Революционное движение в годы первой мировой войны

Вступление России в войну сопровождалось взрывом шовинистической пропаганды со стороны господствующих классов. С энтузиазмом были подхвачены буржуазными газетами слова царского манифеста о забвении «внутренних распрей» и об укреплении «священного единения» царя с народом. Как отмечал В. И. Ленин, шовинизмом были заражены также широкие слои городской «средней» буржуазии, буржуазной интеллигенции, лиц свободных профессий и т. д.{Ленин В. И. Полное собрание сочинений, т. 26, с. 329.}. Царский манифест о войне был поддержан украинскими буржуазными и мелкобуржуазными партиями ТУП и УСДРП, опубликовавшими манифест «Война и украинцы», в котором они заявляли о поддержке начавшейся войны{«Украинская жизнь», 1914, № 7, с. 5.}.

Единственным классом России, не поддавшимся шовинистическому угару, оказался пролетариат. Как и по всей стране, рабочие Киева отказывались от участия в лжепатриотических демонстрациях. В первые же дни после вступления России в войну Киевский комитет РСДРП распространил прокламацию, отпечатанную в подпольной типографии (13 тыс. экземпляров). Разоблачая грабительский характер войны, начатой в интересах эксплуататорских классов, прокламация призывала рабочих «сплотиться для великой борьбы за освобождение родины от гнета помещичьего самодержавия... Только революция, только свержение этого кровавого правительства,— подчеркивали большевики,— конфискация помещичьих земель и наделение землей крестьянства, только 8-часовой рабочий день и демократическая республика дадут возможность России развиваться и без кровавых завоеваний!»{Большевики Украины в период между первой и второй буржуазно-демократическими революциями в России, с. 563.}.

Вступление России в войну чрезвычайно усложнило условия деятельности большевиков. Киев, как и значительная территория прифронтовых губерний, был объявлен на военном положении, по которому даже гражданские лица «за бунт против верховной власти» подлежали военному суду и наказанию по законам военного времени{Полный свод законов Российской империи, кн. 1. СПб., 1911, с. 702—706.}. Местная охранка приняла меры к тому, чтобы нанести удар по руководству большевистской организации. В ночь на 25 июля 1914 года на квартире наборщика Ф. Глушенко были арестованы многие руководители Киевского комитета РСДРП во главе с его секретарем В. Н. Андронниковым, членом партии с 1905 года. Тогда же полиция разгромила подпольную типографию комитета{Рабочее движение на Украине в период первой мировой империалистической войны. Июль 1914 г.— февраль 1917 г. Сборник документов и материалов. К., 1966, с. 12.}. Всех арестованных без суда сослали в Сибирь{Кошик А. К. Рабочее движение на Украине в годы первой мировой войны и Февральской революции. К., 1965, с. 55.}.

Однако оставшиеся на воле большевики продолжали свою работу. С помощью С. В. Косиора (нелегально прибыл в конце августа 1914 года в Киев), который до этого времени был одним из руководителей партийной работы на Харьковщине, удалось создать «Инициативную группу» (фактически общегородской комитет РСДРП). В него кроме С. В. Косиора вошли рабочий фабрики «Спилиотти» П. М. Дегтяренко, учащийся коммерческого училища Г. В. Ливер, студент университета Ф. М. Безуглый и другие{Нариси історії Київської обласної партійної організації, с. 121; Майоров М. З історії революційної боротьби на Україні, 1914—1919. X., 1928, с. 13.}.

Трудности в работе еще более возросли с утратой связи с заграничными органами большевистской партии, арестом большевистской фракции IV Думы, являвшейся всероссийским легальным органом партии, закрытием всех легальных печатных органов партии. Однако в Киев, как и в некоторые другие центры страны, удалось доставить написанные В. И. Лениным тезисы о войне («Задачи революционной социал-демократии в европейской войне»), определившие направление работы партии в условиях войны. В начале 1915 года «Инициативная группа» отпечатала и распространила листовки к 10-й годовщине «Кровавого воскресенья» и к Международному женскому дню, в которых разъяснялся грабительский, империалистический характер войны и содержался призыв вести борьбу за ее прекращение{Большевики Украины в период между первой и второй буржуазно-демократическими революциями в России, с. 574, 575, 577—579.}.

Стремясь наладить связи с партийными организациями других городов и прежде всего Петрограда, член городского комитета РСДРП председатель союза металлистов П. М. Дегтяренко во время встречи группы киевских рабочих с М. Горьким, посетившим Киев в октябре — ноябре 1914 года, попросил помощи у писателя. М. Горький охотно согласился, с условием, что ему дадут адрес товарища, наиболее «стойкого в отношении арестов»{Нариси історії Київської обласної партійної організації, с. 121.}.

Война тяжело отразилась на экономическом развитии Киева. Предприятия города, как и всей страны, испытывали серьезные трудности, связанные с начавшейся дезорганизацией хозяйства, неспособностью царского правительства и буржуазии организовать перестройку промышленности на военные нужды. Осенью 1915 года обнаружился острый дефицит каменного угля и металла. В октябре 1915 года три крупных киевских завода — Гретера и Криванека, Южнорусский и Целлера, изготовлявшие в основном военную продукцию, недополучили значительное количество угля. Большие производственные трудности испытывали также кабельный завод, «Арсенал» и другие предприятия{Кошик А. К. Рабочее движение на Украине в годы первой мировой войны и Февральской революции, с. 117.}. Война привела к крайнему ухудшению положения рабочего класса. Используя поддержку властей, предприниматели стремились отнять у трудящихся те немногочисленные уступки, которые были завоеваны в предвоенные годы, в период революционного подъема. Увеличивалась продолжительность рабочего дня, особенно на предприятиях, выполнявших заказы военного ведомства. Так, на киевском механическом заводе Долинского сверх обычных 10 часов было введено еще 3 часа сверхурочных. На гильзовой фабрике «Дуван», где ранее был установлен 9-часовой рабочий день, всех 178 рабочих перевели теперь на работу по 12 часов в сутки. То же было сделано на табачной фабрике братьев Коген, в механических мастерских, пароходного общества, городского трамвая, на табачной фабрике «Спилиотти» и др. В годы войны рабочие не могли оставлять предприятия, к которым они были прикреплены, и предприниматели диктовали им свои условия. Малейшее нарушение их могло привести к отправке на фронт. По данным Киевского страхового товарищества (без учета промышленных заведений казенного ведомства, мелких и некоторых других предприятий), в Киеве в 1916 году насчитывалось 175 предприятий с 21 093 рабочими. В составе рабочих увеличилось количество женщин и подростков: в 1916 году на заводах и фабриках города женщины-работницы составляли 30 проц., а подростки — 11,5 проц. от общего числа занятых в промышленности{Черный Б. О. Материалы по рабочему вопросу и промышленности Киева (1914—1917 гг.), с. 14, 46.}. Заставляя их работать по нормам взрослых рабочих-мужчин, владельцы предприятий платили женщинам и подросткам меньшую заработную плату. Для увеличения своих прибылей капиталисты добивались разрешения правительства использовать почти даровой труд военнопленных. На киевских заводах «Ауто», Гретера и Криванека, Фильверта и Дедины, Млошевского, «Арсенал» и др. в 1916 году из 5901 занятого здесь рабочего 1239 человек (т. е. почти пятую часть) составляли военнопленные{История Киева, т. 1, с. 567.}.

Значительная интенсификация производства, нежелание капиталистов выделять средства на технику безопасности приводили к росту случаев производственного травматизма. В 1915 и 1916 гг. в Киеве на каждую тысячу рабочих крупных и средних предприятий приходилось почти по 150 несчастных случаев, особенно частыми были они на предприятиях по обработке металлов, пищевых продуктов и на табачных фабриках{Черный Б. О. Материалы по рабочему вопросу и промышленности Киева (1914—1917 гг.), с. 9, 10.}. Еще более ухудшила положение трудящихся растущая дороговизна на предметы первой необходимости. Только за август — декабрь 1915 года цены на продовольственные товары увеличились на 30—40 проц. и более{Кошик А. К. Рабочее движение на Украине в годы первой мировой войны и Февральской революции, с. 131.}. Реальная заработная плата рабочих Киева в 1915 году по сравнению с довоенным 1912 годом сократилась на 25,5 проц., а в 1916 году — на 45,2 процента{Історія робітничого класу Української РСР, т. 1, с. 440.}.

В борьбе против рабочих капиталисты надеялись не только на помощь властей. В 1916 году они создали общество фабрикантов и заводчиков, основная задача которого состояла в координации мер против рабочих (установление единых условий найма, единых правил внутреннего распорядка на предприятиях, составление «черных списков», куда вносили сознательных рабочих, и т. п.). Получая выгодные заказы от казны и всемерно усиливая эксплуатацию рабочих, капиталисты обеспечивали себе невиданные прибыли. Только за один 1914/15 финансовый год, например, акционеры завода Гретера и Криванека получили чистой прибыли свыше 267 тыс. руб., или почти на 42 тыс. руб. больше, чем в довоенном 1910/11 году{Кошик А. К. Рабочее движение на Украине в годы первой мировой войны и Февральской революции, с. 134; Нестеренко О. О. Розвиток промисловості на Україні, ч. 2, с. 381.}. Возможность получения сверхприбылей на заводах, выпускавших военную продукцию, привлекала внимание мультимиллионеров-сахарозаводчиков. В годы войны сложилась одна из сильнейших в стране финансово-капиталистическая группа во главе с Ярошинским. Она захватила в свои руки киевские Частный коммерческий банк и отделение Торгово-промышленного банка и оказывала значительное влияние на дела петроградского Русского для внешней торговли банка{Исторические записки, т. 38, с. 149.}. Эта финансово-капиталистическая группа стала фактическим владельцем Южнорусского машиностроительного завода и, за короткий срок скупив большую часть акций всех сколько-нибудь значительных механических заводов в Киеве, планировала создание единого крупного судовагономашиностроительного завода{Завод «Ленинская кузница», 1862—1962, с. 39.}.

Использованию казенных средств (а вернее награбленных правительством у народа путем прямых и косвенных налогов) для своего обогащения помогали капиталистам созданные по их инициативе в мае 1915 года военно-промышленные комитеты. Киевский областной военно-промышленный комитет возглавил сахарозаводчик Терещенко. Выступая посредником между государством и частной промышленностью, преимущественно средними и мелкими предприятиями (крупные предприятия, как правило, получали заказы от казны непосредственно), военно-промышленные комитеты фактически перекачивали казенные деньги в карманы капиталистов. Заказы от казны принимались по очень высокой цене, заказчики получали большие авансы, а выпуск продукции налаживался очень медленно. Так, Киевский областной военно-промышленный комитет по состоянию на июнь 1916 года принял от военного ведомства заказов на 16 млн. руб., а выполнил лишь на 1,8 млн. рублей{Щербина Й. Т. Робітничий клас України та його революційна боротьба у 1914—1917 роках. К., 1963, с. 24; Нестеренко А. А. Очерки истории промышленности и положения пролетариата Украины в конце XIX и начале XX в., с. 555.}.

Усиление эксплуатации, введение жесткой полицейской регламентации труда и жизни, рост дороговизны и падение реальной заработной платы толкали пролетариев на борьбу с царизмом. На ряде предприятий Киева в годы войны состоялись экономические забастовки, в ходе которых рабочим удавалось добиваться некоторого повышения заработной платы, сокращения сверхурочных работ и т. д. В 1915 году были зарегистрированы забастовки почти 350 рабочих 9 промышленных предприятий, а в 1916 году — свыше 2100 рабочих 20 предприятий. В начале 1917 года состоялись 3 стачки, в которых приняли участие 315 человек. Забастовки носили экономический характер{Щербина Й. Т. Робітничий клас України та його революційна боротьба у 1914—1917 роках, с. 337—367.}. Наиболее крупными были стачки 300 рабочих кузнечного цеха завода «Арсенал» в январе 1916 года и 800 печатников семи типографий в сентябре того же года. Последняя продолжалась 12 дней и закончилась частичной победой рабочих{Рабочее движение на Украине в период первой мирової империалистической войны, с. 135, 251, 314.}. Иногда рабочим удавалось добиться удовлетворения своих требований, в частности увеличения зарплаты, одной угрозой забастовки, как это было летом 1916 года на заводах Гретера и Криванека, Фильверта и Дедины, Долинского и на Южнорусском машиностроительном заводе{Там же, с. 332—334.}.

Борьбой рабочих руководили большевики. В дни проведения сентябрьской забастовки печатников в 1916 году они выпустили листовку с обращением к пролетариям Киева поддержать бастующих и организовали сбор средств в их пользу{Там же, с. 331, 334.}.

Значительную роль в активизации деятельности большевиков среди трудящихся Киева сыграло общегородское партийное совещание киевских рабочих-марксистов, состоявшееся летом 1915 года, на котором присутствовали 27 членов организации, а также представители профсоюзов города, объединенных в нелегальное Центральное бюро. В совещании приняли участие и представители черниговских большевиков{Там же, с. 98—100, 427.}. Большая работа была развернута большевиками в сохранившихся тогда профсоюзах портных, столяров, кожевников, печатников, булочников и кондитеров. По признанию охранки, союзы портных, столяров и печатников являлись «ячейками с марксистской пропагандой...»{Щербина Й. Т. Робітничий клас України та його революційна боротьба у 1914—1917 роках, с. 121, 122.}. Связи с массами укреплялись и через другие рабочие организации: больничные кассы (в Киеве их было 15), рабочий кооператив «Жизнь», имевший 20 лавок, две сапожные мастерские и две типографии. В своей деятельности большевикам приходилось преодолевать сопротивление проникших в правление ряда рабочих организаций меньшевиков и эсеров, выступавших с проповедями «классового мира» во имя «защиты отечества» и пытавшихся внести дезорганизацию в среду рабочих, отвлечь их от революционного движения, используя для этого легальную буржуазную печать, особенно газету «Киевская мысль»{Нариси історії Київської обласної партійної організації, с. 127; Корольов Б., Левін В. Михайло Мусійович Майоров. К., 1969, с. 32, 33; История Киева, т. 1, с. 571.}.

Острая борьба между большевиками и оборонцами развернулась во второй половине 1915 года, когда проходила кампания выборов рабочих представителей в военно-промышленные комитеты. Создание «рабочих групп» военно-промышленных комитетов было предпринято буржуазией для привлечения на свою сторону той части рабочих, которая находилась в плену оборонческих настроений, с тем чтобы внести раскол в пролетарские ряды.

Руководствуясь указаниями Ленина и директивами центральных партийных органов, киевские большевики развернули широкую агитационную кампанию за бойкот выборов «рабочей группы» Киевского областного военно-промышленного комитета. Перед выборами среди рабочих был распространен «Наказ выборщикам в Центральный военно-промышленный комитет», разработанный Петроградским комитетом РСДРП. Указывая, что киевские большевики полностью солидарны с петроградскими, Киевский комитет РСДРП призвал рабочих принять участие в первой стадии выборов уполномоченных, но бойкотировать выборы членов «рабочей группы» Киевского областного военно-промышленного комитета{Большевики Украины в период между первой и второй буржуазно-демократическими революциями в России, с. 601—603.}. Однако арест большой группы руководителей большевистской организации в сентябре 1915 года, наличие значительного числа мелких предприятий, рабочие которых не освободились от влияния мелкобуржуазных иллюзий, сокращение числа передовых рабочих в связи с репрессиями властей и мобилизацией в армию сорвали активный бойкот выборов «рабочей группы». Буржуазии при деятельной поддержке меньшевиков и эсеров, хотя и с большим трудом, удалось создать «рабочую группу». Однако агитация большевиков не пропала даром. Эта группа, как вынужден был отметить в своем отчете за первый квартал 1916 года Киевский областной военно-промышленный комитет, действовала изолированно от рабочих масс и потому не смогла «достигнуть многого в смысле объединения рабочих»{Кошик А. К. Рабочее движение на Украине в годы первой мировой войны и Февральской революции, с. 105, 106.}. «Рабочая группа» не имела сколько-нибудь серьезного влияния среди рабочих, и в ней наступило разочарование в возможности развить широкую деятельность, поднимался даже вопрос о выходе «представителей» от рабочих из комитета{Тютюкин С. В. Война, мир, революция. Идейная борьба в рабочем движении России 1914—1917 гг. М., 1972, с. 222.}.

Оживление рабочего движения, рост недовольства среди крестьян оказывали влияние и на революционизирование солдат. Через мобилизованных в армию рабочих большевики развертывали широкую агитацию, распространяли листовки. Киевским большевикам удалось создать солдатскую социал-демократическую группу в расположенном в Киеве 3-м авиационном парке. Активную работу в этой части вел член партии с 1906 года М. С. Богданов. За участие в агитационной деятельности среди солдат весной 1916 года был арестован и заключен в тюрьму один из руководителей киевских большевиков И. М. Крейсберг.

В сентябре 1916 года в Киеве был вновь создан городской партийный центр во главе с М. А. Савельевым. В городе насчитывалось до 200 членов партии, объединенных в 12 группах, во главе с ответственными организаторами из Киевского комитета. Наиболее боеспособной была партийная группа на заводе «Арсенал», которой руководил большевик с 1906 года, активный участник революционного движения во Владимирской губернии и Москве А. В. Иванов, отозванный в качестве квалифицированного рабочего из армии и направленный в Киев{Нариси історії Київської обласної партійної організації, с. 122, 123; Великий Жовтень на Київщині. Збірник спогадів учасників Великої Жовтневої соціалістичної революції. К., 1957, с. 59.}.

С 1916 года в России начала складываться революционная ситуация. Царизм пытался предотвратить назревавшую революцию усилением репрессий. Как и в других промышленных центрах, киевская охранка особое внимание обращала на деятельность нелегальных большевистских организаций. В ночь на 10 декабря 1916 года было арестовано более 30 социал-демократов Киева, а за теми, кто остался на воле, установлен строгий надзор{Корольов Б. На шляху до Жовтня. К., 1968, с. 23.}. Однако оставшиеся на воле большевики, преодолевая полицейские преследования, продолжали вести революционную работу. В условиях общего подъема революционного движения в стране, когда из Петрограда пришли вести о массовых забастовках рабочих и уличных демонстрациях, Киевский комитет РСДРП обратился 25 февраля 1917 года к рабочим города с воззванием, в котором говорилось: «Нам не на кого надеяться и не от кого ждать помощи. Только мы сами можем помочь себе. Выход только в РЕВОЛЮЦИИ»{Большевики Украины в период между первой и второй буржуазно-демократическими революциями в России, с, 650.}. Авангард российского пролетариата — рабочие Петрограда и присоединившиеся к ним солдатские массы петроградского гарнизона под руководством большевистской партии осуществили победоносный штурм самодержавия. 27 февраля ЦК РСДРП в своем манифесте «Ко всем гражданам России» возвестил о победе восставшего народа и свержении ненавистного царизма. «...Всего в 8 дней,— писал В. И. Ленин,— развалилась монархия, державшаяся веками...»{Ленин В. И. Полное собрание сочинений, т. 31, с. 11.}. В Петрограде началось создание Совета рабочих и солдатских депутатов как органа революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. Почти одновременно с ним буржуазия в лице Временного комитета IV Государственной думы во главе с крупным помещиком М. В. Родзянко приступила к формированию буржуазного Временного правительства. Так начала складываться в России своеобразная политическая обстановка — двоевластие. Первая мировая война, принесшая неисчислимые бедствия народным массам и явившаяся, по словам В. И. Ленина, всесильным «режиссером», «могучим ускорителем» революции{Там же, с. 13.}, «...создала такой необъятный кризис, так напрягла материальные и моральные силы народа, нанесла такие удары всей современной общественной организации, что человечество оказалось перед выбором: или погибнуть или вручить свою судьбу самому революционному классу для быстрейшего и радикальнейшего перехода к более высокому способу производства»{Там же, т. 34, с. 197, 198.}.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главное меню

Календарь

<Июль 2011>
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
192021222324
25262728293031

Интересно узнать

Высоким уровнем развития отличалась культура древнего Киева. Основы ее были заложены задолго до возникновения Киевской Руси. Такие отрасли древнерусской культуры, как архитектура, прикладное искусство, имели глубокие многовековые традиции.

Читать полностью...

Поиск

История Киева

Рост народного благосостояния

Воплощая в жизнь заветы В. И. Ленина, Коммунистическая партия и Советское…

Изобразительное искусство.

В условиях общего кризиса буржуазной культуры в начале XX в., когда усилились в…

Общественно-политическая жизнь

В условиях восстановления и дальнейшего развития народного хозяйства,…

Литература.

Определяющее значение для развития советской литературы и искусства на Украине…
Криптовалютные токены: дивидентные STE, торговые A2A - технология Any2Any

Украина моя. 2010-2018.
При использовании материалов сайта гиперссылка на ukrmy.com обязательна.

Р_РєС_аиР_С_РєРёР№ С:Р_С_С'РёР_Р_, С_айС' Р+РчС_РїР>Р°С'Р_Р_, С_Р°С_РєС_С_С'РєР° С_айС'Р° Р+РчС_РїР>Р°С'Р_Р_.