

24 сентября большевики добились принятия Советом рабочих депутатов резолюции о переизбрании исполкома Совета, в котором засели меньшевики. Совет осудил нерешительную, соглашательскую тактику исполкома, подчеркнув, что она не отвечает настроениям киевского пролетариата. В новом составе исполкома, избранном 3 октября, большевики получили мест больше, чем какая-либо другая партия (большевики — 14, меньшевики — 7, эсеры — 6, украинские мелкобуржуазные партии — 3){1917 год на Киевщине. Хроника событий, с. 276, 277.}. Большинство комиссий и исполком возглавили теперь большевики.

Обстановка в стране требовала скорейшей передачи власти в руки Советов. Это ощущали и трудящиеся Киева. Ухудшались условия труда рабочих, росла безработица. Только на бирже труда было зарегистрировано в середине октября 1444 безработных (большинство их регистрировалось профсоюзами). Ухудшение положения рабочих вело к усилению стачечной борьбы. Поскольку предприниматели пытались вызвать рабочих на эксцессы, чтобы расправиться с ними, городская конференция фабзавкомов 17 сентября высказалась против объявления в городе всеобщей забастовки. Однако рабочих невозможно было удержать от выступления.

В сентябре после двух с половиной месяцев бесплодных переговоров с предпринимателями о подписании коллективного договора забастовали металлисты города. Бастовали рабочие 14 предприятий и мастерских. К 24 сентября — времени прибытия в Киев представителя Министерства труда Временного правительства — бастовало уже свыше 5 тыс. киевских металлистов. В этом же месяце объявили забастовку служащие трамвая, дворники, работницы мастерских женского платья и другие отряды трудящихся.

Возглавляемые большевиками пролетарии Киева готовились к решающим боям за утверждение власти Советов. 24 сентября состоялась городская конференция РСДРП(б). К этому времени большевики Киева насчитывали в своих рядах 4 тыс. человек. Конференция обсудила вопрос об отношении к Демократическому совещанию и о вхождении большевиков в созданный меньшевиками и эсерами т. н. предпарламент. По-ленински оценив образование предпарламента как прикрытие для новых соглашений с буржуазией, конференция предложила ЦК РСДРП(б) приложить все силы к тому, чтобы немедленно созвать съезд Советов для создания крепкой революционной власти. Делегаты вывели из состава Киевского комитета РСДРП(б) тех, кто не разделял эти взгляды. Телеграмма, направленная делегатами конференции вождю партии В. И. Ленину, гласила: «Киевская общегородская конференция большевиков горячо приветствует тов. Ленина за его истинно революционную позицию по вопросу о Совещании и Предпарламенте. Нельзя тратить времени на болтовню и сеяние иллюзий. Да здравствует тов. Ленин! Да здравствует революционный пролетариат!». Большевики обратились к рабочим с призывом готовиться к решительному бою с контрреволюцией. «Товарищи! Предстоит бой. Революции угрожают — укрепляйте Советы»{Очерки истории Киевских городской и областной партийных организаций, с. 173.},— призывал 12 октября «Голос социал-демократа».

12 октября исполком Совета рабочих депутатов принял решение передать боевые дружины в полное распоряжение и ведение Совета рабочих депутатов. Решено было создать общегородской штаб Красной гвардии. В его состав вошли большевики М. С. Богданов, А. В. Иванов, Ф. А. Нусбаум, Л. Л. Пятаков. Возглавил штаб член РСДРП(б) А. А. Сивцов. Численность красногвардейцев в городе достигла к октябрю 3000 человек. 19 октября исполком Совета рабочих депутатов, обсудив вопрос о вооружении красногвардейцев, постановил «поручить президиуму исполкома получить на следующий день (20 октября) оружие для Красной гвардии даже помимо властей»{1917 год на Киевщине. Хроника событий, с. 300.}.

Идея передачи всей власти в руки Советов все глубже входила в сознание масс. 15 октября объединенное заседание Советов рабочих и солдатских депутатов высказалось за скорейший созыв II Всероссийского съезда Советов как суверенного органа власти.

18 октября областной съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, на котором было представлено 34 Совета, принял резолюцию с требованием перехода власти к Советам. Делегатами на II Всероссийский съезд Советов были избраны преимущественно большевики: от Киевского окружного Совета солдатских депутатов — М. С. Богданов, В. С. Пащенко, от Совета рабочих депутатов — М. М. Майоров, И. М. Фиалек, Лесовский, от областного Совета рабочих и солдатских депутатов Юго-Западного края — В. М. Примаков, Расомахин. Делегаты Киевского Совета рабочих депутатов, Киевского областного Совета рабочих и солдатских депутатов, Киевского губернского Совета выехали на съезд с наказом «Вся власть Советам!»

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главное меню

Календарь

<Июль 2011>
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
192021222324
25262728293031

Поиск

История Киева

Революционное движение в годы первой мировой войны

Вступление России в войну сопровождалось взрывом шовинистической пропаганды со…

Архитектура.

Вскоре после освобождения Киева от гитлеровцев архитекторы и строители активно…

Киев — культурный центр древнерусской народности

Высоким уровнем развития отличалась культура древнего Киева. Основы ее были…

Возрастание общественно-политической активности трудящихся

На новом этапе исторического пути советского общества, когда наше государство…
SEO sprint - максимальная раскрутка сайтов!

Украина моя. 2010-2011.
При использовании материалов сайта гиперссылка на ukrmy.com обязательна.

Р_РєС_аиР_С_РєРёР№ С:Р_С_С'РёР_Р_, С_айС' Р+РчС_РїР>Р°С'Р_Р_, С_Р°С_РєС_С_С'РєР° С_айС'Р° Р+РчС_РїР>Р°С'Р_Р_.