Развитие культуры

В первой половине XVIII в. Киев продолжал играть большую роль в развитии образования в стране.


Начальные киевские школы были такими же, как и в других городах Украины того времени. Мальчики, а в отдельных случаях и девочки, обучались в них грамоте и счету. Вблизи церкви обычно строился школьный дом, где жил дьяк, выполнявший обязанности учителя. Такие приходские школы существовали на Подоле при церквах, на Печерске и в Старом Киеве — при монастырях.

1 мая 1789 года в Киеве было открыто главное народное училище. В нем занимались 134 ученика — дети зажиточных горожан. Преподавали здесь известные ученые: историю и географию — М. Ф. Берлинский, математику и физику — И. Карбановский, русский и латинский языки — М. Громницкий и С. Стефанович. Согласно царской грамоте от 11 января 1694 года Киево-Могилянская коллегия получила право пользоваться всеми своими прежними привилегиями. В ней, как и в высших учебных заведениях Европы, разрешалось преподавание богословия, а главное ей предоставлялось право самоуправления (назначение и увольнение преподавателей, прием студентов, суд над ними и т. д.). Эти права были подтверждены еще раз царской грамотой от 26 сентября 1701 года. Коллегия официально стала именоваться академией{Вишневский Д. Киевская академия в первой половине XVIII ст. К., 1903, с. 13; Хижняк З. I. Києво-Могилянська академія. К., 1981, с. 52—53.}. Однако в первой половине XVIII в. все дела в академии решались только с согласия киевского митрополита.

Во главе Киево-Могилянской академии стояли: ректор, префект (ведал административной частью, обязан был следить за преподаванием наук, посещать занятия и диспуты) и супер-интендант (осуществлял надзор за поведением студентов). Среди ректоров академии были известные ученые и общественные деятели И. Поповский (1704—1707 гг.), Ф. Прокопович (1711—1718 гг.) и другие.

В материальном отношении академия зависела от Киево-Братского монастыря. Некоторые суммы поступали из войсковой казны и от киевских митрополитов. Во второй половине XVIII в. по указу Екатерины II на содержание академии отпускалось ежегодно 8,4 тыс. руб. В 1703—1704 гг. было построено каменное здание академии, а в 1732—1740 гг. надстроен второй этаж. Во дворе Киево-Братского монастыря построено здание бурсы, где жили студенты. Академия имела большую библиотеку. В 30-х годах XVIII в. в ней насчитывалось свыше 10 тыс. книг.

В Киево-Могилянскую академию принимали «детей русского народа всяких чинов», а также выходцев из других стран, но православного вероисповедания. В середине XVIII в. число студентов достигло 2000 человек. Большинство их составляли дети казацкой старшины и зажиточных мещан. Около трети — дети духовенства. Курс обучения в академии состоял из 8 классов: «фары», или «аналогии», «инфимы», «грамматики», «синтаксимы», «поэтики», «риторики», «философии» и «богословия». Длился он 12 лет, поскольку в философском классе учились 2, а в классе богословия — 4 года.

Обучение в Киево-Могилянской академии носило в основном общеобразовательный характер. Почти все дисциплины преподавались на латинском языке. Кроме латинского, студенты изучали польский и русский языки. С 1738 года введено изучение древнееврейского и немецкого языков. В старших классах учились мастерству сочинения стихов и ораторскому искусству, знакомились с географией и историей (хотя и без определенной системы). Из философских дисциплин изучали логику, этику, естественную философию и метафизику. Преподавателями философии и естественных наук были такие известные ученые, как Г. Конисский, И. Поповский, Ф. Прокопович, С. Яворский и другие.

Лингвист С. Тодорский, преподававший в 1738—1742 гг., заложил в Киево-Могилянской академии основы научного изучения языков. Видными преподавателями в этой области были также В. Лагцевский и Д. Нашинский. Последний, наряду с немецким языком, преподавал физику, риторику, философию и богословие. В 1753 году К. Кришановский начал читать курс французского языка. В 50-х годах курс русского языка и литературы читали Д. Домонтов, Д. Сигиревич и Н. Соколовский. Благодаря воспитанникам академии в Киеве и на территории всей Украины распространялись произведения Г. Р. Державина, А. П. Сумарокова и других русских писателей.

Большое внимание уделялось преподаванию математических дисциплин. Здесь изучались: алгебра, геометрия, механика, тригонометрия, начала астрономии, гидравлики и другие. Во второй половине XVIII в. в Киево-Могилянской академии открыт класс чистой математики. Видным ученым-математиком в то время был И. Фальковский, автор ряда учебников.

Известный украинский ученый, политический и общественный деятель, сподвижник Петра I Ф. Прокопович осуждал схоластическую науку, краснобайство, слепое следование готовым псевдонаучным догмам, требовал от студентов не идти лишь дорогой, проторенной другими учеными, а придерживаться и самостоятельных научных взглядов{Прокопович Ф. Філософські твори в трьох томах, т. 3, К., 1981, с. 216, 218—219, 263, 279, 296—298.}.

Лучшие студенты и ученые Киево-Могилянской академии сыграли значительную роль в развитии культуры всей страны. В первой половине XVIII в. в академии завершил образование основоположник русского документального источниковедения и палеографии, автор «Поморских ответов» А. Денисов. В конце 1734 — начале 1735 года в Киево-Могилянской академии слушал лекции М. В. Ломоносов — будущий великий русский ученый и поэт, поборник отечественного просвещения и самостоятельного развития русской науки. Находясь в Киеве, М. В. Ломоносов изучал в библиотеке Киево-Братского монастыря не только рукописи древних летописцев, но и печатные книги, написанные на славянском, греческом и латинском языках{Русская литература XVIII века и славянские литературы, Исследования и материалы. М.-Л., 1963, с. 79—101.Русская литература XVIII века и славянские литературы, Исследования и материалы. М.-Л., 1963, с. 79—101.}. В 1738—1750 гг. в академии учился Г. С. Сковорода, впоследствии выдающийся украинский философ. Воспитанником академии был известный путешественник В. Г. Григорович-Барский. Во второй половине XVIII в. в академии получили образование многие видные писатели и ученые, в частности Н. М. Амбодик-Максимович — доктор медицины, один из основоположников акушерства, ботаники и физиотерапии в России, П. А. Загорский — анатом и физиолог, основоположник первой русской анатомической школы, К. А. Кондратович — ученый и переводчик, составивший «Российский ботанический словарь»{«Киевская старина», 1899, № 11, с. 132—133.}, Д. М. Велланский (Кавунник) — ученый-медик и философ. Учеными и преподавателями стали П. И. Погорецкий, Д. В. Понирка, Д. С. Самойлович, Ф. Т. Тихорский, А. М. Шумлянский и другие. Воспитанниками Киево-Могилянской академии были также: историк Н. Н. Бантыш-Каменский, избранный за труды в области отечественной истории почетным членом Петербургской Академии наук; М. Ф. Берлинский — первый исследователь археологии и истории Киева; П. И. Симоновский — автор «Краткого описания о казацком малороссийском народе», написанном в 1765 году на основе широкого использования документальных материалов; Я. А. Рубан — один из первых отечественных исследователей в области всеобщей истории, автор опубликованной в 1789 году в Москве книги «Рассуждение историческое...», в которой исторический процесс освещен с позиций просветителей XVIII века{«Український історичний журнал», 1971, № 3, с. 89—94.}.

Часть воспитанников Киево-Могилянской академии заняла видное место в рядах передовой интеллигенции страны второй половины XVIII в. Они сыграли важную роль в распространении просвещения, развитии науки, в формировании идей, направленных против господствующей феодальной идеологии, содействовали усилению взаимосвязей культур русского и украинского народов. Выдающимся представителем этой плеяды передовых деятелей отечественной культуры являлся русский просветитель, философ-материалист Я. П. Козельский. Он вел педагогическую деятельность в Артиллерийском инженерном корпусе, был известен и как переводчик. Свои общественные воззрения Я. П. Козельский изложил в труде «Философские предложениям (1768 год), в котором проводил идею «общественного равенства», осуждал самодержавие, захватнические войны. Г. В. Козицкий — писатель и переводчик, издатель журнала «Всякая всячина», организовал при Киево-Могилянской академии целую группу переводчиков, которые перевели на русский язык и издали большое количество книг по истории, географии, произведения античных авторов, французских просветителей. К передовой интеллигенции того времени принадлежал украинский историк и писатель В. Г. Рубан — издатель журналов в Москве, автор трудов «Краткая летопись Малой России с 1506 по 1776 год», «Землеописание Малой России, изъясняющее города, местечка, реки, число монастырей и церквей и сколько где выборных казаков» (1777 год), «Описание Москвы» (1782 год) и других. Киево-Могилянская академия дала также ряд известных государственных деятелей. Среди них: П. В. Завидовский — председатель комиссии по составлению законов Российской империи, министр народного просвещения, председатель Государственного совета и член сената (с 1810 года), автор проекта «Учреждения о губерниях» (1775 год); А. А. Безбородко — дипломат, канцлер, один из руководителей внешней политики России в 80—90-х годах XVIII в.; Д. П. Трощинский — министр уделов, министр финансов в царском правительстве; А. Я. Италинский — член Петербургской Академии наук, видный дипломат{Xижняк З. І. Киево-Могилянеька академія, с. 183—188.}.

Выпускники Киево-Могилянской академии завершали образование в Москве, Петербурге, за границей — в университетах Кенигсберга, Кракова, Пешта, Пресбурга, Токая. Многие из них стали позже профессорами Киево-Могилянской академии, преподавателями школ и семинарий в городах Украины и России, а также Болгарии, Сербии и Черногории.

На протяжении XVIII в. действовала Киево-Печерская типография. Тесно связанная с Киево-Могилянской академией, она способствовала развитию науки и образования на Украине. В 20-х годах типография почти полностью перешла на печатание церковно-религиозной литературы и только с 1787 года возобновила печатание светской. Появились книги «Таврия, или Известия древнейшие и новейшие о состоянии Крыма» А. С. Нарушевича, «Рассуждение о воде как всеобщем врачестве» Ф. Гартмана, польская грамматика М. Селегиновского, «Киевские месяцесловы» на 1796—1799 гг. В 1795 году здесь напечатано «Краткое известие о Киеве», а в 1796 году — «Достопамятнейшие древности в Киеве». Это были первые научные труды по истории Киева{«Киевская старина», 1899, М 10, с. 8—18.}.

В XVIII в. в Киево-Могилянской академии продолжал существовать школьный театр. Сюжеты ставившихся в нем драм были в основном библейские, спектакли шли на латинском и церковнославянском языках. Между актами ставились сценки-интермедии из жизни простых людей, имевшие более реалистический характер. Постепенно тематика пьес расширялась. Появились школьные драмы на исторические темы. Наиболее выдающимся драматургом первой четверти XVIII в. был Ф. Прокопович. В известной драме «Владимир» (1705 г.), разрабатывая сюжет введения христианства на Руси, он отошел от аллегорико-морализаторского характера предыдущих пьес. Изображение исторических событий здесь связано с определенной политической трактовкой их. В образе Владимира Ф. Прокопович прославил Петра I как высокообразованного человека и мудрого правителя, а в сатирических образах жрецов — Жеривола, Прияда и Курояда — высмеял защитников старины, представителей консервативного духовенства, враждебно относившихся к петровским реформам. В пьесе много психологических моментов, немало бытовых и комических сцен. В драме «Милость божья, Украину... освободившая», приписываемой Ф. Прокоповичу, освещается освободительная война украинского народа против польско-шляхетского гнета, прославляются Б. Хмельницкий как выдающийся государственный деятель и полководец и его боевые соратники — казаки. В театре академии, кроме названных пьес, студенты ставили также драмы Г. Конисского. Его трагикомедия «Воскресение мертвых» написана на жизненном злободневном материале тех времен. В ней отражены острые социальные противоречия, в частности захват старшинской администрацией крестьянских и казацких земель, произвол польских магнатов и католического духовенства по отношению к местному населению.

В 1780 году в Киеве была создана постоянная любительская театральная труппа. Популярными среди трудящихся масс города был народный кукольный театр — вертеп и спектакли странствующих дьяков — «пиворезов». Светская часть вертепного спектакля состояла из бытовых интермедийных сцен, отражавших жизнь различных социальных групп населения Украины XVIII в. Сатирический и жизнеутверждающий характер спектаклей странствующих дьяков и интермедий с их антикрепостническими мотивами — свидетельство глубоко народной основы этих спектаклей.

В XVIII в. Киев продолжал быть главным центром музыкальной культуры на Украине. Церковная музыка, которую писали студенты-регенты Киево-Могилянской академии, отвечала уровню развития западноевропейской классической музыки. Особенно сильное влияние оказывало на киевских композиторов творчество великого немецкого композитора и органиста И. С. Баха, а также итальянского композитора, классика хоровой музыки а капелла Д. П. Палестрины.

В Киево-Могилянской академии широко практиковалось партесное пение. В православной церкви под влиянием народно-песенных традиций выработались формы хорового пения а капелла. В развитии этих форм, в создании новых образцов русской церковной музыки большую роль сыграли воспитанники академии композиторы М. С. Березовский и А. Л. Ведель. Еще будучи студентом Киево-Могилянской академии, М. С. Березовский обратил на себя внимание учителей. Благодаря хорошему голосу его взяли в придворную капеллу, а позже отправили для изучения музыки в Болонскую академию. Его музыкальные произведения отличаются силой чувств, оригинальностью и вместе с тем простотой, высоким композиторским мастерством. Наиболее известны его произведения «Верую», концерт «Не отвергай меня во время старости», опера «Демофонт». М. С. Березовский был избран членом нескольких академий, в т. ч. Болонской. Легкостью и чистотой мелодии, теплотой и непосредственностью отличались произведения А. Л. Веделя. На некоторых из них заметно влияние украинской песни-романса. А. Л. Ведель родился в Киеве, был дирижером студенческого хора Киево-Могилянской академии, а также солистом-скрипачом студенческого оркестра. По поручению московского генерал-губернатора организовал в Москве капеллу, которой руководил до 1790 года. В последующие годы руководил хорами в Киеве и Харькове.

Определенное развитие получила в Киеве и светская музыка. В середине XVIII в. Киевский магистрат имел при своем вооруженном отряде постоянный оркестр. В 1768 году при магистрате была открыта музыкальная школа, просуществовавшая до 1852 года. Согласно уставу, лица, окончившие ее, обязаны были всю жизнь служить в магистратском оркестре, игравшем во время праздничных церемоний. Среди выпускников школы было немало хороших музыкантов. В то время организовалась также школа для обучения пению и игре на гуслях, бандуре и скрипке. На Украине, в т. ч. и в Киеве, в течение XVIII в. набирались певчие для придворной капеллы и хоров сановников-меценатов.

В 1773 году воспитанники Глуховской музыкальной школы создали инструментальную капеллу при Киевском магистрате. В ее репертуаре были симфонии, увертюры и другие произведения отечественных (В. П. Титов, С. И. Давыдов) и западноевропейских композиторов. При капелле действовала школа, готовившая исполнителей-инструменталистов, выступавших с концертами на народных праздниках{«Український історичний журнал», 1971, № 2, с. 101.}. Многие из них входили в состав придворных оркестров и хоровых ансамблей русских и украинских помещиков. В XVIII в. высокого уровня развития в Киеве достигла архитектура. В то время здесь ярко проявились национальные особенности каменной архитектуры Украины. Уже в начале века возникла богатая и своеобразная по формам композиция домов в стиле барокко — с выразительной пластикой стен, густым лепным орнаментом и т. д. Одновременно сохранился принцип простого камерного построения жилых и гражданских сооружений. Строительство в стиле барокко связано с именами выдающихся украинских зодчих С. Д. Ковнира, И. Г. Григоровича-Барского и М. Юрасова{Історія українського мистецтва, т. 3, с. 90—115.}.

Национальные особенности каменной архитектуры особенно четко прослеживаются в культовых сооружениях. Многие из них отличаются утонченностью и богатством пластических украшений и в то же время — стремлением к завершенности, торжественной приподнятости архитектурного образа.

В первые десятилетия XVIII в. развернулось каменное строительство на Подоле, началось сооружение каменной Софийской колокольни, реставрирован Софийский собор и построена южная надвратная башня. В 1720 году на территории Киево-Печерской лавры построен митрополичий дом — один из лучших образцов архитектуры Киева первой половины XVIII в. Дом украшали три высоких фронтона и пилястры{Там же, с. 95.}. В 1746—1747 гг. одновременно с оградой Софийского монастыря выдающимся русским архитектором И. Г. Шеделем была построена на средства митрополита Р. Заборовского брама с фигурным фронтоном. Брама Заборовского — самый яркий образец построек в стиле барокко на Украине. Велись также восстановительные работы в Киево-Михайловском Златоверхом монастыре.

В развитии украинской архитектуры большую роль сыграли русско-украинские культурные связи. В 20-е годы в Киев прибыл архитектор Ф. Васильев, а позже — московский «каменного архитектурного и штукатурного дела мастер» И. И. Каландин, руководивший работами по перестройке Успенского собора после пожара 1718 года. И. И. Каландин был первым учителем известного украинского архитектора-крепостного С. Д. Ковнира, жившего в Киеве в 20—30-е годы и принимавшего участие в сооружении ряда каменных культовых зданий, большая часть которых возведена на территории Киево-Печерской лавры. Наиболее примечательные из них — колокольня на Дальних пещерах (1754—1761 гг.), построенная по проекту русского архитектора П. И. Неелова, и колокольня на Ближних пещерах (1759—1762 гг.). С. Д. Ковнир принимал участие в сооружении в 1731—1745 гг. Главной колокольни Киево-Печерской лавры, которую строил И. Г. Шедель по проекту Ф. Васильева. Высокая (свыше 95,5 метра) четырехъярусная колокольня завершила архитектурный ансамбль лавры. Она отличалась совершенством конструкции, удачным расположением частей, прекрасными пропорциями архитектурных деталей.

В 50-х годах XVIII в. осуществлена реконструкция каменного митрополичьего дома в стиле барокко на территории Софийского монастыря. Вначале он был одноэтажным. Архитектор Михайловского монастыря С. Антонов перестроил дворец, сохранив лишь старую кладку кирпичных стен. Высокие фронтоны на двух продольных фасах, украшенные росписями, определяют вид этого замечательного сооружения. Внутри — анфилады комнат. Стены залов были украшены портретами. Некоторые из них сохраняются ныне в Киево-Печерском государственном историко-культурном заповеднике, в их числе и копия портрета зодчего дворца — С. Антонова, изображенного в монашеской одежде с чертежными принадлежностями в руках.

По проекту архитектора В. В. Растрелли его ученик И. Ф. Мичурин в 1747—1753 гг. построил Андреевскую церковь — уникальный памятник отечественной архитектуры стиля барокко. Церковь поражает общей гармонией, легкостью и изысканностью композиции, органической связью с окружающим ландшафтом — живописными приднепровскими склонами. Церковь, в плане крестовидная, имеет купол и 4 поставленных по диагонали контрфорсапилона с декоративными верхами, что придает ей вид типичного украинского пятиглавого храма. Внутри церковь украшают многочисленные пилястры, капители и орнаменты. Главным украшением интерьера является трехъярусный иконостас. Росписи в середине церкви, выполненные замечательными мастерами А. П. Антроповым и Г. К. Левицким-Носом, отличаются реализмом и ярким колоритом.

По проекту И. Г. Григоровича-Барского на Подоле в 1756 году сооружены колокольня Петропавловской церкви, церковь Василия Великого в Кирилловском монастыре, Покровская и Набережно-Никольская церкви.

В 1764—1769 гг. возведена Трапезная церковь во дворе Киево-Софийского монастыря. Здесь же архитекторы М. Юрасов и П. Попов построили большой двухэтажный корпус монастырских келий. В 60-х годах XVIII в. киевский архитектор М. Юрасов восстановил в Киево-Выдубицком монастыре Михайловскую церковь, в 1770 году построил здесь дом игумена.

Значительные масштабы приобретает гражданское строительство — сооружаются дворцы, дома зажиточных мещан, торговые здания. В 1737 году построено каменное здание магистрата на Подоле.

Под руководством И. Ф. Мичурина в большом парке над Днепром в 1752—1755 гг. по проекту В. В. Растрелли сооружен Мариинский дворец. Он состоял из центрального и двух боковых корпусов. В 1754—1755 гг. С. Д. Ковнир совместно с П. И. Нееловым построил Кловский дворец в урочище Клов. Особенно оригинальным было каменное здание Киево-Могилянской академии, первый этаж которой начали строить в 1703 году. Большие аудитории и рекреационные залы между ними размещались в один ряд. По одному из продольных рядов была расположена открытая аркада, выполненная в монументальных формах и представлявшая собой по пропорциям и отдельным деталям модификацию архитектурных форм раннего Возрождения. В 1736—1740 гг. архитектор И. Г. Шедель надстроил над зданием второй этаж.

Развитие гражданского каменного строительства в Киеве связано с деятельностью С. Д. Ковнира и И. Г. Григоровича-Барского. Лучшими сооружениями С. Д. Ковнира на территории Киево-Печерской лавры были Ковнировский корпус (1720—1733 гг.), в средней части которого находились библиотека и книжная лавра, а также типография. Здания, построенные С. Д. Ковниром, представляют собой образцы украинской жилищно-гражданской архитектуры XVIII в. Многие из них отражают влияние народного архитектурного стиля.

Под руководством И. Г. Григоровича-Барского на центральной площади Подола в конце 40-х годов XVIII в. были сооружены водопровод с павильоном-фонтаном «Фелициал», а также многие гражданские здания: магистратские, хлебный магазин, гостиный двор, дом бурсы, жилые дома{Історія українського мистецтва, т. 3, с. 89—114.}.

В 1763—1767 гг. на территории Софийского монастыря архитекторами М. Юрасовым и П. Поповым было построено оригинальное двухэтажное здание бурсы.

Успехи в развитии оборонного строительства в Киеве связаны, прежде всего, с деятельностью известного русского зодчего Д. В. Аксамитова, направленного в конце XVII в. правительством для строительства Киево-Печерской крепости. Под его руководством вокруг Верхней лавры были построены каменные ограды с башнями и церковью, а также другие сооружения. Д. В. Аксамитов особое внимание уделял композиционному размещению архитектурных объектов, применению местных строительных материалов и конструкций. Крупным каменным сооружением является построенное в 1784—1801 гг. на территории Киево-Печерской крепости в стиле классицизма двухэтажное здание арсенала из белого киевского кирпича, представляющее собой образец промышленной архитектуры того времени{Шулькевич М. М., Дмитренко Т. Д. Киев (Архитектурно-исторический очерк). К., 1978, с. 43, 56.}.

Широкое развитие получила в Киеве живопись. Здесь существовали специальные живописные школы. Такая школа была, например, при летней резиденции киевского митрополита на Кудрявце. В 1763 году в Киево-Печерской лавре создана школа живописи, где обучалось свыше 20 учеников и работало, кроме художников-мастеров, 10 молодых подмастерьев.

Для изобразительного искусства начала и середины XVIII в. характерны декоративность и своеобразное использование черт ренессанса и барокко. Все большее место в живописи стали занимать светские мотивы. Появились картины на бытовые и исторические темы, изображающие реальную жизнь.

Монументальные росписи киевских зданий того времени выполнены мастерами А. Галиком, А. Глинским и другими. Видный украинский живописец и гравер А. Галик, возглавивший в 30—60-х годах XVIII в. иконописную мастерскую Киево-Печерской лавры, расписывал Успенский собор и Троицкую надвратную церковь Киево-Печерской лавры. Его росписи «Первый Вселенский собор в Никее» и «Ход в рай» отличаются реалистическими чертами и глубоким поэтическим чувством. Талантливым живописцем и позолотчиком был А. Глинский, выполнивший ряд произведений в стиле барокко. В икону «Пречистая» (1716 год) художник ввел портреты Петра I и украинской казацкой старшины. В 1723 году он написал иконы и позолотил иконостас Успенского собора Киево-Печерской лавры. Многие киевские художники, воспитанники лаврской школы, переосмысливавшие библейские сюжеты соответственно местным традициям, оставили заметный след в истории отечественного искусства{Історія українського мистецтва, т. 3, с. 178—188; Уманцев Ф. Троїцька надбрамна церква Києво-Печерської лаври. К., 1970, с. 56, 59—177.}.

В светской живописи основным становится жанр т. н. парсунного (от слова «парсуна» — персона) портрета. Художники изображали государственных и военных деятелей, представителей знати. Для парсунных портретов характерна точная передача всех деталей внешнего облика человека.

Портретная живопись в XVIII в. характеризуется заметно проявлявшейся тенденцией к реализму и, наряду с этим, широким использованием элементов народного изобразительного искусства. К лучшим образцам этого жанра киевских мастеров следует отнести портрет атамана Войска Донского Д. Ефремова (1752 год) в Киево-Печерской лавре. Тенденцией к углублению психологической характеристики отмечены произведения киевского живописца Самуила. Шедевром его кисти является портрет князя Дмитрия Долгорукова (1769 год){Історія українського мистецтва, т. З, с. 251—283.}.

В этот период в Киеве и по всей Украине распространялись народные картины. Наиболее популярными были «Казак-бандурист» и «Казак-Мамай», отражавшие мотивы освободительной борьбы украинского народа.

Больших успехов достигло граверное искусство. В начале века здесь продолжали свою деятельность выдающиеся украинские граверы Александр и Леонтий Тарасевичи. Они работали, главным образом, в технике офорта и резцовой гравюры. Особенно популярными были серия гравюр Л. Тарасевича к «Киево-Печерскому патерику» и офорт «Взятие Азова».

Широкой известностью пользовались работы киевских граверов И. Мигуры, Д. Галяховского, Н. Зубрицкого, А. С. Козачковского, Г. К. Левицкого-Носа. И. Мигура был автором гравюры «Иоанн Златоуст» (1705 год) и нескольких панегирических композиций в честь казацкой верхушки и высшего духовенства. Его гравюры отличаются элементами портретности, декоративными украшениями. Д. Галяховский создал несколько гравюр на дереве и меди. Ему была знакома и техника офорта. Произведения Н. Зубрицкого на библейские и евангельские сюжеты отличаются реалистичностью, динамикой (в трактовке фигур), выразительным, легким штрихом. Для жанровых композиций Н. Зубрицкий часто брал образы из народных рассказов и легенд. Наиболее известны его гравюры «Осада Почаева турками» (1704 год), «Распятие» (1704 год) и «Равенство в дружбе» в киевском издании книги «Ифика иерополитика» (1712 год). Выдающийся мастер офорта первой половины XVIII в. А. С. Козачковский создал в реалистической манере лучшие свои произведения — гравюры на меди «Положение во гроб» и «Царь Давид». Он оформил киевское издание «Апостола» 1722 года. Воспитанник Киево-Могилянской академии, художник и гравер Г. К. Левицкий-Нос в 1737 году выполнил серию искусных гравюр для карманных лаврских изданий «Евангелия» и «Апостола», создал ряд реалистических портретов и архитектурных зарисовок. Ему же принадлежит цикл гравюр для подарочного издания «Философия Аристотелева» в честь А. Разумовского. (1741 год). Наряду с элементами барокко в гравюрах Г. К. Левицкого-Носа ярко выражены реалистические черты{Попов П. Матеріали до словника українських граверів.}.

Высокой техникой исполнения, хорошим рисунком и композицией отличались работы многих выдающихся художников-граверов. Хотя для их гравюр характерна в основном религиозная тематика, в них изображались и пейзажи, и бытовые элементы, и исторические события. Творчество этих мастеров явилось важным этапом на пути к реализму.

Искусство гравюры было распространено и среди ремесленников Подола, в частности серебрильщиков. Известны имена таких народных мастеров, как Ф. Коробка, С. Проценко, С. Скрипчинский и другие. Образцы украинского народного гравирования по дереву (лубок) оставили ремесленники подольского живописного цеха Е. Дембровский и Я. Сербии. В своих домашних мастерских народные умельцы печатали с самодельных деревянных досок «куншты» — листки с образами святых и текстами религиозного характера[Петренко М. З. Українське золотарство XVI—XVIII ст. с. 103—118.].

В XVIII в. Киев славился также высокоразвитым декоративно-прикладным искусством. Художественного совершенства достигло изготовление ювелирных изделий. Одним из наиболее известных украинских мастеров-золотарей был И. А. Равич. В музеях нашей страны сохраняется свыше 60 изделий с его клеймом. Это разного рода серебряные кружки, блюда, рюмки, бокалы с орнаментальной чеканкой в виде фигур, завитков, переплетения ленточек и гирлянд. Они выполнены в стиле барокко, отличаются высокой художественностью и техническим совершенством, поражают смелостью композиционных решений и изобретательностью. Оригинальным мастером-серебрильщиком был киевский золотарь И. С. Белецкий. Наиболее известные его работы — деревянный крест в серебряной оправе (1720 год) и оправа Евангелия, изготовленная для Киево-Печерской лавры (1722 год). Одна из оправ Евангелия, выполненная этим мастером в 1727 году, хранится в Оружейной палате московского Кремля{Петренко М. З. Українське золотарство XVI—XVIII ст. с. 103—118.}.

К середине XVIII в. достигло расцвета творчество известного ювелира-золотаря М. Юревича. Он отчеканил серебряные украшения Царских врат Успенского собора Киево-Печерской лавры (1748 год) и создал оправу главного престола того же собора (1751 год). К сожалению, от этих шедевров сохранились только фрагменты, найденные в руинах Успенского собора. Все украшения Царских врат — разнообразные формы растительного орнамента в виде акантовых разводов, сочные связки бутонов цветов, причудливое переплетение листьев — выполнены с большим мастерством и художественным вкусом. Поражает своей изысканностью и орнаментальная кайма оправы престола, выполненная в стиле украинской вышивки. Образы евангелистов отличаются выразительностью и индивидуальностью.

Почти в одно время с М. Юревичем работали известные золотых дел мастера Ф. Левицкий, М. Мощенко, С. Симигиновский и другие. На их творчестве в значительной степени сказалось влияние народного искусства{Петренко М. З. Українське золотарство XVI—XVIII ст., с. 125—129.}.

Со второй половины XVIII в. в киевском золотарстве стало пробивать себе путь новое направление — рококо. Этот манерный стиль отвечал вкусам старшинской верхушки, слившейся с русским дворянством. Появились изделия причудливых форм со множеством изогнутых линий, завитков, витиеватым асимметричным орнаментом. Такие черты характерны для творчества одного из лучших золотых дел мастеров — И. М. Атаназевича, хотя в его работах еще сохраняются элементы барокко. Примером может служить серебряный крест для Воскресенской церкви на Печерске (1722 год). Более ярко проявились черты стиля рококо в изделиях мастеров Д. Ф. Любецкого, А. Т. Ищенко и других. На последнюю четверть XVIII в. приходится творчество выдающихся мастеров Ф. Барановича и С. В. Ростовского, известных далеко за пределами Киева.

Продолжали развиваться и другие виды декоративно-прикладного искусства. В XVIII в. киевские цеховые мастера увеличили производство художественного кафеля, расписанного главным образом растительным орнаментом. Крупнейшими мастерами в этой области являлись С. Безтилесный, И. Литвин и Ф. Плясун. Центром производства цветной керамики был Подол.

Развивались давние традиции киевской майолики. Получил распространение способ разрисовки посуды белыми, синими, желтыми и зелеными эмалями. Изделия из майолики использовались также для украшения церквей.

К середине XVIII в. достигла расцвета художественная обработка литых изделий. Большое значение для совершенствования ее имела деятельность русского мастера И. Моторина, который в 30-х годах XVIII в. отлил большой колокол для Киево-Печерской лавры, а также колокол «Рафаил» для Софийского собора. В работах другого мастера, И. Коробкина, удачно сочетались традиции русского и украинского литейного дела{Історія українського мистецтва, т. 3, с. 347—348.}.

Киев был также центром художественной вышивки золотом и серебром. Этим искусством владели многие монахини киевских монастырей. Работы киевских вышивальщиц отличались свежестью красок, динамизмом в изображении человеческих фигур, тонким рисунком узора.

Влияние Киева как крупного культурного центра в XVIII в. распространялось далеко за пределы Украины. Сюда получать образование приезжали из других стран. Так, в Киево-Могилянской академии обучались студенты из Далмации, Сербии и Черногории{«Известия отделения русского языка и словесности императорской Академии наук», 1904, т. 9, кн. 4, с. 7—16.}. Киевский генерал-губернатор Глебов в 1765 году в своем рапорте на имя царицы Екатерины II писал, что в академии учатся «приходящие иностранцы, то-есть: валахи, молдавцы, сербы, греки...». Эти воспитанники академии после окончания учебы возвращались на свою родину, где принимали активное участие в организации начальных и средних школ, занимались просветительной и культурной деятельностью. Академия готовила ученых и педагогов для южнославянских стран. В 1733 году шесть ее магистров по приглашению сербского митрополита В. Йовановича выехали в Сербию. Среди них был украинский писатель и педагог М. Козачинский, который стал префектом и преподавателем высшей школы в городе Карловцы (Славония). Воспитанник академии И. Величковский работал в Молдавии{«Український історичний журнал», 1971, № 2, с. 102.}.

В южнославянских странах распространялись также иконописные произведения киевских художников. В школе живописи при летней резиденции киевского митрополита на Кудрявке обучались выходцы из Далмации, Македонии и Сербии.

Среди книг, поступавших с Украины в другие славянские страны, ведущее место занимали киевские издания. Так, в 1761 году далматинский епископ С. Концаревич вывез из Киева 277 книг, из них 60 букварей{Шевченко Ф. П. Роль Киева в міжслов'янських зв'язках у XVII—XVIII ст., с. 41.}. В Киеве печатались книги не только на церковнославянском, но и на болгарском, польском и сербском языках. В Киево-Печерской типографии во время русско-турецкой войны 1768—1774 гг. печатались воззвания к народам Балкан, порабощенным турецкими феодалами. Отсюда отправлялись и эмиссары с этими воззваниями.

Таким образом, Киев продолжал играть большую роль в укреплении культурных связей украинского народа с русским и другими славянскими народами.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главное меню

Календарь

<Июль 2011>
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
192021222324
25262728293031

Поиск

История Киева

Профессионально-технические и средние специальные учебные заведения.

Одним из наиболее перспективных путей осуществления общего среднего образования…

Театр.

Коммунистическая партия и Советское правительство уделяли большое внимание…

Высшая школа.

Осуществлению задач коммунистического строительства подчинена вся деятельность…

Трудовые почины киевлян в десятой пятилетке

Решение о созыве очередного XXV съезда партии, которое принял апрельский (1975…
SEO sprint - максимальная раскрутка сайтов!

Украина моя. 2010-2011.
При использовании материалов сайта гиперссылка на ukrmy.com обязательна.

Р_РєС_аиР_С_РєРёР№ С:Р_С_С'РёР_Р_, С_айС' Р+РчС_РїР>Р°С'Р_Р_, С_Р°С_РєС_С_С'РєР° С_айС'Р° Р+РчС_РїР>Р°С'Р_Р_.