Днепропетровская область

Днепропетровская область расположена в юго-восточной части Украины, в бассейне среднего и нижнего течения Днепра. На востоке она граничит с Донецкой, на юге — с Запорожской и Херсонской, на западе — с Николаевской и Кировоградской, на севере — с Полтавской и Харьковской областями УССР. Территория области — 31,9 тыс. кв. км (5,3 проц. территории республики). Население — 3604,4 тыс. человек, средняя плотность — 113 человек на 1 кв. км. В городах и поселках городского типа проживает 2900,2 тыс. человек — 80,5 проц., в селах — 704,2 тыс.— 19,5 проц. всего населения. В области — 20 сельских и 17 городских районов, 18 городов, в т. ч. областного подчинения — 9; 54 поселка городского типа, 1531 сельский населенный пункт, подчиненный 18 городским, 45 поселковым и 220 сельским Советам народных депутатов.

Территорию области пересекают важнейшие железнодорожные магистрали, соединяющие главные сырьевые базы республики — каменноугольный Донбасс, железорудное Криворожье и Никопольский марганцевый бассейн. Хорошо развита также сеть автомобильных дорог и авиалиний.

Поверхность территории области в основном равнинная. На западе ее тянется сильно расчлененная Приднепровская возвышенность (высота до 209 м). В юго-восточной части в пределы области заходят отроги Приазовской возвышенности (высота до 211 м). Центральная часть занята Приднепровской низменностью, переходящей на юге в Причерноморскую. С северо-запада па юго-восток Дпепропетровщину пересекает река Дпепр, к бассейну которого принадлежат текущие по территории области его притоки — Орель, Самара с Волчьей, Мокрая Сура, Базавлук, Ингулец с Саксаганью и др. В области около 1,5 тыс. водохранилищ и прудов площадью свыше 26 тыс. гектаров. С юга территория области омывается водами Каховского водохранилища.

В 1964 году после ввода в строй действующих Днепродзержинской ГЭС образовалось новое водохранилище на Днепре, которое значительно улучшило работу водного транспорта, водоснабжение, орошение колхозных земель. Улучшению водоснабжения Криворожья служит канал Днепр — Кривой Рог, построенный в 1961 году. В 1970 году начато строительство канала Днепр — Донбасс, с вводом в эксплуатацию которого будет решена проблема водоснабжения восточных районов Днепропетровской, а также Харьковской, Ворошиловградской и Донецкой областей.

Почти на всей территории Днепропетровщины преобладают плодородные черноземные и темно-каштановые почвы. Леса из дуба, осины, березы, клена занимают 4,8 проц. территории, главным образом по долинам рек Днепра, Орели, Самары и Волчьей. Площадь лесов увеличивается за счет полезащитных полос и облесения оврагов. Только за годы девятой пятилетки новые лесонасаждения расширены до 27,8 тыс. га. Из животных встречаются косуля, дикий кабан, волк, лиса, заяц, грызуны; из птиц — перепел, серая куропатка, жаворонки, утки, кулики и др. В области — 10 заказников, 24 парка-памятника, 59 памятников природы, в т. ч. Котовский лес в Магдалиновском районе, озеро Соленый Лиман в Новомосковском районе, Дибровский лес в Покровском и Комиссаровский лес в Пятихатском районах, гора Калитва в Царичанском районе.

Днепропетровщина славится богатством недр. Мощной толщей залегают более чем на 100 км вдоль речки Ингульца железные руды Криворожского бассейна. Запасы их превышают 19 млрд. тонн. Кроме Криворожского, в области выявлены и другие перспективные месторождения руд (Орехово-Павлоградская и Чертомлыцкая магнитные аномалии, Желтянское месторождение в Пятихатском районе). Имеются месторождения титана, марганцевых, рутило-ильменитовых руд, циркония, никеля, кобальта.

В пределах области, в месторождениях Западного Донбасса, разведано около 8,6 млрд. тонн каменного угля. Залежи бурого угля обнаружены в Пятихатском, Верхнеднепровском, Криворожском и Синельниковском районах, нефть и природный газ — в Царичанском и Новомосковском. В 1966 году после окончания строительства газопровода Перещепино — Днепропетровск началось промышленное использование газа местных запасов. Есть в области каолины (Просянское месторождение), огнеупорные глины, известняки (Криворожье), залежи гранита — Бородаевское, Никопольское, Кудашевское месторождения. В Кудашевском карьере был добыт 220-тонный монолит, из которого высечен памятник Карлу Марксу в Москве. В области имеются также источники минеральных вод. Заселение края, как свидетельствуют археологические находки, началось около 100 тыс. лет тому назад. Вдоль берегов Днепра и Самары, в пределах нынешних Верхнеднепровского, Днепропетровского, Солонянского, Синельниковского, Павлоградского и Петропавловского районов известно около 80 мест, где обнаружены кремневые орудия труда, стоянки и поселения эпохи палеолита. Наиболее древними из них являются стоянки охотников и собирателей раннего палеолита у города

Днепродзержинска, села Василевки Синельниковского района и села Петро-Свистунова Солонянского района, существовавшие здесь 100—40 тыс. лет тому назад{Материалы и исследования по археологии СССР, № 81. М.—Л., 1960, с. 15, 22, 23, 135; Археологiя Української РСР, т. 1. К., 1971, с. 27, 28.}, когда окончательно сформировалась древнейшая общественно-экономическая формация — первобытнообщинный строй.

На склонах древних балок у Петро-Свистунова, близ Василевки, а также у села Волосского Днепропетровского района и в других местах располагалось много поселений эпохи позднего палеолита (35—10 тыс. лет тому назад). Хозяйственная деятельность родовых коллективов в период палеолита ограничивалась главным образом охотой на мамонтов, бизонов, оленей и других животных, а также собирательством{С. В. Смирнов. Палеолiт Днiпровського Надпорiжжя. К., 1973, с. 15, 43.}. В эпоху мезолита (10—8 тыс. лет тому назад) охота становится более совершенной благодаря изобретению лука и кремневых наконечников стрел. Появляются первые прирученные животные — собака, а затем и свинья. Значительную роль начинает играть рыболовство. У города Игрень (ныне в пределах Днепропетровска) на месте одного из поселений эпохи мезолита было раскопано пять жилищ, а вблизи сел Волосского и Василевки — в уникальных могильниках исследовано более 80 погребений. Ученые предполагают, что погребенные, в костях которых найдены кремневые наконечники стрел, погибли в результате столкновения враждующих родовых групп.

Для эпохи неолита (VI—IV тысячелетия до н. э.), в отличие от предыдущих периодов, характерен переход к воспроизводящим формам хозяйства — скотоводству и примитивному земледелию. Однако и в этот период охота продолжает играть важную роль. Появление орудий для изготовления челнов и глиняной посуды свидетельствует о более совершенных условиях быта. На территории Днепропетровской области ныне известно более 150 неолитических поселений. Неолит являлся также временем формирования племенных объединений. В VI—IV тысячелетиях до н. э. одно из таких племен заселяло узкую полосу Надпорожья (сурско-днепровская археологическая культура). Основными занятиями этого племени вначале были охота и рыболовство с использованием челна, позднее значительную роль приобрело скотоводство. Поселения этой культуры исследованы у сел Вовниги, Волосское и Никольское Солонянского района, Василевки Синельниковского района, города Днепропетровска, южнее которого (на острове Сурском) изучен жилой комплекс, состоящий из трех жилищ и одного двора с очагом в центре{Археологiя Української РСР, т. 1, с. 75, 82—84, 105—112; В. Н. Даниленко. Неолит Украины. К., 1971, с. 28, 156, 189.}.

В V тысячелетии до н. э. на территорию Днепропетровской области постепенно начинают проникать с севера племена днепро-донецкой культуры. Они заселяли не только берега Днепра и его крупного притока реки Самары, но располагали свои поселения также на прибрежных дюнах, в долинах рек Орели, Базавлука, Ингульца. Основным занятием днепро-донецких племен являлись охота и рыболовство, скотоводство было развито слабо. Известными памятниками этих племен являются остатки поселений и особенно могильники, исследованные у сел Вовниги и Волосское, а также могильник у села Никольского Солонянского района. Кроме глиняной посуды и украшений, в погребениях встречаются каменные булавы — знаки власти, свидетельствующие о выделении родовых вождей{Д. Я. Телегiн. Днiпро-донецька культура. К., 1968, с. 47, 63—83.}. В конце IV и III тысячелетии до н. э. появляются первые изделия из меди и бронзы. С началом обработки металлов (эпоха меди и бронзы, III — начало I тысячелетия до н. э.) окончательно утверждаются воспроизводящие формы хозяйства — скотоводство и земледелие. К тому времени были приручены все основные виды домашних животных, культивировались различные злаки, возникло пашенное земледелие. Все это способствовало резкому увеличению народонаселения. Заселенной к этому времени была вся территория нынешней Днепропетровской области, сравнительно многолюдными являлись районы, где жизнь началась еще в эпоху палеолита. Этнический состав населения был далеко не однородным. Уже в конце IV тысячелетия до н. э. здесь появляются скотоводческие племена среднестоговской культуры, вытеснившие неолитические племена днепро-донецкой культуры. Они приручили лошадь и первыми приспособили ее для верховой езды. На берегах Днепра и скальных островах у села Волосского Днепропетровского района, у сел Домоткани и Сусловки Верхнеднепровского района исследованы поселения, а близ Днепропетровска — могильники среднестоговских племен.

В III—II тысячелетиях до н. э. земли Днепропетровской области входили в состав обширной территории, занятой праиндоевропейскими племенами скотоводов ямной культуры, которым уже была известна повозка. В кургане Сторожевая могила у Днепропетровска найдена одна из наиболее древних в Восточной Европе повозок. Во II тысячелетии до н. э. на этой же территории появляются и последовательно сменяют друг друга еще две группы племен, представленные археологическими памятниками катакомбной культуры (начало II тысячелетия до н. э.) и культуры многоваликовой керамики (середина II тысячелетия до н. э.). Все эти племена в конце II — начале I тысячелетия до н. э. сменяет мощное объединение земледельческо-скотоводческих племен срубной культуры, входившее в состав северо-иранского этнического образования{Археологiя Української РСР, т. 1, с. 223—229; 263—272, 288—290, 426—428, 431, 432.}. Многочисленные поселения и могильники периода меди и бронзы обнаружены во многих местах вдоль Днепра и Самары, в бассейне рек Орели и Чертомлыка и в верховьях Ингульца. В курганных погребениях катакомбной культуры изредка встречаются остатки деревянных повозок, бронзовые ножи и тесла, глиняная посуда, украшения. Наибольший интерес представляют уникальные погребения металлургов начала II тысячелетия до н. э., открытые в устье реки Самары и у села Верхняя Маевка Днепропетровского района, в которых обнаружены формы для отливки бронзовых топоров и кузнечные инструменты для их обработки, а также бронзолитейные мастерские конца II — начала I тысячелетия до н. э. (исследованы у сел Волосское Днепропетровского, Высшетарасовки Томаковского, Капуловки Никопольского районов), свидетельствующие о том, что здесь в эпоху бронзы находился крупный Приднепровский металлообрабатывающий центр. Это же подтверждают и клады бронзовых орудий труда, оружия и украшений, найденные не только в местах, где существовали мастерские,— Днепропетровском (Кировское, Лобойковка), Томаковском (Тарасовка, Михайловка) районах, но также в Верхнеднепровском (Днепровокаменка) районе и у города Кривой Рог. Клады являются также ярким свидетельством появления неравенства в родовой общине, концентрации богатств в руках ее правящей верхушки.

Конец I тысячелетия до н. э. ознаменовался появлением и широким распространением на землях Северного Причерноморья и Приднепровья железа, из которого можно было изготовлять более совершенные орудия труда. С резким увеличением производительности труда усиливается разложение родовой общины. В начале VII в. до н. э. Северное Причерноморье и приднепровские земли завоевали пришедшие из Азии скифские кочевые ираноязычные племена во главе с царем Мадием. Они подчинили своей власти местное земледельческое население. Возникло первое в Восточной Европе могущественное государственное объединение во главе с царскими скифами{Археологiя Української РСР, т. 2. К., 1971, с. 38, 45, 46.}. Основной территорией расселения царских и кочевых скифов являлись степи Северного Причерноморья, в т. ч. и земли нынешней Днепропетровской области. Об этом свидетельствует множество курганов, исследованных в бассейне Самары, вдоль Базавлука и в верховьях Ингульца. В них, кроме погребений рядового населения у сел Ленинское (бывшие Кут и Грушевка) Апостоловского района, Шолохово Никопольского, Подгородное Днепропетровского, Спасское Новомосковского районов и скифской знати (курганы Бабы у города Апостолова, Острая могила у пгт Томаковки, Хомина могила у города Орджоникидзе), в огромнейших всемирно известных курганах раскопаны царские захоронения. Исследования царских курганов, расположенных в Никопольском районе, начались еще в 1852—1856 гг. раскопками Александропольского (Лугового) кургана (у села Александрополь). В 1862—1863 гг. раскапывался Чертомлыцкий курган (около села Чкалова), в 1971 — курган Толстая могила близ Орджоникидзе. Под насыпями, высота которых достигала 17—19,5 метра, в подземных гробницах-катакомбах глубиной до 12 метров находились погребения членов царской семьи. Покойников хоронили в пышных уборах, украшенных множеством художественных золотых бляшек, число которых измеряется многими сотнями, а в Чертомлыцком кургане превышает 3 тыс., с оружием, усыпанным драгоценностями, в сопровождении большого количества слуг, а также коней в дорогой сбруе (украшенной бронзовыми, серебряными и золотыми бляшками), с множеством разнообразной посуды, в т. ч. изготовленной из драгоценных металлов лучшими греческими мастерами. Уникальными произведениями античных мастеров являются серебряная амфора для вина, рельефный фриз которой изображает скифов, приручающих лошадей (из Чертомлыцкого кургана) и нагрудное украшение — золотая пектораль весом 1 кг 150 г с трехъярусным изображением мифологических и бытовых сцен (из кургана Толстая могила). Многочисленные фигурки сложной композиции пекторали отличаются совершенством пропорций, естественностью движений.

В III в. до н. э. в причерноморских степях появляются пришедшие из-за Дона кочевые скотоводческие племена сарматов, родственные скифам. Под их натиском основная масса скифов отошла в Крым и Нижнее Приднепровье. В тех районах, где прежде обитали скифы, встречаются отдельные сарматские погребения, совершенные в насыпях более древних курганов. Кроме того, в Апостоловском (село Усть-Каменка) и Днепропетровском (село Подгородное) районах в двух сарматских могильниках раскопано 65 погребений I—II вв. н. э. В первых веках н. о. на территории современной Днепропетровской области появилось оседлое земледельческое население племен черняховской культуры, продвинувшихся к югу из Среднего Приднепровья, которое входило в состав антского объединения раннеславянских племен. Черняховские поселения и могильники (известно около 60) располагаются главным образом вдоль правого берега Днепра в низовьях рек Базавлука, Чертомлыка и Подпольной. Примерно в этих же местах известны и поселения славян VII—VIII вв. Лучше исследованы поселения черняховской культуры у сел Ленинское Апостоловского, Никольское и Башмачки Солонянского райопов, поселения VII—VIII вв.— у сел Волосское Днепропетровского, Перше Травня Солонянского районов и в других местах. При их раскопках обнаружены глинобитные наземные и слегка углубленные жилища, хозяйственные ямы, гончарные печи, а на мысовидном выступе Башмачанского поселения, кроме того, остатки каменных ограждений{Материалы и исследования по археологии СССР, № 82. М., 1960, с. 22—24; Археологiя Української РСР, т. 3. К., 1975, с. 106—110.}. Кроме продвинувшихся с севера оседлых земледельцев — славян, которые выращивали в основном зерновые культуры, в надпорожских степях современной Днепропетровщины проживали переселившиеся с Кавказа полукочевые племена алан (группа сарматских племен). Их пребывание здесь засвидетельствовано исследованным близ села Любимовки Солонянского района гончарным центром, который существовал в VII—VIII вв. н. э. и состоял из трех поселков. В пределах поселков раскопано 18 горнов, 6 жилых и производственных и 5 хозяйственных построек. В этот период в приднепровских степях, в частности, в Надпорожье особенно активно проходил процесс славянизации кочевых скотоводческих племен, которые переходили к оседлости.

В начале IX в. лесостепное Приднепровье стало ядром раннефеодального государства Киевской Руси. По Днепру проходил знаменитый путь из «варяг в греки», имевший важное торговое и военно-стратегическое значение для Древнерусского государства. По этому пути плыли, направляясь в Византию, дружины князей Олега (907 г.) и Святослава (968 г.). Как гласит предание, княгиня Ольга, следуя в 957 году в Константинополь, останавливалась здесь на острове (теперь остров Комсомольский в Днепропетровске). В этот период приднепровские земли, в частности, приречная полоса вдоль Надпорожья, фактически находились под контролем Киевской Руси, что способствовало укреплению па этой территории позиций славянских племен. Славянские поселения продолжали существовать здесь и в IX—XIII вв. Располагались они в тех же местах, что и поселения VI—VIII вв. Наиболее сохранившимися и хорошо исследованными являются поселения, расположенные у нынешних сел Петро-Свистунова Солонянского, Марьевки, Вороновки Синельниковского, Перше Травня Днепропетровского, Ленинское Апостоловского районов и городов Днепропетровска, Никополя{А. Т. Смiленко. Слов"яни та їх сусiди в Степовому Поднiпров"ї (II—XIII ст.). К., 1975, с. 118—156, 163, 179.}.

В то же время в степи продолжали кочевать скотоводы. Это были главным образом нахлынувшие с востока враждебные славянам тюрко-болгарские племена печенегов (X в.), половцев (XI—XIII вв.). Об их пребывании здесь свидетельствуют впускные погребения в более древние курганы, а также скульптурные каменные изваяния — бабы, которых особенно много найдено на левобережье Днепра. В коллекции Днепропетровского исторического музея хранится 60 половецких изваяний. Богатые кочевнические погребения XI—XII вв. исследованы у села Новоподкряжа Царичанского, близ села Бузовки Магдалиновского, а также у села Шолохова Никопольского районов. Территория современной Днепропетровщипы была ареной постоянной борьбы древнерусских воинов с кочевниками. В неравном бою с печенегами неподалеку от современного Днепропетровска, на Ненасытецком пороге (по преданию, у нынешнего села Никольского Солонянского района), погиб в 972 году киевский князь Святослав{Полное собрание русских летописей, т. 1. Лаврентьевская летопись. М., 1962, столб. 277, 278.}.

Усилившийся натиск на славянские земли половцев  вызвал необходимость постоянной охраны водного пути со стороны Киевского государства. В начале XII в. во время правления князя Владимира Мономаха и его сына Мстислава Киевская Русь, усиливая борьбу против кочевников, осуществила в 1103, 1109, 1111 и 1116 годах ряд победоносных походов на половцев. В 1152 году древнерусское войско нанесло поражение половцам у рек Орели и Самары, а в 1183 году на этой же территории наголову разбило половцев и взяло в плен их хана Кобяка{Полное собрание русских летописей, т. 2. Ипатьевская летопись. М., 1962, столб. 460, 631, 632.}.

В XIII в. Приднепровье, как и многие другие древнерусские земли, попало под власть монголо-татар, что на длительный период задержало экономическое развитие этих земель.

В их освоении после монголо-татарского нашествия огромную роль сыграло украинское казачество, возникновение которого относится ко второй половине XV в. Территория его формирования охватывала первоначально Киевщину и Черкасщину, а затем малозаселенные и незаселенные степные районы среднего и нижнего Поднепровья. Возникновение казачества явилось результатом борьбы народных масс против феодально-крепостнического и национального гнета. Спасаясь от притеснений помещиков, крестьяне и ремесленники бежали из разных местностей Украины на малозаселенные и пустынные юго-восточные окраины страны и основывали там новые поселения — слободы. Встречались среди казаков и русские — «москвитины», о чем свидетельствует «Реестр казаков низовых запорожских» 1581 года{Żródła dziejowe, t. XX. Warszawa, 1894, с. 104—164.}. Одновременно казацкие поселения возникали на Дону, Яике, Тереке.

Центром украинского казачества стала Запорожская Сечь, основанная в 40-х годах XVI в. на территории современной Днепропетровщины, на острове Томаковка (близ города Марганца). После разрушения татарами в 1593 году Сечи на Томаковке запорожцы перенесли свой центр на другой остров — Базавлук, приблизительно в 30 км юго-западнее Томаковки. Около 1638 года на Никитином Роге, где расположен современный Никополь, была основана новая, Никитинская Сечь, просуществовавшая до 1652 года{Д. И. Эварницкий. Запорожье в остатках старины и преданиях народа, ч. 2. СПб., 1888, с. 37, 39.}. В середине XVII в. к юго-западу от Никитинской возникла Чертомлыцкая (т. н. Старая) Сечь у современного села Капуловки возле Никополя. Чертомлыцкая Сечь была удачно расположена в военном отношении: ее естественными укреплениями являлись реки Чертомлык, Подпольная и Скарбная. Одной стороной Сечь выходила в поле, где был насыпан земляной вал высотой до 13 метров, на котором вкапывались защитные пали, строилась оборонительная башня. Перед башней за рвом находились земляные укрепления с отверстиями для пушек.

Сечь являлась главным укреплением Запорожья. Здесь размещались военная канцелярия, пушкарня, амбары, военные мастерские. В центре крепости, на площади, собиралась войсковая рада (круг). Вокруг площади стояли дома военной старшины и казачьи курени.

В тезисах о 300-летии воссоединения Украины с Россией, одобренных ЦК КПСС, подчеркивается: «В ходе борьбы украинских народных масс против феодально-крепостнического и национального гнета, а также против турецко-татарских набегов была создана военная сила — в лице казачества, центром которого в XVI веке стала Запорожская Сечь, сыгравшая прогрессивную роль в истории украинского народа»{Тезисы о 300-летии воссоединения Украины с Россией (1654—1954 гг.). М., 1954, с. 6, 7.}.

На протяжении всей своей истории (XV—XVIII вв.) запорожское, как и донское, казачество играло выдающуюся роль в борьбе против татаро-турецкой экспансии, которая в те времена «угрожала всему европейскому развитию»{К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 6, с. 180.}. Первые известия об успешном отражении казаками татарских набегов на юге Украины содержатся в хрониках М. Вельского и А. Гваньини (около 1489 и 1516 гг.){М. Bielski. Kronika, t. II (ks. IV, V). Sanok, 1856, s. 882, 884; A. Gwagnina. Kronika Sarmacyej Europskiej. Kraków, 1611, ks. III, cz. 3. О kozakach Nizowych, c. 31, 32.}. В начале 40-х годов XVI в. казаки начали сооружать у реки Орели (левый приток Днепра) укрепления против татар{Архив Юго-Западной России, ч. 7, т. 2. К., 1890, № 17, с. 372.}. Вскоре, в 1545 году, возле реки Самары они разгромили татарские войска Эмин-Гирея, пытавшиеся переправиться через Днепр{Книга Посольская Метрики Великого княжества Литовского, т. 1. М., 1843, с. 21—23.}. Ведя борьбу против чужеземных захватчиков и угнетателей, казаки проявляли массовый героизм, отвагу и мужество. Спускаясь на своих легких челнах-чайках вниз по Днепру, они нападали на турецкие крепости, разоружали их гарнизоны, освобождали невольников. Такие успешные походы были совершены в 1538 и 1541 годах на Очаков, в 1589 году на Козлов, в 1604 году на Варну{В. А. Голобуцкий. Запорожское казачество. К., 1957, с. 168—169.}.

В этой борьбе народные массы Украины выступали совместно с братским русским народом. Ярким свидетельством укрепления русско-украинских связей явилась борьба запорожских и донских казаков против Крымского ханства и Турции. Совместные действия и походы донских и запорожских казаков против турок и татар особенно усилились в 20—30-е годы XVII в.{Русская историческая библиотека, т. 18. Донские дела, кн. 1. СПб., 1898, столб. 219, 273, 274.} Донские казаки сами свидетельствовали в 1632 году о наличии тесного боевого союза между ними и запорожцами: «А у нас де, у донских казаков,— говорили они,— с запорожскими черкасы приговор учинен таков: как приходу откуду чаять каких донских людей многих на Дон или в Запороги, и запорожским черкасом на Дону, нам, казакам помогать, а нам, донским казакам, помогать запорожским черкасом»{Там же, столб. 340.} Еще более тесными стали связи между донскими и запорожскими казаками в 1637—1642 гг., когда они совместно освобождали и защищали Азов.

Постоянно поддерживали запорожцы контакты с русским правительством. Неоднократно бывали на Запорожской Сечи русские дипломаты, в частности, в 1594 году Сечь посетил В. Никифоров{Э. Ляссота. Путевые записки. СПб., 1873, с. 27; Archiwum domu Sapiehów, t. 1. Lwów, 1892, № 114, s. 86.}.

Хозяйственными занятиями казачества в этот период были рыбная ловля, охота, скотоводство, пчеловодство. Часть казаков занималась различными ремеслами. С самого начала своего существования казачество состояло из двух социальных групп — бедноты («сиромы», «сиромах», «голоты»), составлявшей большинство запорожских казаков, и зажиточной части — казацкой старшины, постепенно захватывавшей в свои руки административные и военные посты и беспощадно эксплуатировавшей «голоту». Посол австрийского императора к запорожским казакам Эрих Ляссота в своем дневнике в 1594 году выделял, с одной стороны, «старшин», более зажиточных казаков, среди которых были «охотники или владельцы челнов», с другой — «много людей бедных», которых называли «чернью», «простым народом». Он был очевидцем, как при решении важных вопросов казаки разделялись на два круга («кола»): старшинский и состоящий из «черни», между которыми происходили острые конфликты{Мемуары, относящиеся к истории Южной Руси, в. 1. К., 1890, с. 171, 172.}. На Запорожье, как и в других местах Украины, существовало классовое неравенство, характерное для феодальных производственных отношений. Но здесь не знали крепостничества. Поэтому на эти земли не прекращался приток беглецов из различных областей Украины, а также России, Белоруссии.

Казацкие низы принимали активное участие в борьбе народных масс Украины против феодально-крепостнического и национального гнета со стороны шляхетской Польши в конце XVI — первой половине XVII в.: в 1591—1593 гг.— в восстании под руководством К. Косинского, в 1594—1596 гг.— под предводительством С. Наливайко, в 1625 году — в восстании М. Жмайла, в 1630 году — Т. Федоровича (Трясила).

В 1635 году на территории современной Днепропетровщины развернулось крестьянско-казацкое восстание, которое возглавил гетман нереестровых казаков Иван Сулима. Первый удар восставшие направили против крепости Кодак (ныне Старые Кайдаки Днепропетровского района). Эта крепость была построена по решению польского сейма у первого днепровского порога — Кодацкого, или Кайдацкого. Сооружением Кодака правительство Речи Посполитой, в состав которой входили захваченные польской шляхтой украинские земли, преследовало цель перекрыть пути к Запорожской Сечи, не допускать побегов крестьян, установить контроль над Запорожьем, воспрепятствовать морским походам казаков против Крыма и Турции. Казаки не смирились с появлением поблизости Запорожья опорного пункта Речи Посполитой. В следующем же месяце (августе) после завершения постройки крепости, как только И. Сулима вернулся из похода на крепость Азов, началось восстание. Восставшие в количестве нескольких тысяч овладели Кодаком, уничтожив его гарнизон{Воссоединение Украины с Россией. Документы и материалы, т. 1. М., 1954, с. 145, 159.}.

После подавления восстания шляхетское правительство в 1636 году предприняло меры по быстрейшему восстановлению крепости, в котором должны были участвовать все «украинные» города и местечки{Национальный музей в Кракове. Библиотека Чарторийских. Теки Нарушевича, № 132, с. 39.}. Польская шляхта стремилась и в дальнейшем усилить роль Кодака в борьбе против народно-освободительного движения на Украине. В инструкции коменданту этой крепости, датированной 3 августа 1639 года, ставилась задача за «пороги живого человека не пускать»{Україна перед визвольною війною 1648—1654 pp. Збіpкa документів (1639—1648 pp.). К., 1946, № 97, с. 204.}.

Территория современной Днепропетровщины стала ареной важнейших событий начального периода войны украинского народа за освобождение от польско-шляхетского господства и воссоединение Украины с Россией (1648—1654), явившейся одной из славных страниц в истории украинского народа феодального периода. В конце 1С47 года Богдан Хмельницкий вместе с сыном Тимошем и отрядом единомышленников из Крылова ушел на Запорожье («на низ»), на остров Буцкий (Томаковка){Памятники, изданные Киевскою комиссиею для разбора древних актов, т. 1. К., 1898, с. 200.}, находившийся неподалеку от Запорожской Сечи, где развертывалась подготовка к борьбе против польской шляхты. Сюда стали прибывать казаки, беглые крестьяне и выходцы из городских низов, началось строительство укреплений. В январе — феврале 1648 года район вокруг Запорожской Сечи был очищен от шляхетских войск. На казацкой раде в Никитинской Сечи Б. Хмельницкий был избран гетманом.

Для подавления восстания польское командование начало спешно стягивать к Сечи войска. Часть их во главе с сыном коронного гетмана С. Потоцким направилась к крепости Кодак, туда же плыли по Днепру реестровые казаки. Навстречу им 22 апреля из Сечи вышло войско под командованием Б. Хмельницкого. Воспользовавшись тактическим просчетом шляхетского командования, разделившего свое войско на две части, Хмельницкий решил не допустить объединения реестровых казаков с войском С. Потоцкого. С этой целью был послан дозор к урочищу Каменный Затон (ныне село Мишурин Рог{На этом месте в 1954 году в ознаменование 300-летия воссоединения Украины с Россией установлен памятный обелиск.} Верхнеднепровского района), где он 24 апреля (4 мая) и встретился с реестровцами. Реестровые казаки перешли на сторону восставших и двинулись к Желтым Водам, притоку Ингульца (возле современного города Желтые Воды). Здесь 5—6 (15—16) мая 1648 года произошло первое крупное сражение освободительной войны — Желтоводская битва, завершившаяся блестящей победой крестьянско-казацких войск. Спустя несколько недель отряды восставших взяли и крепость Кодак. Вскоре после этого неподалеку от Кодака казаки основали местечко Новый Кодак (о нем имеется упоминание в документах, датированных 1650 годом){Центральная научная библиотека АН УССР (далее ЦНБ АН УССР), отдел рукописей, д. 1/4844, с. 1; Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской епархии, вып. 1. Екатеринослав, 1880, с. 25.} и слободу Половицу, где впоследствии возник Екатеринослав. Продолжал сохранять стратегическое значение и Старый Кодак. В письме Б. Хмельницкого в Крым от 22 января 1656 года он упоминается как центр, откуда посылались универсалы. В 50-х годах XVII в. здесь была основана слобода, где жили казаки-лоцманы, обеспечивавшие судоходство через пороги Днепра{Документа Богдана Хмельницького. 1648—1657. К., 1961, с. 469, 470; Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской епархии, вып. 1, с. 71, 72.}.

Освободительная война 1648—1654 гг. завершилась историческим актом — воссоединением Украины с Россией, которое имело огромное значение для экономического, политического и культурного развития украинских земель. Русский и украинский народы объединили свои усилия и в борьбе против турецко-татарской агрессии.

Выдающимся организатором обороны южных рубежей был Иван Сирко, который восемь раз избирался кошевым атаманом. Под его руководством запорожцы, часто выступавшие в походы совместно с донскими казаками, одержали многочисленные победы над татарами{Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России, т. 12. СПб., 1882, № 89, столб. 260.}. Иван Сирко, умерший в 1680 году, похоронен в поле близ устья реки Чертомлык, где некогда находилась Сечь, на территории современного села Капуловки Никопольского района Днепропетровской области.

Стратегическое значение южных земель Украины в борьбе против экспансии Крымского ханства и султанской Турции еще более возросло в конце XVII— середине XVIII вв. По условиям Андрусовского договора между Россией и Польшей (1667 г.) Запорожская Сечь должна была находиться под властью обеих держав, по «Вечному миру» (1686 г.) она окончательно вошла в состав России. В административном отношении Запорожье подчинялось левобережному гетману, пользуясь в то же время самоуправлением. Здесь постоянно находилось царское войско во главе с воеводой. К этому времени Русское государство перешло к активным наступательным действиям против турецко-татарских агрессоров. По указанию русского правительства в 80—90-е годы XVII в. на территории современной Днепропетровщины в старых казацких поселениях сооружается ряд крепостей. Вероятно, наиболее ранней казацкой крепостью, название которой сохранилось и ныне, являлась основанная в 1604 году на Орели Царичанка{ЦНБ АН УССР, отдел рукописей, № V. 704, л. 11.}, служившая важным форпостом в борьбе против татар. На территории казацкого поселения Старая Самара, на правом берегу Самары недалеко от впадения ее в Днепр, где обычно останавливались русские войска по пути в Крым{Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской епархии, вып. 1, с. 300.}, в 1687 году с целью защиты против набегов татар была построена также Новобогородицкая крепость, или Старосамарский ретраншемент{ЦНБ АН УССР, отдел рукописей, № V. 704, л. 2.}. Выше этой крепости на Самаре в 1689 году основано еще одно укрепление — Новогеоргиевское, или Вольное, в котором находилось до 500 стрельцов. Эти пункты в дальнейшем стали составной частью Украинской укрепленной линии, сооруженной в  30—60-х годах XVIII в. для обороны южных рубежей страны от турецко-татарской агрессии.

С усилением социальных противоречий на запорожских землях казацкие низы все активнее включались в антифеодальную борьбу. Много запорожцев было в повстанческом войске С. Т. Разина. В 1707—1708 гг. они поддержали крестьян и казаков, восставших против царя и помещиков под руководством атамана Бахмутских соляных промыслов К. А. Булавина. Осенью 1707 года К. Булавин, оставив свое войско на реке Миус на зимовку, направился в Кодак, откуда в декабре того же года прибыл в Запорожскую Сечь. Здесь была созвана казацкая рада, на которой зачитали «прелестное письмо» Булавина. Призыв к восстанию нашел живой отклик среди низов запорожского казачества. Рядовые казаки предлагали «итти вперед на орельские городки и побрать пушки и побить панов и арендарей». Повсеместное выступление на Запорожье решено было начать весной 1708 года, а до этого Булавин со своими единомышленниками находился в Кодаке, куда прибывали русские и украинские казаки.

Запорожские казаки гневно отвергли требование гетмана Мазепы о выдаче «из фортеции Кадацкой» Булавина и его единомышленников. Весной 1708 года Булавин неоднократно посылал своих представителей на Сечь. Здесь к нему присоединилось несколько тысяч казаков. Вместе с булавинцами запорожцы сражались под Черкасском, участвовали в осаде Азова. После поражения Булавинского восстания остатки армии восставших (полторы тысячи) ушли на Запорожскую Сечь{Булавинское восстание (1707—1708 гг.). М., 1935, с. 297, 363, 368, 395, 450.}.

Активное участие казацких низов в антифеодальных выступлениях, последующая измена кошевого К. Гордиенко и части казацкой старшины, перешедших с Мазепой на сторону шведов, явились поводом к тому, что в 1709 году Чертомлыцкая (Старая) Сечь была ликвидирована царскими войсками. Разрушение Сечи было результатом усиления феодально-крепостнического гнета в стране. Часть казаков переселилась на реку Каменку и в Олешки (территория современной Херсонской области). Расселились они и в других местах, на бывших запорожских землях, «кочевали куренями» по рекам Ингулец, Саксагань, Базавлук, Сура{Д. И. Эварницкий. Источники для истории запорожских Козаков, т. 2. Владимир, 1903, № 238, с. 1138.}.

В начале 30-х годов XVIII в. в связи с неоднократными просьбами казачества, а также подготовкой к войне с Турцией русское правительство положительно решило вопрос о восстановлении Запорожской Сечи. В начале 1734 года на реке Подпольной, неподалеку от бывшей Чертомлыцкой Сечи, запорожцы основали Новую Сечь, находившуюся у села Покровского (территория нынешнего Никопольского района Днепропетровской области).

В годы существования Новой Сечи сформировалась административно-территориальная структура земель Войска Запорожского. Оно делилось на паланки (округа), из числа которых на территории современной Днепропетровской области находились Самарская, Орельская, Кодацкая, Протовчанская, Ингульская.

Из основанных запорожцами поселений впоследствии выросли местечки и города, в т. ч. Таромское (1704 г.), Сурско-Клевцово (1707 г.), Томаковка (1740 г.), Каменское, теперь Днепродзержинск (1750 г.), Славенск (1775 г.), у бывшего села Никитине, или Никитин Перевоз — Никополь. Новые Кайдаки стали центром паланки. Возникли новые поселения на территории современного Днепропетровска — Лоцманская Каменка (Лоцкаменка) (около 1750 г.), Диевка (1755 г.), Сухачевка (1770 г.){Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской епархии, вып. 1, с. 40, 64, 77, 116, 136, 138, 164, 172; Опыт повествования о Новороссийском крае из оригинальных источников, почерпнутый с 1751 по 1788 гг., т. 3. Одесса, 1853, с. 114, 124; В. М. Кабузан. Заселение Новороссии (Екатеринославской и Херсонской губерний) в XVIII — первой половине XIX века (1719—1858 гг.). М., 1976, с. 80.}.

Основным хозяйственным занятием в Новой Сечи было скотоводство. Важную роль продолжали играть рыболовство, пчеловодство. Возрастало значение земледелия, расширялись посевы пшеницы и других зерновых культур. Вдоль рек — по Днепру, Орели, Самаре, Конским Водам, Волчьей, Московке, Губинихе, Протовче, Орловщине и других, в урочищах, балках, на островах располагались казацкие зимовники (хутора), игравшие ведущую роль в хозяйственной жизни запорожцев во времена Новой Сечи. В начале 70-х годов XVIII в. на всей территории Войска Запорожского насчитывалось около 1600 зимовников и 70 крупных поселений. По официальным данным, население Сечи составляло около 72 тыс. человек{«Архіви України», 1969, № 3, с. 38, 39.}. Наиболее заселенной была Самарская паланка, составившая впоследствии территорию Новомосковского уезда, где к 70-м годам насчитывалось 12 крупных поселений и ряд небольших селений и хуторов, в Орельской паланке было 10 поселений. На правом берегу Днепра сравнительно многолюдной являлась Кодацкая паланка, впоследствии составившая территорию Екатеринославского уезда.

Сохранившиеся описания зимовников 70-х годов свидетельствуют о дальнейшем процессе социальной дифференциации среди казаков, росте имущественного неравенства. Старшина и зажиточные казаки, захватывавшие земли Войска Запорожского, были крупными собственниками. Их зимовники представляли собой многоотраслевые хозяйства, в которых, помимо животноводства (скотоводства и коневодства), значительное развитие получили земледелие и подсобные отрасли: пчеловодство, рыболовство, помол зерна и др. Таким, например, был зимовник орельского полковника А. Колпака в устье реки Богатой, в хозяйстве которого содержалось 1200 овец, 127 лошадей, 240 волов, 54 коровы{ЦГИА УССР в Киеве, ф. 229, оп. 1, д. 250, л. 54.}.

В зимовниках казацкой старшины и зажиточных казаков основной рабочей силой были беглые крестьяне, казацкая беднота, «сирома», наймиты или, как их называли, «молодыки». В одном из документов Азовской губернской канцелярии от 11 декабря 1775 года отмечалось, что «сиромахи» — это казаки, «не имеющие жилищных домов своих и жен и от того проживающие по разным тамошним селениям и зимовникам, иные с наймом у тамошних жителей в работниках». В 597 зимовниках Самарской паланки работали 1043 наймита — на один зимовник приходилось по два работника, а в зимовнике П. Калнишевского на реке Каменке их было 30{Днепропетровский исторический музей им. Д. И. Яворницкого, отдел рукописей, арх. № 206, лл. 7, 20, 146, 147.}.

Наряду с зимовниками богатых казаков на территории края находилось много мелких хуторов и хуторков, принадлежащих небогатому казачеству. Многие запорожцы занимались различными ремеслами, среди них были кузнецы, оружейники, сапожники, шорники, плотники, слесари.

Во второй половине XVIII в. значительное развитие получила торговля Запорожья с другими районами Украины, а также с Россией, Крымом. Из зимовников старшины и богатых казаков поступали на рынок скот, различные продукты животноводства, рыболовства и промыслов — коровье масло, свиное сало, бараний жир, кожа, шерсть, смушки, рыба и пр. На Запорожье приезжали купцы из разных местностей Украины и России. В качестве посредников в торговле выступали скупщики — богатые казаки, а также украинские и русские купцы, которые переправляли свои товары через Кодацкий и Никитский перевозы.

Если в начальный период существования Новой Сечи Запорожье нуждалось в привозном хлебе, то в 60—70-х годах XVIII в. с развитием земледелия хлеб, наряду с другими сельскохозяйственными продуктами, вывозился за пределы края, в особенности в Крым, куда поступали из Запорожья также лошади, овцы, кожи{В. А. Голобуцкий. Запорожское казачество, с. 350—354.}.

С середины XVII в. и на протяжении XVIII в. широкое распространение приобрел чумацкий промысел (перевозка соли и рыбы). Казацкая старшина, особенно высших рангов, отправляла свои возы за солью под присмотром «шафаров» (доверенных слуг из числа казаков и крестьян) в Крым, на Дон. Из Запорожья на левобережье в середине XVIII в. ежегодно прибывало до полутора тысяч четверных возов рыбы, т. е. около 180 тыс. пудов. Покупая соль в Крыму, чумаки перевозили ее на нанимаемых фурах. В последней четверти XVIII в. одним из узлов чумацких путей и рынком найма чумаков-фурщиков стал Екатеринослав{I. С. Слабєєв. З icтopії первісного нагромадження капіталу на Україні. К., 1964, с. 21, 22, 23, 24, 42, 50, 53.}.

Кроме казаков, на Запорожье, особенно в слободах, расположенных преимущественно в северных паданках (Орельской, Самарской и Протовчанской), жили посполитые — крестьяне. Они делились на тяглых, т. е. более зажиточных, имевших хутора, рабочий скот, мельницы, занимавшихся промыслами, и «пеших», владевших лишь дворами и хатами. Отдельную категорию составляли подсоседки, которые не имели собственных хозяйств и жили во дворах казаков или зажиточных крестьян. Войсковая старшина пользовалась принудительным трудом казаков и крестьян. По распоряжению кошевого они заготавливали сено в зимовниках казацкой старшины, строили мельницы, сооружали плотины. В 1757 году в Новом Кодаке проживало 127 казаков, 326 посполитых, из них 193 тяглых и 133 пеших, в Старом Кодаке — 37 посполитых (16 тяглых и 19 пеших), в селе Каменке Чаплинской — 30 (18 тяглых и 12 пеших), в селе Таромском —66 (34 тяглых и 32 пеших), в селе Каменском — 126 (44 и 82){ЦГИА УССР в Киеве, ф. 229, on. 1, д. 52, л. 5.}.

С середины XVIII в. начало интенсивно заселяться Нижнее Приднепровье. Поскольку феодальные отношения здесь были развиты слабо, сюда массами уходили крепостные крестьяне из Правобережной Украины, России, а также беглецы из старшинских слобод Левобережья, где феодальный гнет усиливался. Принимались меры по розыску беглецов.

В 1764 году генеральный обозный С. Кочубей потребовал от администрации Самарской паланки возвращения 28 своих подданных, «ушедших тайным образом из слободы его Личковой в Самару и прочие запорожские места»{Там же, д. 172, л. 12.}.

Однако побеги не прекращались. В «новопоселенную» слободу Вольную, принадлежащую запорожцам, до 1742 года прибыли 323 казака из ряда левобережных полков. В 1744 году в Старой Самаре жило 187 «посполитых с Малороссии зшедших» и 17 подсоседков посполитых{Д. И. Эварницкий. Источники для истории запорожских Козаков, т. 2, с. 1326, 1344.}.

Проявлением обострения социальных противоречий были народные волнения и восстания на Запорожье. Запорожские казаки часто выступали руководителями и организаторами гайдамацких отрядов{Архив Юго-Западной России, ч. 3, т. 3. К., 1876, с. 249, 250, 296; Гайдамацький рух на Україні в XVIII ст. Збірник документів. К., 1970, с. 93.}.

В 1768 году, когда на Правобережье вспыхнула Колиивщина — кульминационный этап гайдамацкого движения во главе с запорожцем Максимом Железняком и уманским сотником Иваном Гонтой, многие рядовые казаки вопреки враждебному отношению старшины присоединились к восставшим. Проживающие на территории Самарской паданки рядовые запорожцы отказывались участвовать в карательных операциях Коша против гайдамаков.

Прямым откликом на Колиинщину явилось восстание в Сечи, вспыхнувшее 26 декабря 1768 года, в ходе которого «сирома» освободила заключенных гайдамаков, разгромила дома старшины. Кошевой атаман П. Калнишевский, убоявшись расплаты за жестокое угнетение казацких низов, бежал в Новосеченский ретраншемент под защиту правительственных войск. В начале 1769 года правительственные войска и верные старшине казаки подавили восстание.

Вслед за происшедшими в Сечи волнениями казацкой бедноты в 1769—1770 гг. вспыхнуло восстание пикинеров. Поселенские пикинерные полки были созданы русским правительством для обороны южных рубежей страны от турок и крымских татар из бывших государственных крестьян и казаков левобережных полков, в состав территории которых входила и часть современной Днепропетровщины. Переведенные в разряд пикинеров, они, кроме различных налогов, вынуждены были выполнять воинскую повинность. В начале 1769 года произошло восстание в Царичанской роте Донецкого пикинерного полка. Несколько сотен повстанцев перешло через реку Орель на территорию Запорожской Сечи. Восстание было подавлено лишь в 1770 году{К. Г. Гуслистий. З iстopiї класової боротьби в Степовій Україні в 60—70-х pp. XVIII ст. X., 1933, с. 43—50, 72, 73, 77—80.}.

Антифеодальная борьба на территории края особенно усилилась во время крестьянской войны под предводительством Е. И. Пугачева (1773—1775 гг.). К этому времени прослойка казацких низов на Запорожье значительно пополнилась за счет беглых крестьян. Еще до начала крестьянской войны в июле 1773 года Е. И. Пугачев говорил яицким казакам, что «был де... у черкасов» и убедился в том, что к нему «много пристанет» казаков. Действительно, среди восставших уже в 1774 году находилось много донских и запорожских казаков{«Український історичний журнал», 1974, № 4, с. 75, 77; № 12, 1974, с. 75.}. В том же году вспыхнули волнения среди запорожских казаков в слободе Славенске и в Сечи. В январе 1774 года на Запорожье появились пугачевские полковники Емельянов и Стодола. Со своими сторонниками прибыл из Слобожанщины в Старую Самару атаман В. Журба, что усилило волнение среди казаков. Самара была окружена правительственными войсками, начались допросы и розыски{Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской епархии, вып. 1, с. 302, 303.}. Движение на землях нынешней Днепропетровщины продолжалось и после подавления крестьянской войны. В 1776 году здесь действовал отряд казаков под руководством бывшего наймита Д. Поповича{«Український історичний журнал», 1974, № 12, с. 76.}.

Существование в составе Русского государства территории, которая имела особое административно-политическое устройство и являлась пристанищем беглых крестьян, а также очагом борьбы народных масс против феодально-крепостнического гнета, противоречило интересам царского правительства и правящих кругов. Как и другие казацкие области, Сечь была одним из очагов социального протеста против феодального гнета. Это и явилось основной причиной мер царского правительства по ее упразднению. Как известно, в эти годы было ликвидировано Волжское казачество, ограничено в правах и подчинено Военной коллегии Яицкое (Уральское). После подавления крестьянской войны под предводительством Е. И. Пугачева и укрепления стратегических позиций России в результате заключения летом 1775 года Кючук-Кайнарджийского мира с Турцией Запорожская Сечь была ликвидирована царскими войсками. В обнародованном 3 августа 1775 года манифесте Екатерина II в числе причин уничтожения Сечи на первое место поставила «поступки и дерзновение, оказанный от сих казаков в неповиновении нашим высочайшим повелениям». Запорожцы обвинялись в том, что принимали «без разбора в свое худое общество» не только украинцев, но и людей «всякого сброда, всякого языка и всякой веры», далее говорилось, что они «принимали к себе, несмотря на частые им от правительства наших запрещения, не одних уже прямо в казаки вступающих беглецов, но и людей женатых... Заводя собственное хлебопашество, расторгали они тем самое основание зависимости их от престола...»{Полное собрание законов Российской империи, т. 20. СПб., 1830, с. 192.}.

Таким образом, Запорожская Сечь была уничтожена как очаг антифеодальной борьбы. Вместе с тем этот акт явился составной частью политики царизма, стремившегося полностью подчинить всю Украину центральной государственной власти и окончательно оформить на ее территории процесс закрепощения крестьянства. После ликвидации Запорожской Сечи ее земли были включены в состав новосозданной Азовской, а также образованной еще в 1764 году Новороссийской губернии. В 1783 году после объединения этих губерний создано Екатеринославское наместничество в составе 15 уездов, из них на территории современной Днепропетровщины находились Екатеринославский, Новомосковский, Павлоградский и Алексопольский (Царичанский) уезды{Там же, т. 22, СПб., 1830, № 15910, с. 11, 12.}. В 1796 году Екатеринославское наместничество было ликвидировано, большая его часть вошла в состав Новороссийской губернии, разделенной в 1802 году на три — Екатеринославскую, Таврическую и Николаевскую. Екатеринославская губерния состояла из шести уездов: Екатеринославского, Павлоградского, Бахмутского, Мариупольского и Ростовского{Полное собрание законов Российской империи, т. 27, СПб., 1830, № 20449, с. 272.}. Таким образом, губерния включала территорию не только нынешней Днепропетровщины, но и других соседних областей.

Значительная часть казаков и посполитых была отнесена к разряду государственных (воинских) поселян, которым приходилось одновременно отбывать службу в армии и заниматься хозяйством.

Во второй половине 70-х — начале 80-х годов на территории бывшей Запорожской Сечи возникло большое количество новых поселений. Наиболее интенсивно заселялась вначале северная часть Екатеринославщины, прилегавшая к густонаселенным районам Левобережной Украины. На свободные земли самовольно переселялись крестьяне, мещане из густозаселенных районов страны. Вместе с тем правительство, форсируя заселение края, способствовало переселению сюда государственных крестьян, основывало поселения колонистов, переводило в государственные слободы и города бывших запорожцев{Летопись Екатеринославской ученой архивной комиссии, вып. 9, Екатеринослав, 1913, № 12—13, с. 204—215.}. Многие из них оседали в черте нынешнего Днепропетровска. Возросло население Новых Кайдаков, Половицы, Сухачевки, Каменки-Лоцманской — в 1787 году оно достигло 3948 человек{Е. И. Дружинина. Северное Причерноморье в 1775—1800 гг. М., 1959, с. 178.}.

Одновременно царское правительство раздавало земли Сечи со степями, плавнями, островами и угодьями офицерам, чиновникам, помещикам, бывшей казацкой старшине. Помещики переселяли в эти «пожалованные» владения своих крепостных из центральных губерний, что способствовало появлению здесь новых поселений. Только в Царичанском уезде в 1776 году было основано 11, в Екатеринославском — 9 помещичьих сел. В Новомосковском и Павлоградском уезде вначале преобладали государственные поселения — в конце 1776 года их насчитывалось 9 из 14. Уже в 1778— 1781 гг. в Новомосковском уезде основаны 52 новых селения, из них только четыре — государственных, в Павлоградском уезде возникло 28 селений, из них 18 были помещичьими{«Apxіви України», 1969, № 3, с. 40—42.}. Крупные земельные пожалования от царского правительства получала казацкая старшина. Так, в Екатеринославском уезде в 1776 году 4 тыс. десятин земли достались бывшим казацким старшинам Кабезчину на реке Самаре, по 3 тыс.— Гарадже у реки Большой Терновки, Гордиенко, Рудю, Высочину и самарскому жителю Непейбраге на реке Кильчени{«Киевская старина», 1885, т. 11, апрель, с. 785—789.}.

Население Екатеринославщины быстро росло. Если в 1782 году, по данным четвертой ревизии, здесь насчитывалось 148 309 душ мужского пола, то в 1795 году (по пятой ревизии) — 243 411, в 1811 году (по шестой ревизии) — 291 575, в 1815 (по седьмой ревизии) — 323 982{В. М. Кабузан. Народонаселение России в XVIII — первой половине XIX в. М., 1963, с. 163.}. Увеличивалось и количество населенных пунктов. Уже в середине 70-х — начале 80-х годов XVIII в. на территории края началось строительство новых городов. В 1776 году заложен губернский город Екатеринослав в устье речки Кильчени (правого притока Самары){Днепропетровску 200 лет. 1776—1976. Сборник документов и материалов. К., 1976, с. 25.}. Возникли и другие города: в 1780 году на возвышенном берегу реки Волчьей — Павлоград, в 1794 году — Новомосковск, перенесенный на место Новоселицы{ЦНБ УССР, отдел рукописей, ф. 5, № 704, лл. 2, 3; В. М. Кабузан. Заселение Новороссии (Екатеринославской и Херсонской губерний) в XVIII — первой половине XIX века, с. 62.}. Формировались городские сословий: мещане, купцы, ремесленники, объединявшиеся в цехи. Привилегированное положение занимали дворяне, имевшие здесь недвижимую собственность, служившие в государственных административных учреждениях и т. д. Получив большие земельные владения на юге, помещики стремились не только закрепить их за собой навечно, но и обеспечить себя даровой рабочей силой. Учитывая их интересы, царское правительство издало в 1783 году указ, согласно которому крестьяне Левобережной и Слободской Украины полностью лишались права перехода к новым владельцам, а указ 1796 года категорически запрещал «самовольные переходы поселян с места на место в Екатеринославской, Вознесенской, Кавказской губерниях, в Таврической области, на Дону и Таманском полуострове». Вследствие этого многие крестьяне края попали в крепостную зависимость, хотя большинство населения продолжало оставаться незакрепощенным. Так, в 1827 году в Екатеринославской губернии насчитывалось 285 026 душ сельского населения. Преобладающую часть его (160 426 человек) составляли различные категории государственных крестьян: воинские поселяне, войсковые обыватели, казаки, иностранные колонисты и т. д.{Е. И. Дружинина. Южная Украина в 1800—1825 гг. М., 1970, с. 167.} Даже накануне реформы 1861 года, согласно данным последней, десятой ревизии (1858—1859 гг.), удельный вес крепостных крестьян составлял на Екатеринославщине лишь 31,51 проц., т. е. был значительно ниже, чем во внутренних губерниях{I. О. Гуржiй. Розклад феодально-кріпосницької системи в сільському господарстві України першої половини XIX ст. К., 1954, с. 24.}. Слабое развитие крепостничества явилось главной предпосылкой быстрого развития капиталистических отношений в сельском хозяйстве и промышленности юга.

Ведущей отраслью экономики края оставалось сельское хозяйство, причем с конца XVIII и до 40-х годов XIX в. преобладало животноводство. Основным занятием населения было разведение крупного рогатого скота, лошадей, овец, в особенности тонкорунных. Вместе с тем неуклонно развивалось земледелие, в частности зерновое хозяйство. Происходило дальнейшее развитие ремесленного производства, получившего распространение не только в городах, но и в селах,— портняжного, сапожного, бондарного, кузнечного, гончарного, ткацкого, хлебопекарского и др.

С конца XVIII века в крае возникают казенные и вотчинные мануфактуры, в первую очередь суконные, а также винокуренные, салотопенные, кожевенные, свечные, кирпичные и другие предприятия мануфактурного типа. Наиболее значительной была в Екатеринославе казенная суконная мануфактура, где вырабатывались сукна и чулочные изделия. В 1799 году здесь трудилось 1142 человека{ЦГВИА СССР, ф. ВУА, д. 18336 (Описание атласа Новороссийской губернии), с. 1.}. Кроме казенной, существовали вотчинные суконные мануфактуры князя Прозоровского (с конца XVIII в.) в селе Чапли Новомосковского уезда, Брискорн (с 1815 г.) в селе Высшетарасовке Екатеринославского уезда{ЦГИА СССР, ф. 1, он. 2, д. 348, лл. 4, 5; О. О. Нестеренко. Розвиток промисловості на Україні, ч. 1. К., 1959, с. 272; Е. И. Дружинина. Южная Украина в 1800—1825 гг., с. 276—278.}. Имелись здесь и частные мануфактуры. Так, в Екатеринославе на импортном хлопке работала мануфактура мещанина Постного. В отличие от государственной и вотчинных мануфактур она была основана на труде не крепостных крестьян, а вольнонаемных рабочих{Е. И. Дружинина. Южная Украина в 1800—1825 гг., с. 282, 284, 285.} и являлась уже предприятием капиталистического типа. Количество промышленных предприятий быстро увеличивалось. В 1825 году их было 38, в 1832 году — 54, в 1854 году — 120 и в 1869 году — 288{О. А. Парасунько. Положение и борьба рабочего класса Украины (60—90-е годы XIX века). К., 1963, с. 37.}. В 1860 году они выработали промышленной продукции на сумму 3189 тыс. рублей. Большое число предприятий сосредоточивалось в городах. Так, в 1857 году из 220 крупных предприятий 138 находились в городах, 2 — в местечках, 70 — в селах{I. О. Гуржій. Розвиток товарного виробництва i торгівлі на Україні. (З кінця XVIII ст. до 1861 року). К., 1962, с. 23, 25, 26.}.

Развитие сельскохозяйственного и промышленного производства способствовало расширению экономических связей. На ярмарках губернии торговали продуктами животноводства и зернового хозяйства. Из внутренних губерний привозили предметы промышленного производства, ремесел и домашних промыслов. Если в XVIII в. на Екатеринославщине существовало лишь несколько центров ярмарочной торговли (Новые Кайдаки и Мишурин Рог — с 1727 года, Днепровокаменка — с 1754 года и другие), то в 1817 году в губернии зарегистрировано 79 ярмарочных пунктов, из них 9 находились в городах, 44 — в казенных селах и 26 — в помещичьих имениях{Е. И. Дружинина. Южная Украина в 1800—1825 гг., с. 320.}. Крупными центрами ярмарочной торговли являлись Екатеринослав, Никополь, Павлоград, Новомосковск. В 1857 году на 24 ярмарках Екатеринославского, Верхнеднепровского, Новомосковского и Павлоградского уездов было продано товаров на сумму 1 461 514 рублей{Материалы для географии и статистики России, т. 6. Екатеринославская губерния. Сост. В. Павлович. СПб., 1862, с. 219—223.}.

Помимо продуктов земледелия и животноводства сюда привозили различные товары с Нижегородской Макарьевской, Полтавской Ильинской, Харьковской Крещенской ярмарок. Кроме ярмарочной, развивалась стационарная торговля. Так, если в 1825 году в городах губернии насчитывалось 382 торговых заведения, то в 1861 году их стало 1683. Только в Екатеринославе число лавок за этот период увеличилось со 140 до 200. С дальнейшим экономическим развитием края было связано и участие его во внешней торговле страны. Через черноморские и азовские портовые города за границу из губернии вывозились пшеница, рожь, шерсть, сало, масло, кожа, канаты и др.{I. О. Гуржiй. Розвиток товарного виробництва i торгівлі на Україні, с. 87, 151, 169.}.

Развитие производительных сил сопровождалось усилением эксплуатации и угнетения народных масс. Накануне реформы 1861 года из общей площади пригодной земли в губернии — 5 245 890 десятин более чем половина — 3 099 700 десятин — принадлежала помещикам. К тому времени здесь из 1 042 681 человека населения помещичьих крестьян было 328 530. Почти все они (99,8 проц.) отбывали барщину, подвергаясь жестокой феодальной эксплуатации. 470 помещичьим хозяйствам губернии (из 2443) принадлежало более чем по сто ревизских душ{А. Тройнинкий. Крепостное население в России по десятой народной переписи. СПб., 1891, с. 45, 49.}. За малейшую провинность помещики жестоко наказывали крестьян. Так, даже в отчете 3-го отделения корпуса жандармов за 1860 год указывалось, что помещик Екатеринославской губернии коллежский регистратор Засимович сек своих крестьян оголенной саблей, а помещица Гладкая избивала крепостных железными прутьями{Крестьянское движение 1827—1869 годов, вып. 1. М., 1931, с. 139, 140.}.

Почти 42 проц. всего количества населения составляли государственные крестьяне, которые также испытывали тяжелый гнет — органы царской власти принуждали их платить непосильные подати, выполнять многочисленные повинности.

Тяжелейшей формой государственного крепостничества явились военные поселения. На Екатеринославщине они начали создаваться в 1821 году, в основном на территории Криворожья и Верхнеднепровского уезда.

Не мирясь с феодальной эксплуатацией, трудящиеся массы вели борьбу за улучшение своего положения. Антикрепостнические выступления принимали самые различные формы: покушение на жизнь и имущество помещиков, отказ крестьян выполнять повинности в пользу помещиков, признавать их власть и т. д. Обычным явлением в жизни края были массовые побеги крестьян от помещиков. Так, в 1811 году вооружились и совершили побег из Екатеринославского уезда в Молдавию 300 крестьян помещицы Брискорн. В 1815 году отказались выполнять повинности крепостные помещика Озерова в деревне Воскресенской Павлоградского уезда{ЦГИА СССР, ф. 1281, оп. 11, д. 185, л. 11; ф. 1286, оп. 2, 1815, д. 127, л. 4; Крестьянское движение в России в 1796—1825 гг. Сборник документов. М., 1961, с. 855, 865, 900.}. Особенно усилилось крестьянское движение на Екатеринославщине в 20-летие, предшествовавшее реформе 1861 года.

В 1844 году крестьяне села Никольского Павлоградского уезда прогнали из имения управляющего и создали самоуправление из 12 выборных. В течение четырех месяцев они не выполняли повинностей и не подчинялись уездной администрации. В селе Новоселки Новомосковского уезда в 1847 году 620 крестьян отказались выходить на барщину и подчиняться помещику{I. О. Гуржiй. Розклад феодально-кріпосницької системи, с. 435.}.

За 20 лет (1841—1860 гг.) крестьянское движение охватило 666 помещичьих сел Екатеринославской губернии, т. е. 40 проц. их общего количества. В этот период в 50 селах произошло 17 выступлений, связанных с отказом выполнять барщину{Некоторые проблемы социально-экономического развития Украинской ССР, вып. 1. Днепропетровск, 1970, с. 153.}. Участились побеги крестьян от помещиков. Только в 1841 году известны побеги крестьян из 16 помещичьих имений Павлоградского уезда в Бессарабию{Там же, с. 149.}. Весной 1856 года началось стихийное движение крепостных крестьян южных губерний, самовольно переселявшихся на Крымский полуостров{Н. М. Дружинин. Государственные крестьяне и реформа П. Д. Киселева, т. 2. М., 1958, с. 531.}. Из Екатеринославской губернии двинулись крестьяне 574 сел с населением 76 тыс. человек. Поводом к движению послужили распространяемые в народе во время Крымской войны слухи, что якобы в Крыму переселенцам предоставляют землю и волю. В сущности, это движение, известное под названием «Похода в Таврию за волей», явилось продолжением предшествовавшей борьбы крестьянства против феодально-крепостнического гнета. Почти одновременно совершили побеги крестьяне помещиков Шелимова, Василевской, Манвелова и др.{Днепропетровский исторический музей, отдел рукописей, арх. № 484, л. 51.}. Т. Г. Шевченко в своем дневнике назвал эти события «грустным екатеринославским восстанием 1856 года»{Т. Г. Шевченко. Дневник. Автобиография. Автографы. К., 1972. Запись 22 января 1858 г.}.

Рост социальных противоречий и усиление классовой борьбы явились той почвой, на которой развивалась демократическая идеология. В неразрывной связи с революционным процессом в России росло общественно-политическое движение на Украине, в т. ч. на Екатеринославщине. В Северное общество декабристов входил уроженец села Богодаровки (ныне Перше Травня Верхнеднепровского района) А. С. Гангеблов. Накануне крестьянской реформы значительное распространение в крае получил журнал «Современник», редактированный Н. Г. Чернышевским и Н. А. Добролюбовым. В 1859 году в Екатеринославской губернии подписчики получали 196 экземпляров журнала, являвшегося в то время трибуной и идейным центром революционной демократии (по масштабам его распространения Екатеринославщина занимала четвертое место на Украине){Ф. Ястребов. Революционные демократы на Украине, К., 1960, с. 63.}.

Прогрессивно настроенные круги дворянской, а затем и разночинной интеллигенции, веря в огромные творческие силы народа, отстаивали его права на свободу и просвещение. В культуре края, как и в культуре всего украинского народа, ярко прослеживаются два направления — культура господствующего класса и культура народных масс.

Возникновение школ на этой территории относится уже к концу XVI в. Первая из них (начальная) основана около 1576 года в казацкой крепости на одном из островов близ современного Новомосковска. Подобные школы были также на Чертомлыцкой и Новой Сечи, в Старом и Новом Кодаке. Помимо общеобразовательной подготовки в них большое внимание уделялось ознакомлению юношей с военным делом.

Основными учебными заведениями в XIX в. являлись церковноприходские школы, где учащиеся обучались чтению и письму. В школах насаждалось религиозно-монархическое мировоззрение. Учителями в них были местные священники, в процессе учебы широко применялись физические наказания. Содержались школы на средства крестьян. В 1855 году в губернии имелись 3 городских приходских училища (99 учеников) и 39 сельских.

В уездных городах в начале XIX в. действовали только три двухклассных училища: в Екатеринославе, Павлограде и Новомосковске, а в 1855 году во всей губернии насчитывалось шесть училищ, где обучалось 336 учеников.

В 1793 году в Екатеринославе было открыто «главное» училище для детей дворян и офицеров, преобразованное в 1805 году в классическую мужскую гимназию, которая до 1874 года оставалась единственным в губернии государственным средним учебным заведением{Н. Ф. Щербинский. 100-летний юбилей Екатеринославской классической гимназии. Екатеринослав, 1909, с. 30.}. За 1808—1835 гг. гимназию окончили 355 учеников, т. е. в среднем девять в год. В целом удельный вес учащейся молодежи был невелик и в середине XIX в. выражался следующим соотношением: один ученик на 105 жителей{Сборник статей Екатеринославского научного общества по изучению края. Екатеринослав, 1905, с. 8, 9, 11, 13.}. Основная масса населения — крестьянство и городская беднота — оставалась неграмотной.

Днепропетровщина издавна славилась народным творчеством. В созданных здесь исторических думах и песнях звучали протест против угнетателей, призывы к борьбе против них, воспевались народные герои. Заметное место в самобытной культуре Запорожья занимали различные формы театрального искусства. Учащимися школ создавались театры-вертепы, дававшие представления на хуторах и в зимовниках. Разыгрывались веселые праздничные и остросатирические интермедии и импровизации; выступления народных лицедеев пользовались большой популярностью. Театрализованными процессиями с музыкой, пением и фейерверками сопровождались и официальные церемонии и обряды.

Театральное искусство в первой половине XIX в. развивалось в форме любительских спектаклей. В 1845 году шесть таких спектаклей поставлены в Екатеринославе. Приезжала сюда также профессиональная труппа из Николаева{О. Казимиров. Український аматорський театр (Дожовтневий період). К., 1965, с. 11, 14, 15.}.

Самобытным жанром живописи Украины XVIII в. явилась широко известная народная картина «Казак-мамай», в которой нашел воплощение образ мужественного воина-запорожца, борца за народное дело. 12 таких картин, выполненных безымянными народными мастерами из сел Губинихи, Петриковки, Голубовки, Вольного, Марьяновки, Кулебовки, хранятся в Днепропетровском историческом музее им. Д. И. Яворницкого{Наш край, вип. 1. Дніпропетровськ, 1971, с. 42, 59, 74.}.

Архитектура этого времени нашла наиболее яркое воплощение в строительстве и планировке городов. Первые города на территории края берут свое начало от крепостей, сооружаемых для борьбы против турецко-татарских набегов. В середине 70-х — начале 80-х годов XVIII в., когда началось строительство новых городов, превращавшихся в важные административные центры, в их архитектуру были положены принципы русского зодчества: четкая планировка улиц, просторных площадей и кварталов, ансамблевость застройки. Значительное распространение получило строительство из камня, хотя преобладала деревянная архитектура.

Над проектом города Екатеринослава и его первых сооружений работали выдающиеся русские архитекторы И. Е. Старов, В. П. Стасов, А. Д. Захаров. План И. Е. Старова 1792 года, положенный в основу застройки первой очереди города в нагорной части, учитывал условия окружающей местности, удачно сочетая прямоугольную и радиальную системы, обеспечивал выразительность силуэта города.

Заметный рост населения городов губернии в начале XIX в. вызвал необходимость их перестройки и расширения. В отличие от первоначального плана создания Екатеринослава — на холме с парадным и величественным центром — по новому плану 1817 года строительство устремляется в подгорный район. Сюда переносится центр, здесь закладываются торговая, сенная и другие деловые площади{Зодчество Украины. К., 1954, с. 184—186.}. В 1823 году был разработан план перестройки Новомосковска, ставшего к тому времени крупным торговым центром. По этому плану город подразделялся на 70 кварталов, в которых также были выделены площади для рынка, ярмарки, постоялого двора. Вместе с тем ряд небольших городов, например, Верхнеднепровск, Никополь, по своему внешнему виду мало чем отличались от сел.

Памятником народной архитектуры является деревянный девятикупольный Троицкий собор в Новомосковске, сооруженный в 70-х годах XVIII в. запорожским зодчим Акимом Погребняком. Троицкий собор — прекрасный образец синтеза народного зодчества с народным искусством художественной резьбы по дереву. Этот вид художественного творчества, получивший на Екатеринославщине широкое распространение, использовался для украшения жилых строений — резных матиц, косяков, дверей, оконных наличников, ставен и др. Быстрое заселение края привело к появлению все новых и новых сел, в планировке которых наметились два основных типа. Более старые поселения, расположенные вдоль рек, имели свободную, определявшуюся береговой линией, планировку улиц и переулков и небольшие, также произвольной формы, дворы. Молодые же села степных районов отличались правильным расположением, меньшей скученностью жилых построек{В. А. Бабенко. Этнографический очерк народного быта Екатеринославского края. Екатеринослав, 1905, с. 8—10.}. При всем разнообразии быта и народного зодчества в разных районах края, обусловленном также многонациональным составом населения, наиболее распространенным типом бедняцкого жилья была глинобитная, крытая соломой хата, состоявшая из одной комнаты и сеней, иногда и «коморы» (кладовой). В последнюю четверть XVIII в. уходит своими истоками знаменитый орнамент растительного характера, зародившийся в селе Петриковке. Из поколения в поколение применялся он в крестьянском быту — в распространенных настенных декоративных росписях, в росписи скрынь, спинок саней, народных музыкальных инструментов, в ковроделии, художественном ткачестве.

Народная одежда края также имела свои особенности. Среди коренного населения принято было носить широкую и просторную одежду. Женский костюм состоял из сорочки с вышитыми вставками на рукавах, пошитой из домотканного полотна, плахты с шерстяным передником («запаской») и приталенного, без рукавов, жакета — «керсетки». Поверх «керсетки» надевали «юпку» — более длинную и утепленную (часто на вате) одежду с рукавами. Носили также очень длинные и широкие юбки. Характерным для Екатеринославщины головным убором замужних женщин был «очипок» (капор), который покрывали куском домотканной кисеи («намиткой»){К. I. Матейко. Український народний одяг. К., 1977, с. 176—177.}. В традиционной мужской народной одежде также преобладал свободный прямой крой — широкие штаны, полотняная рубаха с широкими рукавами. Верхнюю одежду шили обычно из грубого домотканного сукна.

С падением крепостного права Екатеринославщина, как и другие области страны, быстро пошла по пути капиталистического развития. Реформа 1861 года, проводившаяся крепостниками, сопровождалась большим сокращением крестьянского надельного землевладения. Накануне реформы средний земельный надел помещичьих крестьян составлял в губернии 2,8 десятины на ревизскую душу. В результате реформы он уменьшился до 2 десятин. Кроме того, 26 943 ревизские души (23,9 проц.) вообще не получили наделов. Особенно высокий процент «освобожденных» без земли наблюдался в Павлоградском и Верхнеднепровском уездах. Помещики отобрали у крестьян 129 503 десятины земли, т. е. 33,6 проц. их дореформенного землепользования. Получив всего 255 503 десятины земли, бывшие крепостные должны были выкупить эту землю в среднем по 49 руб. 20 коп. за десятину. Общая сумма выкупных платежей составляла 12 573 266 рублей, что почти в пять раз превышало рыночную стоимость земли{«Научные записки Днепропетровского государственного университета», 1954, т. 42, вып. 2, с. 105, 106.}. Эти деньги, по выражению В. И. Ленина, представляли собой «дань крепостникам за освобождение их рабов»{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 4, с. 433.}.

Недовольство крестьян условиями реформы, произволом помещиков вылилось в массовое движение. В 1861— 1870 гг. в губернии произошло 88 крестьянских выступлений, которые охватили 186 сел с населением 86 597 человек{Н. Н. Лещенко. Крестьянское движение на Украине в связи с проведением реформы 1861 года (60-е годы XIX ст.). К., 1959, с. 520.}. Во многих случаях к подавлению движения крестьян привлекались войска, которые жестоко расправлялись с «бунтовщиками».

С 1866 года основные положения реформы 1861 года были распространены и на государственных крестьян. Сохранив за собой земельные наделы — в среднем 7 десятин на ревизскую душу{В. П. Теплицький. Реформа 1861 року i агpapні відносини на Україні (60—90 роки XIX ст.). К., 1959, с. 126.}, они платили за них в казну государственную оброчную подать до 1885 года, а затем в течение 44 лет должны были вносить выкупные платежи государству. По сравнению с помещичьими государственные крестьяне были лучше обеспечены землей, меньше обременены выкупными платежами.

Хотя в результате реформы 1861 года и глубоких изменений, происходивших в экономике страны в пореформенный период, дворянство лишилось части своих земель, в его владении оставались еще значительные массивы. Часть помещиков перестроила свое хозяйство на капиталистической основе, многие сдавали землю в аренду, продавали другим собственникам. Вместо господствовавшего до реформы дворянского землевладения складывалось землевладение буржуазное. Как и в других южных районах страны, капитализм в сельском хозяйстве здесь развивался быстрее, чем в центре.

В пореформенный период в губернии, как в помещичьих экономиях, так и в хозяйствах кулаков, главную роль начинает играть товарное зерновое хозяйство. Расширяются также посевы картофеля, подсолнечника, льна, табака. Развиваются травосеяние, садоводство и другие отрасли интенсивного земледелия.

Развитие капитализма в сельском хозяйстве сопровождалось глубоким расслоением крестьянства. В начале XX в. крестьяне-бедняки (безземельные и с наделом до 6,3 десятины на двор) составляли 44,75 проц. общего количества дворов, 31,34 проц. составляли середняки (средний надел—12,1 десятины), 23,91 проц.— кулаки (наделы около 25 десятин на двор){М. Н. Лещенко. Класова боротьба в українському селі в епоху домонополістичного капіталізму (60—90-і роки XIX ст.). К., 1970, с. 57.}. Прогрессирующее ухудшение землеобеспечения обусловливало и быстрый рост безлошадных крестьянских дворов. К концу XIX в. они составляли более 30 проц. общего количества дворов.

Обострялись классовые противоречия в деревне, усиливалась борьба всего крестьянства против помещиков, а также крестьянской бедноты и батраков — против кулачества. С 1870 по 1889 год в Екатеринославской губернии произошли 63 выступления крестьян, которыми были охвачены 82 села с населением 164 715 человек{Там же, с. 165, 184, 264, 288.}. Основным содержанием всех этих выступлений была борьба за землю. Насколько острый характер носила эта борьба, свидетельствуют события, происходившие в сентябре 1883 года в селах Новомосковского уезда — Афанасьевне, Михайловне, Попасном, Всесвятском и Новостепановке, где крестьяне захватили часть помещичьей земли. Вооруженная стычка с войсками из-за земли имела тогда место в селе Карабиновке Новомосковского уезда. Жители Дмитриевки, Межирич, Прусеновки и Александровки Павлоградского уезда потребовали у помещика Воронцова-Дашкова продать им часть земли по сходной цене. Когда же помещик отказал им в этом, крестьяне на нелегальных сходах начали принимать приговоры о том, что сами будут «распахивать нужную им землю»{ЦГИА СССР, ф. 102, 2-е д-во, 1883 г., д. 312, ч. 28, л. 38.}.

События в Новомосковском и Павлоградском уездах стали предметом обсуждения екатеринославского губернского дворянского собрания, состоявшегося 23 октября 1883 года. Выступавшие на нем помещики выражали опасения в том, что местная власть может не справиться с начавшимся движением, «порожденным социализмом и направленным против дворян-землевладельцев», и предлагали сообщить об этих событиях министру внутренних дел. Выступления крестьян были подавлены путем жестоких репрессий.

Но уже в 1893 году решительно и смело выступили против батальона солдат крестьяне села Павлоградские Хутора Павлоградского уезда. В ходе стычки 18 человек были убиты, 12 — тяжело ранены{Там же, д. 37, ч. 4, л. 2.}.

Интересы борющегося против засилья помещиков крестьянства отражали представители революционно-демократического и народнического движения, пытавшиеся поднять его «на социалистическую революцию против основ современного общества»{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 1, с. 272.}. С народническими кружками и группами Харькова, Киева, Москвы, Петербурга и некоторых других городов установил связи созданный в 1871 году в Екатеринославе революционно-пропагандистский кружок, которым руководили дочь и сын народника П. Л. Лаврова — М. П. Нерескул и С. П. Лавров{З. В. Першина. Очерки истории революционного движения на Юге Украины. Киев — Одесса, 1975, с. 92.}. Выходцем из Екатеринославщины был активный участник народнического движения 70-х годов С. С. Синегуб, осужденный по известному «процессу 193-х» на 10 лет каторги.

В 1885 году в Екатеринославе состоялся съезд народовольческих организаций юга страны, где была предпринята последняя попытка возродить «Народную волю» — создана Южнорусская народовольческая организация{М. Г. Седов. Героический период революционного народничества. М., 1966, с. 355.}. Однако уже в 1886 году полиция напала на ее след. Вскоре царизму удалось разгромить южнорусские народовольческие группы и кружки. К тому же народническая пропаганда уже утратила свою популярность, особенно в Екатеринославской губернии, где быстро формировался рабочий класс.

В пореформенный период Екатеринославщина превращается в важнейший промышленный центр юга страны. Еще в 1869 году территорию губернии пересекла первая железная дорога — Курско-Харьковско-Азовская. 15 ноября 1873 года был открыт для пассажирского и грузового движения участок железной дороги Лозовая — Александровск с веткой на Екатеринослав протяженностью 208 верст. Этот участок, явившийся частью линии Лозовая — Севастополь, положил начало Екатерининской (ныне Приднепровской) железной дороге, первая линия которой общей протяженностью 614 верст вступила в строй в 1875 году. В 1884 году с постройкой у Екатеринослава двухъярусного металлического моста через Днепр железная дорога соединила Криворожский рудный и Донецкий угольный бассейны. Наряду с железнодорожным сообщением возрастает роль транспортных грузовых перевозок по Днепру. В 1888 году основано «Второе пароходное общество по Днепру», членами которого стали акционеры Брянского завода в Екатеринославе и другие предприниматели. В этом же году общество открыло рейсы между Кременчугом и Екатеринославом. Три года спустя обществу принадлежало 20 пароходов, перевозивших металл, уголь, сахар и т. д.{Л. Г. Мельник. Технічний переворот на Україні у XIX ст. К., 1972, с. 165.}.

В 80-е годы складывается черная металлургия юга России, представленная добычей железной и марганцевой руд, производством чугуна, стали, проката. В этот период на территории Екатеринославщины, в районе Кривого Рога, началась промышленная разработка открытых еще в конце XVIII в. запасов железных руд. В период промышленного подъема 90-х годов в Кривбассе уже действовали 79 рудников, в разработку руды включались все новые акционерные компании и общества, где преобладающее влияние имели французские и бельгийские капиталисты. В 1900 году добыча железной руды составила 2,98 млн. тонн{Кривому Рогу 200. Днепропетровск, 1975, с. 16, 17.}. 15 эти же годы под Никополем, у села Покровского, открыты первые марганцевые копи. Если в 1895 году добыча марганцевой руды составляла 2287 тыс. пудов, то в 1899 году она выросла до 5916 тысяч{Марганцевая промышленность Южной России в 1901 году. X., 1902, с. 8.}. Разработку месторождений вели девять акционерных обществ. Если в 1861— 1870 гг. в губернии были основаны четыре новых промышленных предприятия, то в 1871—1880 гг.— 30, в 1881—1890 гг.—57, в 1891—1900 гг.— 164{Ф. Е. Лось. Формирование рабочего класса на Украине и его революционная борьба в конце XIX и в начале XX ст. (конец XIX ст.— 1904 г.). К., 1955, с. 40.}. На предприятиях этой группы в 1898 году была занята основная масса рабочих — 104,5 тыс. человек из 116 тыс. Продукция фабрик и заводов по добыче и обработке полезных ископаемых в денежном выражении составляла 185,5 млн. руб., или 95,4 проц. суммы всего промышленного производства губернии{ЦГИА СССР, ф. 1263, оп. 2, д. 5445, 1898 г., лл. 134, 136, 138.}.

Крупнейшим металлургическим заводом губернии стал Александровский завод Брянского акционерного общества в Екатеринославе, вступивший в строй в мае 1887 года. В том году здесь было занято 1229 рабочих, а в 1900 году — уже 7147 человек{Днепропетровску 200. Историко-публицистический очерк. Днепропетровск, 1976, с. 18.}.

В 1889 году близ села Каменского пущен еще один крупный металлургический завод Южнорусского днепровского металлургического общества, акционерами которого являлись бельгийские, польские и французские капиталисты. В 1889 году на средства франко-бельгийского акционерного «Общества русских трубопрокатных заводов» в Екатеринославе построен трубопрокатный завод «Шодуар А». В 1892 году «Общество криворожских железных руд» соорудило Гданцевский чугунолитейный завод в Кривом Роге. В конце 90-х годов на территории современной области уже действовало восемь крупных металлургических предприятий, где сосредоточивалось 35 528 рабочих{Ф. Е. Лось. Формирование рабочего класса на Украине и его революционная борьба в конце XIX и в начале XX ст., с. 98, 99.}.

Особенностью промышленного развития Екатеринославской губернии, как и всего Юга, указывал В. И. Ленин, явилось то, что здесь развивалась чисто капиталистическая промышленность, не знающая «ни традиций, ни сословности, ни национальности», в которой значительную роль играл иностранный капитал{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 3, с. 488.}.

В конце XIX — начале XX в. капитализм в России начал перерастать в империализм, одной из характерных черт которого была высокая концентрация производства и капитала. По концентрации промышленности Екатеринославщина занимала первое место на Украине. Из 21 металлургического и металлообрабатывающего завода Южного района горнопромышленности здесь находилось 11 самых крупных заводов, производивших более 44 проц. чугуна в масштабе страны. Более 40 проц. общероссийской добычи железной руды давали 15 крупнейших рудников Кривбасса{Горнозаводская промышленность Юга России за 1900—1915 гг. X., 1922, с. 257—259. (Статистика Украины. Серия 3, т. 1, вып. 3); Народное хозяйство в 1914 году. Птг., 1916, с. 294.}. Предприниматели Южного горнопромышленного района, куда входила и Екатеринославщина, активно участвовали в образовании монополистических объединений «Продамет» (1902 год), «Продуголь» (1904 год), «Продаруд» (1908 год) и других.

Уже в 1900 году в крае насчитывалось 195 тыс. промышленных и железнодорожных рабочих{П. Варгатюк. Партії великої загін. Дніпропетровськ, 1970, с. 7.} при общей численности населения 2 458 750 человек{Обзор Екатеринославской губернии за 1900 год. Екатеринослав, 1901, Приложение № 4.}. Постоянные кадры рабочего класса формировались главным образом за счет разорившегося крестьянства. Несмотря на то, что в послереформенный период помещики Екатеринославской губернии потеряли более половины своих владений, все же еще в 1905 году 9 тыс. помещиков владели 2,8 млн. десятин земли, в то время как 270 тыс. крестьянских хозяйств — 2,5 млн. десятин{Статистика землевладения. 1905, вып. 14. Екатеринославская губерния. СПб., 1906, с. 10, 11.}. Существенной особенностью формирования пролетарских кадров было то, что по национальной принадлежности значительную их часть составляли выходцы из русских губерний. По данным всероссийской переписи 1897 года, на Екатеринославщине русские (по языку) составляли 50,4 проц., украинцы — 27,9 проц. всего состава рабочих Местные рабочие — украинцы, трудясь плечом к плечу со своими русскими товарищами, приобщались через них к передовой русской культуре и общественной мысли. Придавая огромное значение такому общению, В. И. Ленин предлагал «всякую возможность общения с великорусским сознательным рабочим, с его литературой, его кругом идей, обязательно всеми силами ловить, использовать, закреплять» и подчеркивал, что «этого требуют коренные интересы и украинского и великорусского рабочего движения»{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 24, с. 130.}.

Положение рабочего класса губернии, как и пролетариев всей страны, было крайне тяжелым. Рабочий день длился 14—16 часов в сутки, на предприятиях широко применялся женский и детский труд. Из нищенской зарплаты почти одна треть уходила на различного рода штрафы. Обычным явлением на предприятиях был массовый травматизм рабочих. Так, в период наиболее усиленного развития металлургии на юге страны (1888—1899 гг.) на территории Екатеринославской губернии ежегодно в среднем гибло от несчастных случаев 25, получали увечья 135 рабочих{О. А. Парасунько. Положение и борьба рабочего класса Украины (60—90-е годы XIX в.), с. 191.}. Вспоминая то время, Г. И. Петровский, бывший слесарь Брянского завода, писал: «Редко когда проходил день, чтобы не было убийства на заводе, а то обычно 5—6 и даже десяток жертв всегда было. Что же касается травматических повреждений, то они считались десятками. И слышен был кругом стон от тяжелой работы»{«Летопись революции», 1923, Л» 2, с. 31.}.

Значительное место в экономике Екатеринославщины в пореформенный период занимали ремесленные предприятия, кустарные промыслы. В 1900 году, например, из общего количества рабочих, занятых в промышленности губернии, более 50 проц. трудились в кустарных и ремесленных промыслах{Ф. Е. Лось. Формирование рабочего класса на Украине и его революционная борьба в конце XIX и в начале XX ст., с. 81.}. Из кустарных и ремесленных отраслей промышленности наиболее развитыми были кирпичное, черепичное, маслобойное, переплетное, экипажное, кузнечное, столярное, ткацкое и другие производства. Во многих селах крестьяне занимались извозным промыслом, в селениях, расположенных на побережье рек, было развито рыболовство{Екатеринославская губерния, вып. 2. Памятная книжка и адрес-календарь на 1901 год. Екатеринослав, 1900, с. 16—19; Вся Екатеринославская губерния. 1913 год. Екатеринослав, 1913, с. 1—38; Сборник статистических сведений о состоянии среднего и низшего профессионального образования в России, ч. 2. СПб., 1913, с. 124—128.}.

Рабочие ремесленно-кустарных заведений находились в еще более тяжелом положении, чем рабочие фабрично-заводской промышленности, поскольку здесь царил полный произвол как в установлении продолжительности рабочего дня, так и во всех других вопросах, связанных с условиями труда и быта. Бремя жестокой эксплуатации усугублялось издевательствами со стороны хозяев и администрации, полным политическим бесправием, тяжелыми жилищными условиями.

Жестокой капиталистической эксплуатации подвергался сельскохозяйственный пролетариат. В 90-е годы на территории нынешней области насчитывалось восемь рынков найма на сельскохозяйственные работы (Никополь, Новомосковск, Кривой Рог, Перещепино, Саксагань, Славгород, Магдалиновка, Рудицын трактир, находившийся в степи, около небольшой речки Грушевки). По 10—15 тыс. пришлых рабочих собиралось, например, в Саксагани. В поисках заработка многим из них приходилось переходить с одного рынка на другой. Собирались рабочие обычно на базарах или за городом, где не было помещений, приспособленных даже для временного пребывания. Только в конце XIX в. на рынках найма земства начали строить бараки и навесы, устраивать т. н. лечебно-продовольственные пункты, состоявшие из столовой и медкабинета. В течение длительного времени людям приходилось жить под открытым небом, питаться сухой пищей, страдать от голода и болезней. Страшные невзгоды ждали их и после найма. Ни правительство, ни местные власти не принимали мер по улучшению положения сельскохозяйственных рабочих. Работать им приходилось в летние месяцы по 14—15 часов, а цены на рабочие руки были низкими. За полгода рабочий получал в среднем до 50 руб., значительная часть заработка уходила на дорогу, на многочисленные вычеты, штрафы{О. І. Лугова. Сільськогосподарський пролетаріат півдня України в період капіталізму. К., 1965, с. 136, 164.}.

Рабочие не мирились с тяжелым положением, поднимались на борьбу за свои права. Первые стачки на территории края состоялись уже в 70-е годы. Упорный характер носила стачка рабочих, занятых на сплаве леса в Екатеринославе, начавшаяся в июле 1870 года. Она продолжалась 10 дней. Лесопромышленники, не выдержав натиска рабочих, вынуждены были пойти им на уступки, повысить жалованье. В марте 1882 года бастовали рабочие на строительстве железнодорожного моста через Днепр в Екатеринославе. В мае 1880 года в городе бастовали грузчики речной пристани.

С конца 80-х годов в стачечную борьбу включаются рабочие крупных металлургических предприятий губернии. В частности, в марте 1888 года забастовало около 2,5 тыс. рабочих на строительстве металлургического завода в Каменском — они требовали замены некоторых жестоко обращавшихся с ними служащих, улучшения своего положения. И хотя выступление было подавлено при содействии роты солдат, некоторые требования бастующих были удовлетворены.

Вскоре Екатеринославская губерния становится одним из центров забастовочного движения рабочего класса Украины. Из 408 забастовок и волнений, которые произошли на протяжении 1866—1899 гг. в девяти губерниях Украины, на Екатеринославскую губернию приходилось 180 (более 44 проц.). Особенно усилилось забастовочное движение в конце XIX в. Так, только с 1895 по 1899 год произошло 108 стачек, в которых участвовали 82 348 рабочих, или 79,8 проц. всех бастовавших на Украине{О. А. Парасунько. Положение и борьба рабочего класса Украины (60—90-е годы XIX в.), с. 33, 240, 241, 349, 361, 560, 561.}.

В авангарде стачечной борьбы шли рабочие тяжелой промышленности — металлурги и машиностроители, горнорабочие, а также железнодорожники. Так, из 97 828 человек, принявших участие в стачках 1880— 1899 гг. металлурги и машиностроители составляли 63 016 человек (64,4 проц.), горнорабочие — 21 549 человек (22 проц.) и железнодорожники — 9805 человек (10 проц.){Там же, с. 400, 401, 568, 569.}.

На основе массовой борьбы рабочих развивалось социал-демократическое движение. В конце 80-х — 90-х годах в Екатеринославе, Каменском и других промышленных центрах губернии создается сеть революционных кружков и групп. Активными организаторами их явились революционеры-профессионалы П. В. Точисский, Л. Н. Сталь, Г. Д. Лейтейзен (Линдов), А. Н. Винокуров и другие.

В 1889 году на позиции марксизма перешел кружок, созданный в Екатеринославе в 1887 году сестрами Заславскими. В 1890 и 1893 годах новые марксистские кружки в городе организовал Г. Д. Лейтейзен. Большую роль в деле вооружения екатеринославских рабочих передовыми идеями сыграл кружок, созданный в начале 1894 года на Брянском заводе. Наиболее активными его членами являлись рабочие М. Д. Ефимов, А. И. Смирнов, И. П. Мазанов, Б. П. Афанасьев, И. К. Гудимов, А. Ф. Томм, С. А. Белкин{История Екатеринославской социал-демократической организации. 1889—1903. Екатеринослав, 1923, с. 11—12.}.

Осенью 1897 года первый марксистский кружок возник в Каменском. В его создании принял активное участие ученик и соратник В. И. Ленина — И. В. Бабушкин{І. Іванов-Потьомкін. Катеринославський «Союз боротьби за визволення робітничого класу». К., 1949, с. 40.}. В декабре 1897 года под влиянием петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» оформился екатеринославский «Союз борьбы». Активное участие в его организации и деятельности принимали И. В. Бабушкин, И. X. Лалаянц, Г. И. Петровский, К. А. Петрусевич, К. И. Томигас, П. И. Кулябко, М. В. Орлов, И. И. Яковлев и др. «Союз борьбы» поддерживал связи с революционными организациями Петербурга, Москвы, Харькова, Киева, Минска, Ростова-на-Дону, Кременчуга. Он стал одной из ведущих марксистских организаций юга страны и, наряду с петербургским и киевским «Союзами борьбы», внес значительный вклад в дело создания пролетарской партии в России.

После I съезда РСДРП, на котором присутствовал и представитель екатеринославского «Союза борьбы» К. А. Петрусевич, значительную работу среди трудящихся края проводил Екатеринославский комитет РСДРП, однако вскоре он оказался в руках «экономистов». Большую роль в борьбе с ними, в сплочении рабочего класса и его идейном воспитании сыграла ленинская «Искра». Летом 1901 года с помощью «Искры» и ее агентов — В. А. Шелгунова и Е. Н. Адамович — был сформирован марксистский состав комитета{М. Доній, М. Горбунова. Ленінська «Искра» і соціал-демократичні організації України. К., 1968, с. 64—66.}. Когда в 1902 году в Екатеринославском комитете РСДРП вновь получили преобладание «экономисты», борьбу против них организовали агенты «Искры» Л. С. Виленский, Р. С. Землячка, В. П. Ногин, Л. Д. Махлин, Л. М. Книпович, П. А. Красиков. В начале 1903 года комитет стал искровским.

Екатеринославский искровский комитет РСДРП, в составе которого находились В. П. Ногин, Н. Е. Вилонов, успешно руководил подготовкой и проведением общей политической забастовки рабочих Екатеринослава в августе 1903 года. Подготавливая забастовку, комитет издал ряд прокламаций к рабочим, провел несколько рабочих собраний. Забастовка началась 7 августа 1903 года и с первых дней приняла политический характер. Она явилась частью всеобщей политической стачки, охватившей юг России. Царские власти стянули в город полицию и войска, которые жестоко расправлялись с бастующими, применяя оружие. В кровавых столкновениях было убито 11, ранено 29 человек. Несмотря на репрессии, рабочие всех крупных предприятий Екатеринослава прекратили работы. Всеобщая забастовка длилась с 7 по 13 августа и была подавлена силой оружия{Ф. Е. Лось. Формирование рабочего класса на Украине и его революционная борьба в конце XIX и в начале XX ст., с. 264—266; «Искра», 1 сентября 1903 г.}. Под непосредственным влиянием забастовки состоялись революционные выступления крестьян в селах Екатеринославского уезда — Никольском, Чаплях, Каменке.

После II съезда РСДРП, на котором делегатами от Екатеринослава были Л. С. Виленский и Л. Д. Махлин, Екатеринославская организация стала на позиции большевизма. С ее помощью активно работали большевики в Каменской, Криворожской, Долгинцевской, Павлоградской и других формально объединенных организациях РСДРП, возникших в 1902—1903 гг. В 1903 году на Екатеринославщине действовало более 20 социал-демократических организаций и групп, которые объединяли около 900 социал-демократов{П. Варгатюк. Партії великої загін, с. 49, 50.}. Большевики Екатеринославщины были тесно связаны с В. И. Лениным и руководимыми им партийными органами. Проявляя большое внимание к положению в Екатеринославской организации РСДРП, В. И. Ленин в письме к членам ЦК осенью 1903 года отмечал: «Надо обратить особое внимание на Харьков, Екатеринослав и Ростов»{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 46, с. 305.}.

Первыми на Украине большевики Екатеринославщины поддержали предложение В. И. Ленина о созыве III съезда партии и послали на съезд своего делегата. Под руководством большевистских организаций рабочие и крестьяне края приняли активное участие в революции 1905—1907 гг. Первым откликом на ее начало явился «Адрес петербургским рабочим» от рабочих Днепровского завода в Каменском. Этот документ, содержавший призыв стоять дружно за рабочее дело, был издан Екатеринославским комитетом РСДРП, переслан за границу, отредактирован В. И. Лениным и опубликован 1 февраля 1905 года в большевистской газете «Вперед». Уже в январе 1905 года в губернии прошли массовые рабочие забастовки, в которых участвовало около 45 тыс. человек{Екатеринославщина в революции 1905—1907 гг. Документы и материалы. Днепропетровск, 1975, с. 7, 58, 59.}. Январские забастовки в Екатеринославе и Каменском В. И. Ленин относил к наиболее важным событиям начала первой русской революции. Массовые стачки продолжались также в феврале и марте, однако в ходе этих выступлений еще преобладали экономические требования.

Нарастание революционного движения, переход к политическим формам борьбы тормозились раскольнической, оппортунистической деятельностью меньшевиков, захвативших в первой половине января 1905 года руководство комитетом РСДРП. Направленные по указанию В. И. Ленина в Екатеринослав большевики — М. С. Лещинский, И. И. Шварц, Э. В. Лугановский, С. С. Парижер, П. Н. Лепешинский и другие — помогли создать противостоящую меньшевистскому комитету партийную группу, которая в марте 1905 года оформилась как Екатеринославский комитет большинства{Там же, с. 8, 9.}. Укрепляясь организационно и политически, он развернул широкую работу в массах.

Все более наступательный характер приобретает рабочее движение. В июне 1905 года в Екатеринославе, Каменском, на Криворожье произошли политические стачки солидарности с бастовавшими рабочими Одессы и восставшими моряками броненосца «Потемкин».

В плане брошюры «Рабочий класс и революция», написанном в августе 1905 года, В. И. Ленин в качестве примера к тезису о революционной армии, ее вооружении приводил Нижний Новгород и Екатеринослав{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 11, с. 411.}.

Во время Октябрьской всероссийской политической стачки по призыву большевиков в Екатеринославе 10 октября прекратилась работа на всех предприятиях — бастовали железнодорожники, рабочие, служащие, а также студенты Высшего горного училища, учащиеся средних учебных заведений. Губернские власти применили против забастовщиков оружие. В центре и рабочих районах Екатеринослава происходили баррикадные бои. «В Екатеринославе строятся баррикады и льется кровь»,— писал по поводу этих событий В. И. Ленин{Там же, т. 12, с. 2.}.

Всеобщая стачка охватила всю Екатерининскую железную дорогу, а также Каменское, Павлоград, Кривой Рог. В ходе стачки в губернии, как и во всей стране, возникли Советы рабочих депутатов, созданные по инициативе передовых рабочих как органы вооруженного восстания против самодержавия. Одним из первых на Украине возник Екатеринославский Совет, в исполком которого входили Г. И. Петровский, И. Е. Захаренко, А. Я. Булыгин и другие большевики. Были образованы депутатские собрания в Каменском — на Днепровском заводе во главе с большевиком И. М. Беседовым, делегатские собрания на Екатерининской железной дороге{П. Шморгун. Більшовицькі організації України в революції 1905—1907 років. К., 1975, с. 103, 104.}. По своему составу и Советы, и депутатские, и делегатские собрания были коалиционными, многопартийными органами. В них наряду с большевиками входили меньшевики, бундовцы, эсеры, трудовики, беспартийные рабочие и служащие. Это способствовало объединению всех сил, боровшихся против царизма, но в то же время создавало значительные трудности в выработке революционной тактики.

Во время Декабрьского восстания 1905 года, сигнал к которому подал пролетариат Москвы, Екатеринославщина стала одним из основных очагов вооруженной борьбы на Украине. Утром 8 декабря началась всеобщая политическая стачка в Екатеринославе. Для руководства стачкой по инициативе большевиков был создан Боевой стачечный комитет города Екатеринослава и Екатеринославской губернии (БСК). Совет рабочих депутатов и БСК действовали как революционные органы власти. Свои постановления и сообщения БСК печатал в специальных бюллетенях. Власть Екатеринославского Совета распространялась и на другие населенные пункты губернии. На Екатерининской железной дороге стачка сопровождалась вооруженными выступлениями. На две недели она перешла в руки восставших. На станциях дороги — в Долгинцеве, Никополе, Каменском, Синельникове, Пятихатках и других пунктах действовали как зачаточные органы революционной власти боевые стачечные и распорядительные комитеты{Екатеринославщина в революции 1905—1907 гг., с. 221, 223. 230, 247.}.

Произошли также волнения в екатеринославском гарнизоне. Казачья полусотня Донского полка отказалась выступить в Новомосковск для «поддержания порядка», а нижние чины Бердянского полка — в Верхнеднепровск; в Феодосийском и Бердянском полках, где происходили беспрерывные митинги, солдаты приняли резолюцию: «Не поднимать оружия против своих товарищей — рабочих, которые объявили забастовку»{Т. Таран. Роки першої російської революції (1905—1907). Дніпропетровськ, 1959, с. 28, 38.}.

По размаху забастовочной борьбы Екатеринославщина в 1905—1907 гг. занимала одно из первых мест на Украине. В ходе революционных выступлений крепли связи рабочих с крестьянами. Г. И. Петровский в своих воспоминаниях писал, что крестьяне из окрестных сел приезжали в Екатеринослав и заявляли Совету о своей готовности поддержать рабочих в их борьбе против царизма{Г. І. Петровський. З революційного минулою. К., 1958, с. 41.}. Весной 1905 года крестьянские волнения охватили два уезда, летом — четыре, а осенью — все восемь уездов губернии. Только в ноябре — декабре 1905 года в Верхнеднепровском уезде крестьяне разгромили 80 поместий, десятки помещичьих усадеб были сожжены в Новомосковском и Екатеринославском уездах. Обострялась борьба крестьян-бедняков против кулачества. В 1906 году в губернии разгромлено 60 экономии и свыше 70 кулацких хозяйств. В 1907 году произошло 40 крестьянских выступлений.

Выросли и окрепли в ходе революции большевистские организации Екатеринославщины. К весне 1907 года они насчитывали в своих рядах до 1500 человек. С января 1906 года действовал объединенный Екатеринославский комитет РСДРП, систематически издававший листовки, обращенные к рабочим, крестьянам, солдатам, демократической интеллигенции. Только с марта по июнь 1906 года он распространил листовки 17 названий общим тиражом 115 100 экземпляров.

В марте 1906 года окончательно оформилась окружная провинциальная организация РСДРП, объединявшая социал-демократические организации Кривого Рога, Каменского, Никополя, Павлограда, Синельникова, Новомосковска, Верхнеднепровска и других городов губернии. В 1906—1907 гг. действовала также Екатеринославская крестьянская организация (вначале при Екатеринославском комитете, а позднее при окружной провинциальной организации), где преобладало влияние большевиков. Большевистской тактики в революции придерживалась и Военная организация Екатеринославского комитета РСДРП, оформившаяся в 1906 году. Большевистские группы на линии Екатерининской железной дороги (на станциях Екатеринослав, Нижнеднепровск, Долгинцево, Никополь, Попасная и других) объединяла Узловая железнодорожная организация РСДРП, созданная летом 1906 года. Группа большевиков во главе с И. С. Гаевским проводила работу среди студенчества{Екатеринославщина в революции 1905—1907 гг., с. 16, 17.}.

После поражения революции, в тяжелые годы столыпинской реакции к судебной ответственности по политическим мотивам в губернии привлекалось в среднем около 12 тыс. человек ежегодно. На протяжении 1906— 1912 гг. только в Екатеринославе активным участникам революции было вынесено 225 смертных приговоров. Наиболее жестоким репрессиям подвергались большевики. В 1907—1910 гг. состав Екатеринославского комитета РСДРП по причине арестов его членов менялся более 10 раз. Количество членов партии в губернии уменьшилось до 300—350 человек{П. Л. Варгатюк. В роки реакції та нового революційного піднесення (1907—1914). Дніпропетровськ. 1959, с. 5; П. Варгатюк. Партії великої загін, с. 117.}. Однако и в этих условиях большевики продолжали активную работу в массах, сочетая легальные и нелегальные формы борьбы. Они готовили рабочих, всех трудящихся к новым революционным боям.

В годы промышленного подъема (1910—1914) в крае продолжался характерный для империализма процесс концентрации производства и монополизации ведущих отраслей промышленности. В 1911 году в четырех уездах губернии (Верхнеднепровском, Екатеринославском, Новомосковском и Павлоградском) насчитывалось в общей сложности 7059 промышленных предприятий, на которых было занято 48 965 рабочих. К 1914 году количество предприятий уменьшилось до 6603, а численность рабочих возросла до 56 597 человек{Обзор Екатеринославской губернии за 1911 год. Приложение к отчету екатеринославского губернатора. Екатеринослав, 1912, с. 8; Обзор Екатеринославской губернии за 1914 год. Приложение к отчету екатеринославского губернатора. Екатеринослав, 1915, ведомость № 3.}. Удельный вес продукции крупных предприятий превысил 70 проц. валовой промышленной продукции. На предприятиях с числом рабочих более 500 человек, составлявших всего 0,6 проц. всех предприятий, было занято в 1912 году 54 проц. всех рабочих губернии{Фабрично-заводская промышленность Украины в 1910—1912 гг. X., 1922, с. 2 (Статистика Украины, серия 3, т. 1, вып. 6).}.

Все большую роль в производстве играли синдикаты «Продамет», «Продаруд», «Продуголь» и др. «Продамет» монополизировал около 80 проц. всей продукции металлургических заводов. Почти все крупные угольные предприятия губернии были связаны с «Продуглем». Усиливалось влияние банков. В Екатеринославе и губернии действовало около 20 банков и кредитных учреждений, в т. ч. 5 государственных, 10 частных, 3 сословных. Ведущую роль в банках, как и в синдикатах, играл иностранный капитал. Так, в синдикате «Продуголь» капиталы иностранных фирм составляли 87 проц. всех капиталовложений, на предприятиях Криворожья иностранные капиталовложения достигали 86 процентов{Історія робітничого класу Української РСР, т. 1. К., 1967, с. 218, 219; П. В. Оль. Иностранные капиталы в России. Л., 1925, с. 19.}.

В начале 900-х годов в крае насчитывалось 15 359 торговых предприятий (в т. ч. 1300 трактиров и пивных){Обзор Екатеринославской губернии за 1904 год. Екатеринослав, 1905, с. 12.}. В городах, особенно в Екатеринославе, совершались торговые сделки на миллионы пудов хлеба, который шел как для удовлетворения внутренних потребностей страны, так и на экспорт. Губерния занимала также видное место в торговле лесом, поступавшим из верхнего и среднего Поднепровья. Торговый оборот одного только Екатеринослава накануне первой мировой войны достигал 52 млн. руб.{Вся Екатеринославская губерния. Екатеринослав, 1916, с. 113.}.

Наряду с промышленностью продолжало развиваться сельское хозяйство. Увеличивались валовые сборы и производство товарного хлеба, другой сельскохозяйственной продукции. Главными сельскохозяйственными культурами являлись: яровая пшеница — занимавшая около 40 проц. посевных площадей, ячмень — 34 проц., озимая рожь — 4 проц., овес — 3 проц., озимая пшеница — 3 проц., картофель — около 2 проц., кукуруза — около 5 проц., прочие культуры — около 1,5 проц. Кроме того, сельское население занималось скотоводством, огородничеством, садоводством, виноградарством, пчеловодством{Весь Екатеринослав. Справочная книга на 1911 год. Екатеринослав, 1911, с. 60; Весь Екатеринослав. Справочная, книга на 1912 год. Екатеринослав, 1912, с. 83.}.

В годы реакции царское правительство, стремясь еще больше приспособить сельское хозяйство к условиям капитализма и создать себе надежную опору в лице кулачества, стало на путь проведения аграрной реформы. Столыпинская реформа, направленная на ликвидацию общинного землевладения, усиление кулацкой прослойки на селе, ускорила процесс разорения основной массы крестьян. В Екатеринославской губернии в 1905 году насчитывалось около 270 тыс. крестьянских хозяйств. В 1907—1914 гг. вышли из общины свыше 140 тыс. хозяйств, из которых около 12 проц. разорились{С. М. Дубровский. Столыпинская земельная реформа. М., 1963, с. 572, 580, 586.}. Все это еще более обостряло классовую борьбу на селе.

Нарастание массового революционного движения в крае было связано с активизацией деятельности большевиков среди рабочего класса и крестьянства. В годы нового революционного подъема Екатеринославская организация РСДРП, в состав которой входили большевики и меньшевики-партийцы, состояла из двух районных комитетов — Городского и Заводского. К концу 1911 года в организации насчитывалось до 100 членов партии. Под руководством социал-демократических организаций произошли значительные выступления рабочего класса. В 1910 году бастовали рабочие Днепровского завода в Каменском, механического и литейного заводов в Павлограде, горняки Криворожского рудника «Карнаватка». В 1912 году в забастовках принимали участие рабочие завода Гантке и других предприятий Екатеринослава. Репрессии и аресты сорвали всеобщую политическую стачку, которую готовили большевики города в ответ на Ленский расстрел.

В селах крестьяне выступали не только против помещичьего землевладения, но и против органов власти, отказывались платить налоги и т. д. Вооруженное столкновение со стражниками в апреле 1910 года произошло в деревне Старо-Карачуновке Верхнеднепровского уезда. В связи с увеличением арендной платы крестьяне Николаевки и других сел Новомосковского уезда в 1912 году отказались от аренды земли у помещика Урусова{Крестьянское движение в России. Июнь 1907 г.— июль 1914 г. Сборник документов. М.—Л., 1966, с. 501, 507, 526, 555, 599.}. В течение 1907—1914 гг. в губернии зарегистрировано 32 массовых и 99 индивидуальных выступлений{Ф. Е. Лось, О. Г. Михайлюк. Класова боротьба в українському селі. 1907—1914. К., 1976, с. 209, 236.}. Застрельщиками этих выступлений были представители крестьянской бедноты.

Огромную роль в укреплении большевистских рядов, усилении руководства партии классовой борьбой трудящихся сыграли решения VI (Пражской) Всероссийской общепартийной конференции РСДРП, в работе которой принимала участие и Екатеринославская организация. В результате настойчивой борьбы большевиков против меньшевиков Екатеринославская организация РСДРП в конце 1912 года становится большевистской.

Значительную роль в революционном движении сыграла большевистская газета «Правда». За 1912—1914 гг. в ней было напечатано свыше 250 корреспонденции из губернии. В 1914 году «Правда» распространялась в Екатеринославе в 675 экземплярах. Кроме того, в губернии было 795 подписчиков ленинской газеты. В. И. Ленин указывал, что по количеству групповых денежных сборов в фонд газеты среди рабочих во главе провинциальных городов стоит Киев, затем Екатеринослав{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 21, с. 433.}.

Активное участие принимали трудящиеся Екатеринославщины в выборах рабочего депутата в IV Государственную думу. Депутатом в Думу от рабочей курии они избрали большевика Г. И. Петровского. В наказе своему депутату, опубликованном в «Правде» 30 марта 1913 года, рабочие Екатеринослава требовали последовательно отстаивать их социальные и политические права. Одновременно в наказе подчеркивалось: «Мы стоим за полную свободу национального самоопределения каждой нации и полагаем, что защитники интересов рабочего класса обязаны самым энергичным образом бороться против национального угнетения». С аналогичным по содержанию письмом обратились к Г. И. Петровскому и 1790 крестьян Екатеринославского, Новомосковского и Павлоградского уездов{Рабочее движение на Украине в годы нового революционного подъема 1910—1914 гг. Сборник документов и материалов. К., 1959, с. 363.}.

Если в 1884 году в губернии проживало 1400 тыс. человек, то в 1901 году — 2800 тысяч. За период с 1858 по 1897 год городское население губернии увеличилось с 59,3 тыс. человек до 220,6 тыс., т. е. в 3,7 раза{И. К. Вологодцев. Особенности развития городов Украины. X., 1930, с. 11.}. С развитием капиталистической экономики увеличивалась группа населения, занятого торгово-промышленной деятельностью. В начале XX в. она составляла 22 проц. общего числа жителей губернии. Рост населения, особенно городского, происходил как за счет притока его из густонаселенных украинских губерний — Волынской, Киевской, Подольской, Полтавской, Черниговской, Харьковской, так и из русских — Воронежской, Курской, Орловской, Рязанской, Тульской и др. На факт быстрого роста городского населения в Екатеринославской губернии в 80—90-х гг. обратил внимание В. И. Ленин в работе «Развитие капитализма в России»: «В местечке Кривой Рог население возросло с 1887 по 1896 г. с 6000 до 17 ООО душ; на Каменском заводе Днепровского общества с 2000 душ до 18 000..., в Нижне-Днепровске, под Екатеринославом, на пустынной, песчаной местности, где ныне ряд заводов, образовалось новое поселение в 6000 душ»{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 3, с. 524.}. К началу XX в. Екатеринослав, Кривой Рог, Каменское превратились в крупные пролетарские центры.

В начале 1913 года численность населения губернии составляла 3 349 565 человек, из них 523 367 человек проживало в городах{Ежегодник «Приднепровье» и памятная книжка Екатеринославской губернии на 1914 год. Екатеринослав, 1914, с. 76.}. Здесь насчитывалось 11 городов и местечек, 4048 других населенных пунктов. В городах строились красивые благоустроенные дома и магазины, особняки богачей. В годы развития капитализма в значительной степени сохранялись градостроительные принципы регулярной планировки, разработанные русскими зодчими еще в конце XVIII в. Прямоугольный квартал оставался основным градостроительным элементом при планировке новых районов в больших городах{Зодчество Украины, с. 63—64.}. В центрах городов проводилось замощение улиц, в 1896 году в Екатеринославе появилось электрическое освещение, в 1897 году — электрический трамвай, в 1908 году был построен водопровод, в 1914 году сооружена канализация. К концу 1912 года в губернии насчитывалось 112 почтово-телеграфных контор и почтовых отделений и 6 телефонных станций на 2307 абонентов (в т. ч. в Екатеринославе — 1629 абонентов).

Но благами цивилизации пользовались только привилегированные слои общества. Даже в Екатеринославе на окраинах преобладали глинобитные и деревянные домики, а в Каменском (нынешний Днепродзержинск) насчитывалось несколько десятков кривых улочек, на которых ютились землянки и мазанки. Наиболее распространенным типом рабочего жилища была казарма с двухэтажными нарами, на которых спали посменно. «Ни умыться, ни поспать по-человечески,— вспоминал ветеран труда В. И. Чурилин о бытовых условиях рабочих дореволюционной Екатеринославщины.— Теснились мы в общежитиях на нарах. В маленькой комнатушке помещалось по 40—50 человек». Большинство населения брало воду из колодцев и рек. Города освещались керосиновыми фонарями, не имели ни водопровода, ни канализации. На пустырях вокруг промышленных центров возникали «нахаловки», «собачевки», представляющие собой беспорядочное скопление нищенских лачуг, где жили рабочие. Часть рабочих вела индивидуальное жилищное строительство.

В селах губернии преобладали т. н. одинарные хаты, имеющие лишь сени. В таком жилище помещалась семья, состоявшая в большинстве случаев из 8—12 душ. С восхода солнца до полуночи не утихало здесь монотонное гудение прялок (их было по две-четыре в каждой хате) — крестьянки готовили пряжу для домотканной одежды.

Усиливающиеся контакты села с городом оказывали интенсивное воздействие на многие стороны крестьянского быта. В сельском жилище старались оборудовать под кухню специальное помещение, чаще всего сени, и одновременно пристроить легкое крыльцо под навесом («присинок»). В обиход входили фабричные изделия — посуда, ткани.

Среди городского населения наиболее распространенными видами одежды были пальто, пиджаки, бекеши, длинные юбки и блузки, узкие брюки и рубашки-косоворотки. Такая одежда получает распространение и в селах, хотя отдельные традиционные элементы, например, мужские т. н. лоцманские рубашки со свободными рукавами, вышитой манишкой и воротником, еще долго бытовали в селах Екатеринославщины. Характерным элементом женской одежды губернии были сорочки с квадратным вырезом горловины, имели распространение ситцевые сарафаны, зимой — различные кофты на вате, суконные, драповые или бобриковые полупальто{К. I. Матейко. Український народний одяг, с. 177.}.

На крайне низком уровне находилось здравоохранение. На всю губернию с населением около 3,5 млн. человек в 1912 году приходилось всего 536 врачей, 184 амбулатории и больницы на 5029 коек{Обзор Екатеринославской губернии за 1912 год. Приложение к отчету екатеринославского губернатора. Екатеринослав, 1913, с. 25.}. В таких условиях эпидемии повторялись ежегодно. Высокой была детская смертность. «Печальным было детство в дореволюционных Раздорах! — вспоминал очевидец.— В большинстве семей дети голы-голехоньки. Рубашонка длинненькая, из домотканного полотна, чаще всего с заплатами, и больше ничего. Как начнутся морозы, запорошит землю снегом, сидят они на печи до самой весны. Недоедание, нужда и смрад так изнуряли за зиму, что кажется будто насквозь светятся, на теле язвы от коросты, головки поражены стригущим лишаем. То и дело слышалось причитание на кладбище. Кого хоронят? Ребенка. От чего умер? Говорят, от чахотки или от младенческого»{І. Педан. Село на Терсі. Дніпропетровськ, 1967, с. 22—23.}.

Если в 1895/96 учебном году в Екатеринославской губернии имелось 1105 школ и 69 проц. детей школьного возраста не было охвачено обучением{Отчет Екатеринославского епархиального училищного совета о состоянии школ церковноприходских и грамоты за 1895—1896 учебный год. Екатеринослав, 1896, с. 11.}, то в 1912 году количество школ увеличилось до 2271, а численность обучающихся детей возросла до 50 проц. Из общего количества учебных заведений всех типов около 95 проц. составляли начальные школы, в их числе 1567 земских и 562 церковноприходских. Средних общеобразовательных учебных заведений на всю губернию было 55, специальных и профессиональных — 86{Начальное народное образование в Екатеринославской губернии за 1912 год. Екатеринослав, 1913, с. 5, 38.}. Особенно мало было школ в селах.

Об общей грамотности населения можно судить по данным переписи 1897 года: в Екатеринославской губернии число грамотных составляло 21,4 проц.{Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г., вып. 13. Екатеринославская губерния. СПб., 1904, с. 12.}. В последующие годы переписи не производились, поэтому статистики судили о грамотности по результатам опроса новобранцев, призываемых в армию. В 1907 году среди новобранцев в губернии было 51,9 проц. грамотных, в 1912 году — 67,9 проц. Общий же уровень грамотности в 1912 году, по определению земской статистики, не превышал 30 процентов{Начальное народное образование в Екатеринославской губернии за 1912 год, с. 116, 117.}.

Среди рабочих этот показатель был несколько выше. В 1897 году он составлял 50,8 проц. Но основная масса рабочих получала лишь начальное образование. В начале 900-х годов в губернии функционировало 37 школ при заводах, рудниках, шахтах. Так, на Александровском чугунолитейном и рельсопрокатном заводе Брянского акционерного общества в Екатеринославе в 1908 году была оборудована специальная аудитория для народных чтений. При этом же заводе организовали школу для детей рабочих (мальчиков и девочек) на 600 человек. Дети учились ежедневно в две смены по программе двухклассного городского училища. В Каменском для рабочих завода в 1900 году была построена т. н. народная аудитория с библиотекой, где время от времени проводились лекции и беседы на различные темы. При аудитории существовали самодеятельный духовой оркестр и драматический кружок, которые иногда устраивали для рабочих концерты.

Для крестьян в том же Каменском в 1900 году была открыта земская библиотека, в которой насчитывалось несколько сотен книг. Количество абонементов в ней не превышало 50.

Рабочие могли повышать грамотность в профессионально-технических и культурно-просветительных заведениях типа вечерних и воскресных школ и курсов. В Екатеринославе и в некоторых уездных городах было несколько таких школ{В. I. Кізченко. Культурно-освітній рівень робітничого класу України напередодні революції 1905—1907 рр. К., 1972, с. 18, 19, 27, 79, 83.}. Однако власти строго следили за тем, чтобы обучение рабочих не выходило за узкие рамки грамоты, рисования, закона божьего и профессиональной подготовки.

На всю губернию имелось одно высшее учебное заведение — Высшее горное училище, преобразованное в 1912 году в горный институт. В нем работали в те годы известные ученые — А. М. Терпигорев, М. М. Протодьяконов, Л. Д. Шевяков, М. М. Федоров, Н. И. Лебедев, А. Н. Динник, М. А. Павлов, Л. М. Фортунато, Л. В. Писаржевский, Д. М. Синцов и др. На заводах Криворожья и Екатеринослава трудились талантливые металлурги и инженеры: М. К. Курако, С. И. Тельный, Ю. М. Горяинов, А. М. Горяинов{И. М. Шаповал, Е. П. Шевченко. Наука и техника на Днепропетровщине. Днепропетровск, 1959, с. 5, 33, 34.}.

Значительный вклад в развитие науки и культуры на Украине в этот период внес Д. И. Яворницкий, обогативший своими трудами историю, археологию, этнографию, языкознание и литературу. Многое сделал ученый для развития созданного в 1849 году Музея древностей Екатеринославской губернии.

В 1901 году передовые ученые создали Екатеринославское научное общество, которое поставило своей целью «следить за успехами науки и способствовать распространению в народе знаний». При обществе работала художественная комиссия, вокруг которой группировались местные художники{Летопись Екатеринославского ученого архивного комитета. Год 1-й, с. 33—43.}.

В условиях упадка буржуазного искусства и распространения формалистических течений передовая общественность Екатеринославщины поддерживала прогрессивные идеи своего времени. Это нашло свое отражение в творчестве литераторов В. А. Кандаурова, Н. Л. Кузьменко, Г. И. Богрова, М. Ф. Комарова, Н. К. Вороного. Активное участие в культурной жизни Павлограда принимал проживавший здесь в то время С. Н. Сергеев-Ценский.

В конце XIX — начале XX в. в губернии работали талантливые художники, последовательно отстаивавшие прогрессивные взгляды в искусстве: в Екатеринославе — А.А. Лукашевич, П.Т. Окулов, В.В. Коренев, в Павлограде — М. И. Сапожников, Б. В. Смирнов, в Никополе — М. П. Таран. Многие из них получили образование в Петербургской Академии художеств.

Театральное искусство в конце XIX — начале XX в. было представлено в основном широкой сетью любительских театров — в 1895—1906 гг. они дали около 1200 спектаклей, на которых побывали 370 тыс. зрителей.

В губернский центр часто приезжали театральные труппы П. К. Садовского, М. Л. Кропивницкого, П. К. Саксаганского и И. К. Карпенко-Карого (Тоби-левича), А. З. Суслова, прославленные мастера сцены — В. Ф. Комиссаржевская, А. И. Южип, М. К. Заньковецкая, певцы Ф. И. Шаляпин, Л. В. Собинов, композитор и пианист А. С. Аренский и др. Артистическую деятельность пачинали здесь украинские советские актеры Г. В. Маринич, Д. А. Дударев, К. П. Кошевский, которые родились на Екатеринославщине{Майстри української радянської сцени. Довідник. К., 1962, с. 123, 163, 286.}.

Передовые рабочие организовывали различные самодеятельные кружки: драматические, музыкальные, танцевальные, литературные, а иногда даже самодеятельные драматические театры. Рабочие самодеятельные коллективы были созданы в индустриальных центрах, в т. ч. в Екатеринославе.

Особенно широкое распространение получила рабочая самодеятельность в начале XX в., когда революционная социал-демократия развернула активную работу по повышению революционного сознания и культурного уровня рабочего класса. Нередко на свои средства рабочие строили клубы, театры{Історія робітничого класу Української РСР, т. 1. К., 1967, с. 543, 544.}.

Народное искусство было широко представлено на состоявшемся в 1905 году в Екатеринославе XIII Всероссийском археологическом съезде. В Верхнеднепровском и Новомосковском уездах повсеместное распространение получила вышивка, известностью пользовались расписанные скрыни из Игрени, Петриковки, Мишуриного Рога. Искусной резьбой по дереву славились мастера-умельцы из Бабайковки, Волосского, Гупаловки, Мишуриного Рога, Петриковки, ювелирной чеканкой — из Богуслава, Василевки, Верхнего, Вязовки; декоративными картинами («малевками»)—из Подгородного, Чаплей. Со знаменитых екатеринославских настенных росписей, выполненных в Петриковке, Шульговке, Могилеве, Мишурином Роге, Лоцманской Каменке, Котовке, Новых Кайдаках, Обуховке были сняты копии для Екатеринославского музея и отдела этнографии Русского музея в Петербурге.

Богатое историческое прошлое Екатеринославщины привлекало сюда исследователей истории народной культуры. Изучению быта жителей, собиранию фольклора на Екатеринославщине много внимания уделил украинский этнограф, поэт и фольклорист И. И. Манжура (1851—1893). Быт и фольклор края на протяжении 30 лет изучал ученый А. П. Новицкий, многочисленные археологические раскопки проводились здесь под руководством Д. И. Яворницкого. В. А. Бабонко осуществил фундаментальное этнографическое обследование губернии. Побывал здесь в 1843 году по пути на о. Хортицу Т. Г. Шевченко. Летом 1880 года И. Е. Репин, собирая материал для картины «Запорожцы», вместо с тогда еще молодым В. А. Серовым сделал много пейзажных и этнографических зарисовок и этюдов.

Достижения в развитии культуры, просветительская деятельность прогрессивной интеллигенции, которая все активнее включалась в политическую жизнь, способствовали восприятию трудящимися массами революционной теории.

Первая мировая война, оторвав от производительного труда тысячи людей, нанесла большой ущерб экономике губернии. Катастрофически надала производительность металлургических заводов. Так, в Екатеринославе и Каменском к концу 1916 года большинство предприятий работало на 50 проц. своей мощности{«Красный архив», 1925, т. 10, с. 72, 74.}. Места квалифицированных рабочих, мобилизованных в армию, на предприятиях занимали женщины, подростки, военнопленные. К концу 1916 года они составляли на Днепровском заводе 49 проц., а на Брянском — 48 проц. общего количества работающих. Рабочие вынуждены были трудиться по 13—16 часов в сутки без выходных дпей, их реальная заработная плата сократилась в три-четыре раза. За счет трудящихся обогащалась буржуазия. Так, владельцы Днепровского завода за два года войны получили более чем 20 млн. руб. чистой прибыли при основном капитале 15 миллионов{«Научные записки Днепропетровского государственного университета», т. 46, вып. 3, с. 105, 109, 111.}.

Война резко ухудшила положение трудящегося крестьянства. Мобилизация на фронт мужчин-тружеников отрицательно сказалась на ходе сельскохозяйственного производства. Тяжесть непосильных налогов, принудительная конфискация продовольственных запасов для армии вызывали крайнее недовольство и волнения крестьян.

С первых дней войны в условиях жесточайшего террора большевистские организации на основе ленинских установок по вопросам войны, мира и революции развернули революционную деятельность среди трудящихся. Уже в июле 1914 года на Екатеринославщине произошли первые стихийные антивоенные выступления рабочих и мобилизованных солдат. В октябре 1914 года Г. И. Петровский привез в Екатеринослав ленинские тезисы о войне, с которыми вскоре были ознакомлены большевики губернии. В «Резолюции четырех социал-демократических групп об их отношении к войне», принятой в октябре 1914 года на нелегальном собрании организаций Екатеринослава и Каменского, отмечалось, что война носит империалистический характер, и поэтому «единственно правильным пониманием международной солидарности является революционная борьба пролетариата каждой страны против своей буржуазии и буржуазного правительства»{Большевики Украины в период между первой и второй буржуазно-демократическими революциями в России. Июнь 1907 г.— февраль 1917 г. Сборник документов и материалов. К., 1960, с. 566, 567.}.

В течение 1915—1916 гг. Екатеринославская большевистская организация выпустила более десяти листовок и один номер газеты «Южная правда», в которых призывала трудящихся к революции, разоблачала захватнический характер войны, клеймила измену меньшевиков. Успешно была проведена кампания бойкота выборов «рабочих групп» при военно-промышленных комитетах. Буржуазии так и не удалось создать эти группы в губернии.

Руководствуясь ленинским указанием о том, что «важнейшей задачей революционной социал-демократии является — развивать начавшееся стачечное движение»{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 27, с. 49.}, большевики Екатеринославщины сосредоточили на этом главное внимание. Под их руководством в 1915 году в забастовках приняло участие до 30 тыс. рабочих, а в 1916 году — около 100 тысяч{Л. Бардагова. На шляхах до Жовтня (1914 р.— лютий 1917 р.). Дніпропетровськ, 1960, с. 18, 29.}.

Росло революционное движение в селах. Только в 1915 году в селах губернии произошло шесть крестьянских волнений{Крестьянское движение в России в годы первой мировой войны. Июль 1914 г.— февраль 1917 г. Сборник документов. М.—Л., 1965, с. 513.}. С 1916 года правительство начало прибегать к реквизициям хлеба у крестьян. Жители Павлоградского и других уездов оказывали сопротивление местным властям.

В ходе войны и развития революционного движения возрастает авторитет большевиков, укрепляются их ряды. Так, если в конце 1915 года в организациях Екатеринослава оставалось всего 200 большевиков, то к концу 1916 года их уже насчитывалось 300, а в начале 1917 года — 400, в Кривом Роге — до 10, Каменском — 35{История Коммунистической партии Советского Союза, т. 2. М., 1966, с. 548; Ю. И. Кирьянов. Рабочие Юга России. М., 1971, с. 183; В. Е. Малюк. Борьба за установление Советской власти в Каменском. Днепропетровск, 1958, с. 139; П. Варгатюк. Партії великої загін, с. 149.}. В конце 1916 года большевики Екатеринослава предприняли попытку объединить все партийные силы губернии в единую организацию. С этой целью 8—9 ноября 1916 года была проведена нелегальная конференция большевиков Екатеринослава и Каменского, на которой присутствовало 15 делегатов от более чем 300 членов партии. Были заслушаны доклады: «Интернационал и война», «Война и задачи социал-демократии», по организационному вопросу, сообщения представителей партийных организаций о работе на местах. В резолюции конференции подчеркивалось, что главной задачей сознательных рабочих является «использование созданного войной экономического и политического кризиса для борьбы с капиталистическим строем, уничтожение которого единственно в состоянии убить причины империалистических войн»{Большевики Украины в период между первой и второй буржуазно-демократическими революциями в России, с. 634—636.}. Конференция сыграла большую роль в дальнейшем усилении работы большевиков в массах.

В начале марта 1917 года, как только стало известно о свержении самодержавия и победе Февральской революции в Петрограде, на Екатеринославщине повсеместно прошли митинги, собрания, демонстрации. Создавались органы революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства — Советы рабочих, солдатских, а затем крестьянских депутатов. Екатеринославский и Каменский Советы рабочих депутатов возникли 4 марта, Павлоградский — 5 марта, Новомосковский — 18 марта{В. Л. Харитонов. Лютнева революція 1917 року на Україні. X., 1966, с. 248, 249, 255.}. К 9 марта в Екатеринославе, а к 10 марта в Павлограде были образованы и Советы солдатских депутатов. В конце марта они объединились с Советами рабочих депутатов. В селах крестьяне разгоняли волостные правления, смещали волостных старшин и сельских старост. Избирались волостные и сельские Советы крестьянских депутатов.

Однако в Советах Екатеринославщины, как и по всей стране, большинство мест захватили меньшевики и эсеры, опиравшиеся на несознательную мелкобуржуазную часть населения. Меньшевики и эсеры оказали поддержку буржуазии в создании ее органа власти в губернском центре — «Исполнительного комитета общественных организаций», ставшего оплотом Временного правительства. Буржуазия создавала свои органы власти и на местах — уездные и волостные исполнительные комитеты. В селах свержение старых властей сопровождалось созданием волостных и сельских комитетов — к концу апреля они действовали почти повсеместно{И. И. Минц. История Великого Октября в трех томах, т. 1, М., 1967, с. 858.}. Положение осложняли также действия украинских буржуазных националистов, всячески стремившихся усилить свое влияние в местных органах власти.

Вышедшие из подполья большевики развернули политическую и организаторскую работу среди трудящихся, настойчиво боролись за усиление влияния в Советах. В авангарде революционных масс края шли такие деятели партии, как В. К. Аверин, М. И. Арсеничев, Э. И. Квиринг, В. Ю. Клочко, Н. В. Копылов, вернувшиеся в конце марта 1917 года из ссылки, а также Т. Л. Бондарев, С. И. Гопнер, П. А. Воронцов, Г. Н. Баглей и другие.

Важным событием в жизни большевистских организаций губернии явилась первая легальная партийная конференция, состоявшаяся 5 марта 1917 года в Екатеринославе. Ее делегаты правильно оценили Февральскую революцию, отметив, что она «носит чисто буржуазный характер», что «все ужасы капитализма данная революция устранить не может». «Нашим девизом,— говорилось в решении конференции,— должна быть социальная революция». Здесь же подчеркивалось, что необходимо «бороться за передачу власти в руки всего народа»{Октябрь в Екатеринославе. Днепропетровск, 1957, с. 36, 37.}. На конференции был избран партийный комитет в составе Н. В. Копылова, Т. Л. Бондарева, С. И. Гопнер, И. Г. Жуковского, М. А. Переславского. Развернулась работа по созданию профсоюзов, фабзавкомов и других массовых организаций рабочих, широких слоев трудящихся. 19 марта состоялось учредительное собрание союза металлистов Екатеринослава, в этом же месяце воссоздается союз металлистов в Каменском, оформляются заводской и цеховые комитеты Днепровского завода. В апреле — мае организованы профсоюзы горняков, металлистов, железнодорожников, мастеровых на Криворожье{По пути Ильича. 5 лет Союза горнорабочих СССР. М., 1925, с. 200.}. 6 апреля 1917 года общегородское собрание большевиков Екатеринослава, в работе которого приняли участие 654 члена партии, приветствовало возвращение из-за границы В. И. Ленина, как «старого идейного вождя российских рабочих, неутомимого борца с оппортунизмом в рабочем движении, свято несущего до последних дней революционное знамя международной социал-демократии»{Большевистские организации Украины в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции (март—ноябрь 1917 г.). Сборник документов и материалов. К., 1957, с. 91.}. Делегаты VII Всероссийской конференции от большевистской организации Екатеринослава Н. В. Копылов и С. И. Гопнер голосовали за Апрельские тезисы В. И. Ленина.

Большевистские организации, одобрив Апрельские тезисы В. И. Ленина и решения VII конференции РСДРП(б), определивших стратегию и тактику партии в социалистической революции, активизировали свою работу в Советах. В течение апреля—мая были созданы большевистские фракции и группы в Советах Екатеринослава, Каменского. Большевики стремились превратить Советы в настоящие органы народной власти. С 9 по 11 июля в Екатеринославе проходила районная конференция Советов рабочих и солдатских депутатов, в которой приняли участие представители Новомосковска, Верхнеднепровска, Никополя, Синельникова, Каменского, Павлограда и других городов. Конференция приняла резолюцию об организации при Советах бюро сельскохозяйственных рабочих и организации Советов крестьянских депутатов{ЦГАОР СССР, ф. 6978, оп. 1, д. 9383, л. 16, 17.}.

Горячую поддержку трудящихся находила работа большевиков по разоблачению антинародной политики Временного правительства. Во многих городах и селах в апреле состоялись многолюдные митинги протеста против «ноты Милюкова», свидетельствовавшей об открыто империалистических целях правительства. Рабочие одного из крупных предприятий Екатеринослава — завода Рудзского — приняли в эти дни резолюцию, где единогласно записали: «...признать единой властью Совет рабочих и солдатских депутатов»{Перемога Великої Жовтневої соціалістичної революції на Україні, т. 2. К., 1967, с. 155.}.

Огромную работу вели большевики в селах. Несмотря на угрозы и уговоры Временного правительства, крестьянство становилось на путь революционного решения вопроса о земле — крестьянские общества принимали резолюции о снижении арендных цен на землю, самовольно вспахивали помещичьи поля, захватывали угодья и т. д.

Об усилении влияния большевиков на трудящихся губернии ярко свидетельствует рост их рядов. Только в Екатеринославе к началу октября насчитывалось почти 3,5 тыс. членов партии, в т. ч. в Нижнеднепровской районной организации — около 800, в Павлоградской городской организации около 90, Верхнеднепровском уезде — более 700{Там же, с. 159; Кривому Рогу 200, с. 39.}. Большим влиянием пользовались большевики среди железнодорожников, которыми руководили Г. Н. Баглей, М. П. Булат, П. А. Воронцов, С. Н. Власенко, В. Ю. Клочко, Н. П. Левченко и другие.

Под большевистскими лозунгами в июне — начале июля были проведены демонстрации солидарности с петроградскими рабочими.

Грандиозная демонстрация состоялась в Екатеринославе. В колоннах демонстрантов рука об руку с рабочими шли солдаты запасных полков. Трудящиеся несли транспаранты с большевистскими лозунгами: «Долой войну!», «Долой десять министров-капиталистов!», «Вся власть Советам!».

Кровавая расправа над мирными демонстрантами в июльские дни в Петрограде, учиненная контрреволюционным Временным правительством вкупе с лидерами эсеро-меньшевиков, вызвала во всей стране гнев и негодование. 6 июля состоялось экстренное заседание Екатеринославского комитета большевиков, на котором был рассмотрен вопрос об июльских событиях. В резолюции, принятой на заседании, указывалось, что наступил поворотный пункт в развитии революции, что контрреволюционная буржуазия открыто использует создавшееся положение, чтобы раздавить пролетариат и ввести в России военную диктатуру.

Большевики призвали рабочих еще теснее сплотить свои ряды и отстоять завоевания революции. В тот же день состоялся экстренный митинг на Брянском заводе, на который пришло около 5 тыс. рабочих. Участники митинга заклеймили контрреволюционное Временное правительство, расстрелявшее мирную демонстрацию в Петрограде, и потребовали заменить его правительством, представляющим интересы трудящихся масс,— Советами. «Сильным в борьбе с контрреволюцией, с хозяйственной разрухой, с империалистической войной может быть правительство Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов»,— говорилось в резолюции{«Звезда», 8 июля 1917 г.}. В середине июля в Екатеринославе состоялась областная партийная конференция Донецко-Криворожского бассейна, принявшая решение о создании областной организации РСДРП (б) с центром в Харькове. Областной комитет партии, возглавляемый Артемом (Ф. А. Сергеевым), развернул работу по укреплению местных большевистских организаций.

Большевики Екатеринославщины приняли активное участие в подготовке и работе исторического VI съезда РСДРП(б), нацелившего партию, пролетариат на вооруженное восстание. Делегатами съезда от Екатеринослава были Н. В. Копылов, Я. А. Яковлев и Б. А. Ройзенман. Большевики развернули работу среди молодежи, готовя ее к пролетарской революции. В сентябре 1917 года при Екатеринославском комитете РСДРП (б) возникла молодежная организация «Клуб трудового юношества имени III Интернационала», в Каменском в это же время — «Клуб рабочей молодежи». Члены этих организаций несли большевистское слово в массы, боролись с меньшевистско-эсеровскими молодежными организациями. Значительным событием в жизни трудящихся стала губернская партийная конференция, состоявшаяся 1 октября 1917 года. В ее работе приняли участие большевики Верхнеднепровского уезда, Павлограда, других населенных пунктов.

На конференции были приняты решения о вооружении рабочих, работе губернской школы агитаторов, о II Всероссийском съезде Советов, за созыв которого в это время развернули борьбу большевики. В резолюции конференции говорилось, что съезд «должен немедленно взять в свои руки всю власть»{«Звезда», 22 октября 1917 г.}. Революционная активность масс неизмеримо возросла в дни борьбы с корниловщиной. Прямым результатом разгрома мятежников явилась большевизация Советов.

Делегатами исторического II Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, провозгласившего установление диктатуры пролетариата в нашей стране, от фракции большевиков Екатеринославского Совета были избраны Я. А. Эпштейн (Яковлев), В. А. Новиков, П. Н. Гудима, от Каменского городского Совета М. И. Арсеничев, голосовавшие за лозунг «Вся власть Советам!».

С исключительным подъемом встретили широкие массы трудящихся губернии весть о победе Великой Октябрьской социалистической революции. В резолюции митинга рабочих Брянского завода подчеркивалось, что события в Петрограде «являются для нас призывом, ни минуты не колеблясь, стать в ряды борющихся рабочих и солдат». «Считаем необходимым всемерно и всецело поддерживать восставших петроградских революционных рабочих и солдат»,— писали рабочие Каменского гвоздильного завода{Великая Октябрьская социалистическая революция на Украине. Сборник документов и материалов, т. 2. К., 1957, с. 321, 322.}. Однако на пути победы Советской власти встали силы не только всероссийской контрреволюции, но и украинской буржуазно-националистической Центральной рады.

Огромное значение для победы Советской власти в крае имело сплочение революционных сил в губернском центре, выработка екатеринославскими большевиками четкой тактической линии. Преодолевая колебания отдельных руководящих работников Екатеринославского комитета, занявших в первые дни Октября не совсем четкую позицию в отношении Центральной рады{Очерки истории Коммунистической партии Украины. К., 1977, с. 233, 234.}, они развернули работу по разъяснению декретов II Всероссийского съезда Советов среди широких масс трудящихся. В газетах «Известия Совета рабочих и солдатских депутатов», «Звезда» печатались материалы съезда — декреты о земле и мире. Под руководством большевиков создавались вооруженные силы революции — красногвардейские отряды — в Верхнеднепровске, Павлограде, Камепском, Новомосковске, Синельникове. По требованию трудящихся в конце ноября в Екатеринославе, Каменском были проведены перевыборы Советов. Большевики получили на них убедительную победу. Шел процесс большевизации Советов в Кривом Роге, Павлограде и других городах. 1—5 декабря в Екатеринославе состоялся губернский съезд Советов, который заклеймил буржуазно-националистическую Центральную раду и единодушно высказался за созыв Всеукраинского съезда Советов. С большой силой на съезде проявилось стремление неуклонно укреплять дружбу с русским народом, как одну из важнейших предпосылок победы Советской власти на Украине.

В резолюции съезда говорилось, что он одобряет решительные шаги Совета Народных Комиссаров как в области внешней, так и внутренней политики. Огромное внимание уделил съезд борьбе с Центральной радой и калединской контрреволюцией.

Рабочие, все трудящиеся губернии горячо одобрили решения I Всеукраинского съезда Советов, состоявшегося в Харькове 11—12 декабря 1917 года и провозгласившего Украину республикой Советов. На съезде присутствовали делегаты от 46 Советов Екатеринославской губернии.

После создания Украинского Советского правительства трудящиеся губернии, руководимые большевиками, начали подготовку к вооруженному восстанию против Центральной рады, значительные силы которой были сосредоточены в Екатеринославе, Павлограде, Синельникове, Новомосковске, Кривом Роге. Быстро росли ряды Красной гвардии. В середине декабря только в Екатеринославе насчитывалось до 3 тыс. красногвардейцев. Создавались отряды в Верхнеднепровске, Новомосковске, Павлограде, Синельникове.

В борьбе за установление Советской власти большую помощь трудящимся губернии оказали ЦК РСДРП(б), В. И. Ленин. Делегация екатеринославских рабочих, побывавшая у В. И. Ленина в конце ноября, привезла разрешение на получение из Тулы оружия. В Петроград, в ЦК партии выезжали также представители павлоградских большевиков.

Готовясь к борьбе с буржуазно-националистическими силами, штаб Красной гвардии Екатеринослава разработал план вооруженного восстания, который был согласован с Советским командованием, находившимся в Харькове. Из Харькова в направлении Лозовой и Павлограда двинулся отряд харьковских рабочих, к которым присоединились московские и петроградские красногвардейцы под командованием П. В. Егорова. 19 декабря они помогли установить Советскую власть рабочим Павлограда, 23 декабря — Синельникова и Новомосковска.

28 декабря части П. В. Егорова пробились к Екатеринославу, где еще 27 декабря началось вооруженное восстание против войск Центральной рады. Они с ходу влились в боевые ряды Красной гвардии города. В ночь на 29 декабря гайдамаки были выбиты отсюда. 4 января Советская власть установлена также в Верхнеднепровске, 9 января — в Кривом Роге{Перемога Великої Жовтневої соціалістичної революції на Україні, т. 2, с. 172—175, Кривому Рогу 200, с. 42.}.

4 января 1918 года состоялся пленум Екатеринославского Совета, который в эти дни фактически исполнял роль губернского Совета. В решениях пленума говорилось о необходимости немедленно приступить к организации власти Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов на местах. Совет назначил комиссаров: общественной безопасности — Н. И. Хавского, военных дел — М. И. Арсеничева, железных дорог — С. Н. Власенко, вокзала — Г. Н. Баглея и т. д.

Успешно прошел первый губернский съезд Советов крестьянских депутатов (28 января 1918 года), который единодушно одобрил решения III Всероссийского съезда Советов и принятую им «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа», а также обсудил вопросы о власти на местах, о земле, о снабжении крестьян орудиями производства, северных губерний страны — хлебом.

Одной из центральных задач, вставших перед партийными и советскими органами с первых дней после установления Советской власти, была организация хозяйственной и культурной жизни в губернии. Уже 31 декабря президиум Екатеринославского Совета рабочих и солдатских депутатов предписал всем владельцам магазинов, контор и мастерских «немедленно открыть свои предприятия и учреждения»{Октябрь в Екатеринославе, с. 263.}. Принимались меры для заготовки и подвозки хлеба в Екатеринослав и другие промышленные центры губернии. Велась решительная борьба со спекуляцией.

Как и в других губерниях Украины, на Екатеринославщине оргапизовали заготовку хлеба и отправку его в центральные районы страны, охваченные голодом. В течение 5—13 января 1918 года было отгружено 200 вагонов{Торжество національної політики КПРС. К., 1972, с. 68.}. Активное участие в революционных преобразованиях в городах и селах проводили члены «Екатеринославского клуба трудового юношества имени III Иптернационала», переименованного в начале марта 1918 года в Социалистический союз рабочей молодежи{Комсомол Дніпропетровщини. Збірка статей. Дніпропетровськ, 1958, с. 17.}.

Для руководства экономикой, а также для ее регулирования в январе созданы районные советы народного хозяйства в Екатеринославе и других крупных промышленных центрах губернии (Кривом Роге, Павлограде){Українська РСР в період громадянської війни 1917—1920 рр., т. 1. К., 1967, с. 235, 236.}.

Огромное внимание уделялось ликвидации безработицы. В резолюции Екатеринославского Совета рабочих и солдатских депутатов, принятой 19 февраля, говорилось о мерах по восстановлению предприятий, а также об организации «общественных работ» для обеспечения всех безработных «минимумом средств к существованию»{Октябрь в Екатеринославе, с. 303, 304.}.

16 марта президиум совета народного хозяйства Екатеринославского района принял решение установить народный контроль над производством. Началась национализация предприятий металлургической и машиностроительной промышленности, транспорта. Уже 31 декабря было устранено прежнее руководство Екатерининской железной дороги. В январе — феврале 1918 года по постановлению ВСНХ национализированы машиностроительный и чугунолитейный заводы Рудзского, осуществлена национализация Брянского металлургического и других заводов. Началось введение 8-часового рабочего дня.

В решении всех хозяйственных вопросов важную роль играли фабзавкомы и профсоюзы. 14 февраля общеделегатский Совет профсоюза металлистов Екатеринослава принял решение об участии членов союза в восстановлении народного хозяйства.

В селах осуществлялся ленинский Декрет о земле. Решения о передаче земли крестьянам приняли президиум Совета Амур-Нижнеднепровского района (20 февраля 1918 года), Каменский, Романковский и Криничеватовский земельные комитеты{Великая Октябрьская социалистическая революция на Украине. Сборник документов, т. 3. К., 1967, с. 738, 747, 761.}.

25 февраля губернский исполнительный комитет Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов постановил приступить к восстановлению больниц, школ.

Активно включились советские органы в работу по созданию вооруженных сил республики. 17—19 марта в Екатеринославе, где находилось после захвата австро-германскими войсками Киева Советское украинское правительство, состоялся II Всеукраинский съезд Советов, принявший важные решения по укреплению органов Советской власти и мобилизации сил на борьбу против оккупантов.

Выполняя эти решения, общее собрание Екатеринославской партийной организации 25 марта постановило организовать отряды Красной Армии, обязав коммунистов вступить в их ряды. Был создан штаб обороны Екатеринославского района, начальник которого В. К. Аверин 30 марта обратился к рабочим и крестьянам губернии с призывом встать на защиту социалистической Отчизны. По всей губернии формировались вооруженные отряды для борьбы с оккупантами. К концу марта только в Екатерипославе в Красную Армию записалось около 3 тыс. человек{Днепропетровску 200, с. 52.}, отряды Красной Армии формировались также в Каменском, Кривом Роге, Павлограде. В районе Знаменки и Пятихаток, под Верхнеднепровском и Кривым Рогом они вступили в бои с превосходящими силами врага.

4 апреля после упорных боев кайзеровские войска захватили Екатеринослав, а позднее и всю губернию. В первый день оккупанты и их прислужники — гайдамаки расстреляли на вокзале в Екатеринославе 500 пленных красноармейцев{Борці за Жовтень на Катеринославщині. Дніпропетровськ, 1958, с. 45, 154.}.

Зверскую расправу над крестьянами учинили оккупационные войска и возвратившиеся с ними помещики в Новопокровской волости. По указанию помещиков часть местных жителей была схвачена и расстреляна, часть избита нагайками, а некоторые привязаны к бричкам и подвергнуты страшным истязаниям{Гражданская война на Екатеринославщине (февраль 1918—1920 гг.). Документы и материалы. Днепропетровск, 1968, с. 36.}. Экзекуции над крестьянами при непосредственном участии помещиков произошли в селе Тритузном близ Каменского и в других местах{Пятая годовщина Октябрьской революции (1917 — октябрь 1922). Екатеринослав, 1922, с. 150—152.}.

Освободительную борьбу трудящихся губернии против австро-германских войск и кулацко-националистической контрреволюции возглавили большевики. В подпольной типографии печатались призывы и обращения к трудящимся. 17 апреля в Екатеринославе стала выходить большевистская газета «Молот». К маю была налажена связь с криворожскими и каменскими подпольщиками{Гражданская война на Украине. 1918—1920. Сборник документов и материалов, т. 1, кн. 1. К., 1967, с. 164.}.

На I съезде КП(б)У, который состоялся 5—12 июля 1918 года в Москве, большевистскую организацию Екатеринославщины представляли 29 делегатов. Среди них были И. К. Амосов, П. А. Воронцов, Э. И. Квиринг, Я. А. Яковлев (Эпштейн) и другие. Создав Коммунистическую партию Украины в составе РКП (б), съезд на основе общей партийной линии определил тактические задачи большевиков Украины в условиях развертывания революционной борьбы украинского народа за изгнание иностранных захватчиков, разгром буржуазно-националистической контрреволюции и восстановления Советской власти.

Претворяя в жизнь решения съезда, большевики Екатеринославщины проводили большую работу среди трудящихся по развертыванию отечественной войны против австро-германских оккупантов{Гражданская война на Екатеринославщине, с. 5; В борні й труді по Іллічу. Дніпропетровськ, 1970, с. 75, 76.}. Летом 1918 года оформился Донецко-Криворожский областной комитет партии во главе с В. Ю. Клочко, руководивший освободительной борьбой трудящихся Донецкого, Криворожского бассейнов, а также Харьковщины и Екатеринославщины{Українська РСР в період громадянської війни 1917—1920 рр., т. 1, с. 432; «Коммунист», 1918, № 6, с. 7.}. В Екатеринославе, Кривом Роге, Каменском, Павлограде, Новомосковске, Никополе и других местах Екатеринославщины действовали подпольные большевистские организации.

Повсеместно создавались повстанческие партизанские штабы, подпольные ревкомы. В июле 1918 года под руководством большевиков проходила забастовка железнодорожников Екатерининской железной дороги, способствовавшая срыву грабительских планов оккупантов по вывозу в Германию и Австрию сырья, хлеба, промышленной продукции, бастовали также рабочие предприятий в Екатеринославе, Нижнеднепровске, Каменском.

Мобилизации сил трудящихся на быстрейшее изгнание германских оккупантов, разгром гетманщины и восстановление Советской власти способствовали решения II съезда КП(б)У, состоявшегося в середине октября 1918 года в Москве.

С осени 1918 года борьба против оккупантов и их ставленника гетмана П. Скоропадского стала всенародной и приняла характер вооруженных действий. Наиболее сильные отряды партизан действовали в Павлоградском и Новомосковском уездах{Гражданская война на Екатеринославщине, с. 5, 6, 64, 66, 67, 68.}. 16 ноября 1918 года в результате успешных боев партизан в Павлограде был разгромлен гарнизон оккупантов, насчитывавший 250 человек, и отряд «державной варты». В начале декабря 1918 года партизанский отряд численностью 200 человек провел успешную боевую операцию в Новомосковске, разгромив немецкий гарнизон в 500 человек. Активно действовали партизаны в селе Богдановне Павлоградского уезда и в других местах. Восставшие рабочие и крестьяне уничтожали живую силу оккупантов, выводили из строя их коммуникации, препятствовали вывозу награбленного имущества. Несмотря на жестокие репрессии оккупантов и гетманцев, повстанческое движение нарастало. Это явилось прямым результатом деятельности подпольных большевистских организаций и военно-революционных комитетов.

Развал оккупационных войск под ударами повстанцев усилился после Ноябрьской революции в Германии. Мощным толчком к активизации борьбы за восстановление власти Советов стало празднование первой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Дружно поднялись против оккупантов и гетманцев рабочие всех крупных заводов. 7 ноября началась всеобщая забастовка в Каменском, 12 ноября — на Брянском, трубопрокатном и других заводах Екатеринослава. В середине ноября в Новомосковском, Верхнеднепровском, Павлоградском уездах, части Екатеринославского уезда, а также в рабочих районах Екатеринослава повстанческие отряды и рабочие дружины восстановили Советскую власть{Н. И. Супруненко. Очерки истории гражданской войны и иностранной военной интервенции на Украине. 1918—1920. М., 1966, с. 81.}.

В поддержку восставшего парода в конце ноября выступили войска Украинского фронта (до начала января официально именовался группой войск Курского направления). Однако рабочие и крестьяне не сразу смогли воспользоваться своей победой над интервентами — в середине ноября власть в Киеве захватила петлюровская Директория, которая в конце ноября — начало декабря начала распространять свое влияние и на Екатеринославщину, но захватить власть во всей губернии ей так и не удалось{Українська РСР в період громадянської війни 1917—1920 рр., т. 2. К., 1968, с. 72.}.

Большую роль в борьбе за восстановление Советской власти в крае сыграла Екатеринославская общегородская конференция большевиков, состоявшаяся 1 декабря 1918 года. Рассмотрев вопрос о текущем моменте, конференция приняла резолюцию, где говорилось, что наступил момент для восстановления власти Советов. В это время по инициативе и под руководством местных большевистских организаций создаются Екатеринославский губернский партийный комитет, революционный комитет, революционные комитеты и штабы в Новомосковске, Павлограде, Нижнеднепровске и других городах. 27 декабря повстанцы повели наступление на город, а 28 декабря губревком возвестил о восстановлении Советской власти в Екатеринославе и губернии. В его приказе № 1 сообщалось, что «до организации власти Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов вся власть находится в руках губернского военно-революционного комитета»{Гражданская война на Екатеринославщине, с. 76.}.

Однако на помощь петлюровцам из Верхнеднепровска прибыло подкрепление. Повстанцы вынуждены были оставить Екатеринослав, избрав своим центром Павлоград. Они контролировали значительную территорию Екатеринославщины вплоть до подхода регулярных частей Красной Армии, после чего влились в ее ряды.

22 января 1919 года группа советских войск Харьковского направления, которой командовал П. Е. Дыбенко, освободила от войск Директории Новомосковск и Синельниково и вместе с местными партизанскими отрядами повела наступление на Екатеринослав. 26 января город был очищен от врага. К концу февраля 1919 года Советская власть восстановлена на большей части территории губернии. В конце февраля — начале марта состоялся губернский съезд Советов, на котором были рассмотрены вопросы восстановления промышленных предприятий, осуществления земельной политики и подготовки к весеннему севу, продовольственный и др. Особое внимание съезд обратил на дальнейшую организацию и укрепление Красной Армии{Радянське будівництво на Україні в роки громадянської війни (листопад 1918 — серпень 1919). Збірник документів і матеріалів. К., 1962, с. 355—359.}.

Уже в первые месяцы после восстановления Советской власти в губернии действовали 83 партийные организации, объединявшие 5 тыс. коммунистов. Большую роль в развертывании социалистического строительства в городах и селах Екатеринославщины, укреплении союза рабочего класса с трудящимся крестьянством сыграла губернская партийная конференция, которая состоялась 16—18 апреля 1919 года. Она одобрила решения VIII съезда РКП (б) и III съезда КП(б)У и наметила конкретные мероприятия по их осуществлению. В принятой здесь резолюции говорилось, что конференция «исходит из основных положений резолюции 8-го съезда и особенно учитывает то, что тактика нашей партии в этом вопросе рассчитана на длительный период сотрудничества со средним крестьянством{Гражданская война на Екатеринославщине, с. 110.}. Конференция уделила исключительное внимание укреплению Советов, а также созданию комитетов бедноты. Чтобы помочь сельским активистам, было решено создать губернские инструкторские курсы для советских работников села.

Вскоре после освобождения городов и сел Екатеринославщины от австро-германских войск и петлюровцев по примеру Петроградской организации Екатеринославский социалистический союз рабочей молодежи был переименован в Коммунистический союз молодежи и принял устав, утвержденный I съездом РКСМ. Комсомольские ячейки, созданные также в Никополе, Кривом Роге, Каменском, Павлограде, Пятихатках, активно включились в советское строительство.

При непосредственном участии широких масс трудящихся осуществлялась национализация промышленных предприятий, восстанавливались рудники Криворожского и Никопольского районов, перешедшие в собственность республики в мае 1919 года{Там же, с. 130.}.

Большую работу проводили партийные и советские органы губернии по осуществлению аграрной политики Советской власти. К середине июня было обследовано и взято на учет 147 поместий (в общей сложности 336 235 десятин земли, из них пахотной — 247 614 десятин), 218 650 десятин земли роздали крестьянам. Но фактически крестьяне получили значительно больше земли, так как общее количество национализированных помещичьих поместий значительно превышало количество обследованных (помещичье землевладение к 1910 году составляло свыше 1 млн. десятин). По приблизительным подсчетам Наркомзема УССР, летом 1919 года в среднем на одно крестьянское хозяйство в губернии приходилось 12,66 десятины земли против 7,8 десятины до 1917 года{I. К. Рибалка. Аграрні перетворення на Україні в період громадянської війни (1919 р.). X., 1967, с. 131, 145.}. Вместе с тем трудящиеся крестьяне получали тягловую силу, сельскохозяйственный инвентарь, семена.

Партийные и советские органы губернии принимали решительные меры для обеспечения прочного союза рабочего класса с крестьянскими массами. Ревкомы, Советы и их земельные отделы стремились взять на учет все земли нетрудового пользования, распределить их среди крестьянства. Огромную роль в этом сыграли комитеты бедноты, контролировавшие деятельность земельных органов и во многих местах осуществлявшие перераспределение захваченных кулачеством земель. На бывших помещичьих землях возникали коллективные хозяйства. К маю 1919 года в губернии насчитывалось 17 коммун и 18 артелей, созданных на добровольных началах{Н. II. Супрунен к о. Очерки истории гражданской войны и иностранной военной интервенции на Украине, с 205.}.

Исключительное внимание уделялось продовольственному вопросу, оказанию продовольственной помощи северным районам страны, которые были охвачены голодом. Только с 10 февраля по 1 марта 1919 года трудящееся крестьянство Екатеринославщины собрало и послало рабочим России 19 960 пудов хлеба, 720 пудов картофеля, 52 пуда меда, 37 404 штуки яиц, а также отправило 1237 голов рогатого скота и др.{ПА ИИП при ЦК Компартии Украины, ср. 1, оп. 4, д. 198, л. 13.}. Во время проведения «Дня севера» весной 1919 года в Екатеринославском, Павлоградском, Новомосковском уездах губернии было собрано 72 вагона хлеба{Гражданская война на Екатеринославщине, с. 123.}.

В апреле Екатеринославский губернский партийный комитет призвал беднейших крестьян принять активное участие в проведении продразверстки и в борьбе против кулачества, которое прятало хлеб, добытый, как подчеркивалось в обращении, «потом и кровью сельской бедноты». Надежной опорой партийных организаций в деле выполнения разверстки были продовольственные отряды. Большую работу по изъятию излишков хлеба у кулачества проводили комитеты бедноты. В феврале 1919 года из Екатеринослава в адрес Наркомпрода было отправлено 86 вагонов продовольствия, в марте — 141, в апреле — 366{ЦГАОР УССР, ф. 340. оп. 1, д. 1698, л. 15.}.

Политике Коммунистической партии, направленной на укрепление союза рабочих и крестьян, на развитие советского строительства отчаянное сопротивление оказывали классовые враги. Самым крупным антисоветским выступлением на юге Украины был контрреволюционный мятеж атамана Григорьева, начавшийся 7 мая 1919 года. 11 мая григорьевцы захватили губернский центр. ЦК КП(б)У разослал всем партийным организациям телеграммы с требованием мобилизовать все местные силы для ликвидации григорьевщины. Рабочий класс, трудящееся крестьянство единодушно откликнулись на этот призыв. Успешно громили на Екатеринославщине мятежников советские войска под командованием А. Я. Пархоменко. Активное участие в разгроме григорьевщины принимали отряды Новомосковского и других уездов. Мужество и героизм красноармейцев и рабоче-крестьянских батальонов, решительные действия партийных и советских органов обеспечили быстрый разгром банд Григорьева. Ко второй половине мая были освобождены все захваченные ими населенные пункты Екатеринославщины{Гражданская война на Екатеринославщине, с. 128—135.}.

Летом 1919 года, когда, опираясь на помощь Антанты, начал наступление на Москву генерал Деникин, на Екатеринославщине снова создалось очень сложное положение. Этому во многом способствовали предательские действия Махно, открывшего фронт и оголившего правый фланг 13-й армии. Главными очагами махновского движения в губернии являлись Новомосковский, Павлоградский и Александровский уезды. Ведя вероломную тактику, махновцы лавировали в зависимости от военной и политической обстановки, часто наносили ощутимые удары по советскому тылу, терроризировали население.

Как и трудящиеся всей республики, рабочие и крестьяне губернии вели напряженную борьбу против кулацкого бандитизма и белогвардейских войск. Партийные организации Екатеринослава, Каменского, Кривого Рога и других городов направили на фронт половину своего состава. В. И. Ленин, который внимательно следил за событиями на фронте, в телеграмме председателю Реввоенсовета Екатеринославского укрепрайона В. К. Аверину от 13 июня 1919 года потребовал сконцентрировать все силы для своевременного проведения мобилизационных работ{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 50, с. 347.}.

В ряды Красной Армии уже к 9 июня влилось около 8 тыс. рабочих Екатеринославщины{Українська РСР в період громадянської війни, т. 2. с. 329.}. Однако численное превосходство врага заставило части Южного фронта отойти на север. 28 июня 1919 года они оставили Екатеринослав. 14 июля контрударом частей Крымской дивизии и кораблей Днепровской военной флотилии деникинцы были выбиты из города. Однако вскоре под натиском превосходящих сил врага, особенно конницы, Красная Армия вынуждена была оставить Екатеринослав и территорию всей губернии. Уже первые приказы Деникина сообщали о восстановлении фабрично-заводской собственности капиталистов и земельной — помещиков.

Расправляясь с большевиками и сторонниками Советской власти, белогвардейцы стремились запугать трудящихся, удержать их от борьбы против буржуазно-помещичьей диктатуры. Однако рабочий класс и трудящееся крестьянство поднялись на борьбу за восстановление Советской власти.

Активную работу среди населения развернул подпольный губпартком, в состав которого входили И. Л. Ольшевский, Л. М. Гуринштейн и др. В июле 1919 года был создан и подпольный губревком в составе И. А. Лантуха, И. Гончаренко и В. Мирошевского (Владимира){Українська РСР в період громадянської війни, т. 2, с. 352.}. Они поддерживали связи с уездами, куда направляли представителей для организации военно-революционной работы, а также с партизанскими отрядами, действовавшими на территории губернии. Еще в начале июля 1919 года Зафронтбюро ЦК КП(б)У направило на Екатеринославщину для руководства партизанским движением опытного организатора подпольной работы и партизанско-повстанческой борьбы Г. А. Колоса. Вскоре Зафронтбюро утвердило его командующим группой партизанско-повстанческих войск Лозово-Синельниковского района, а начальником штаба, который находился в Самарском лесу (Новомосковский уезд),— Н. М. Макарова-Никитипа. В июле — августе штаб Лозово-Сипельниковского направления, установив прочную связь с Екатеринославский губревкомом и Зафроптбюро ЦК КП(б)У, провел большую работу по организации подпольных ячеек и ревкомов в Павлоградском, Новомосковском и в соседних уездах Полтавщины и Донбасса. В Самарском лесу был сформирован партизанский отряд, который вначале насчитывал 300 человек, вскоре количество бойцов увеличилось до 2 тысяч{ПА ИИП при ЦК Компартии Украины, ф. 1, оп. 3, д. 42, л л. 11—15.}.

Осенью 1919 года хорошо вооруженные партизанские отряды действовали в Новомосковском и Павлоградском уездах, в районе Никополя, Чаплина и в других местах губернии. Отряды Новомосковского и Павлоградского уездов впоследствии были объединены в 1-ю повстанческую бригаду (комбриг Н. М. Макаров-Никитин). В сводках Зафронтбюро ЦК КП(б)У отмечалось, что район Екатеринослава — настоящий «ад» для белогвардейцев.

В тылу Деникина партийному подполью и партизанским отрядам пришлось вести сложную борьбу и с анархо-махновщиной. Летом 1919 года Махно вступил в борьбу с деникинцами, что привлекло в его отряды значительные силы крестьянства. В начале ноября махновцы заняли ряд крупных населенных пунктов Екатеринославщины, в т. ч. Никополь, Екатеринослав, и удерживали их в течение шести недель. Боевые действия махновских отрядов отвлекали на себя значительные силы «Добровольческой армии». В то же время махновщина, являясь выражением мелкобуржуазной стихии, была ярым противником диктатуры пролетариата, Советской власти, и подпольным партийным организациям приходилось в сложных условиях проводить разъяснительную работу в махновских частях, привлекая на свою сторону ослепленных анархистской демагогией крестьян.

В конце декабря 1919 года и в первой половине января 1920 года партизанско-повстанческие силы оказывали большую помощь войскам Южного фронта в освобождении территории Екатеринославщины от деникинцев. Так, в составе 1-й бригады Лозово-Синельниковского соединения решительно действовал партизанский полк под командованием А. Г. Молибоги{«Літопис революції», 1929, .N5 5—6, с. 213—216.}. 29 декабря 1919 года Советская власть была восстановлена в Екатеринославе, а к концу января 1920 года части Красной Армии очистили от деникинцев территорию всей Екатеринославщины. На местах создавались временные органы власти — революционные комитеты. 23—25 февраля 1920 года состоялась первая после изгнания деникинцев губернская партийная конференция, делегаты которой представляли 1 тыс. коммунистов. Конференция наметила первоочередные задачи советского и хозяйственного строительства в губернии, подчеркнула необходимость укрепления Красной Армии, обратила серьезное внимание на развертывание решительной борьбы с махновщиной{ПА ИИП при ЦК Компартии Украины, ф. 32, оп. 1, д. 1, лл. 14—18.}.

При рассмотрении вопроса о текущем моменте конференция приняла резолюцию о теснейшем объединении трудящихся Украины и России{Гражданская война на Екатеринославщине, с. 231.}. Большую роль в развертывании советского строительства в губернии сыграли видные партийные и государственные деятели, направленные сюда ЦК РКП (б). В городах и селах Екатеринославщины побывали М. И. Калинин (июнь 1920 — Екатеринослав, октябрь 1920 года — Никополь), А. В. Луначарский (октябрь 1920 года), Г. И. Петровский (август 1920 года — Екатеринослав, Кривой Рог), И. В. Сталин (июнь —июль 1920 года — Синельниково), М. В. Фрунзе (октябрь 1920 года — Апостолово). Только за период с 6 по 25 января ЦК РКП (б) откомандировал на Екатеринославщину 23 партийных работника. Партийная организация губернии и позднее пополнялась кадрами опытных работников из центра{Наша воля — братерство. Дніпропетровськ, 1972, с. 47.}. 5 апреля 1920 года состоялся первый губернский съезд комсомола. К тому времени губернская комсомольская организация объединяла 800 юношей и девушек{Комсомол Дніпропетровщини, с. 31.}.

В течение апреля 1920 года в населенных пунктах губернии создаются постоянные органы власти — Советы. 21—25 апреля состоялся очередной губернский съезд Советов (228 делегатов), который заслушал сообщения с мест, доклады о работе губревкома и его отделов: земельного, продовольственного, народного образования и здравоохранения, наметил очередные задачи Советской власти в области хозяйственного и культурного строительства. Съезд избрал губисполком, в состав президиума которого вошли С. К. Минин (председатель), Э. И. Квиринг, В. К. Аверин, П. Ф. Сиволап и другие.

Генеральной линией Коммунистической партии и Советского правительства в области экономических преобразований явилось завершение национализации всех средств производства. Так, уже в январе 1920 года были национализированы электротехнические предприятия в Екатеринославе, а в марте — трубопрокатные и машиностроительные заводы в Екатеринославе и Нижнеднепровске. В ведение горного отдела Екатеринославского губсовнархоза были переданы все железорудные копи и предприятия Криворожья. В мае принято постановление о национализации заводов Шодуар и Гантке. Тогда же объявлены собственностью государства 19 предприятий мукомольной промышленности в Екатеринославе, в июне — бумажные фабрики, в сентябре — табачные и гильзовые, в ноябре — гвоздильно-проволочные заводы в Екатеринославе и Нижнеднепровске{Робітничий контроль і націоналізація промисловості на Україні. Збірник документів і матеріалів. Березень 1917 — березень 1921 рр. К., 1957, с. 520, 521, 536—538, 585, 597, 644—647, 659, 660, 668, 669; П. П. Гудзенко. Соціалістична націоналізація промисловості в Українській РСР. 1917—1920 рр. К., 1965, с. 278.}.

Большую роль в восстановлении народного хозяйства губернии и в воспитании масс играли коммунистические субботники. Только в июле на Екатерининской железной дороге проведены 33 субботника. В них приняли участие 1239 коммунистов и 1406 беспартийных. Участники субботников выполнили работ на сумму 466 039 рублей{Гражданская война на Екатеринославщине, с. 287.}.

Для укрепления Советской власти на селе огромное значение имело осуществление закона о земле, принятого Всеукрревкомом 5 февраля 1920 года и подтвердившего конфискацию помещичьих, казенных, монастырских и церковных земель, осуществленную в первые годы революции. Окончательно ликвидировав восстановленное деникинщиной помещичье землевладение, советские органы передали в пользование трудящегося крестьянства на основе уравнительного распределения тысячи десятин земли.

К концу 1920 года на Екатеринославщине было создано 670 комнезамов, которые объединяли 20 тыс. крестьян. Под руководством партийных организаций комнезамы развернули борьбу с кулацким засильем на селе. Во время «походов на кулака» у кулацких хозяйств изымались излишки земли, инвентарь.

Важной задачей партийных и советских органов явилась организация работы школ, библиотек, изб-читален. Но только в Екатеринославе, но и в ряде уездных центров действовали музеи.

В городах и селах проводился учет всех неграмотных, мобилизовывались силы для их обучения. Вся политико-воспитательная и культурно-просветительная работа была направлена на укрепление союза рабочего класса и трудящегося крестьянства — основы диктатуры пролетариата. Проводилась она в сложных условиях продолжавшейся гражданской войны, ожесточенного сопротивления свергнутых классов. Уже в конце апреля 1920 года партийные и советские органы Екатеринославщины мобилизовали трудящихся на разгром последнего антисоветского похода Антанты. Много добровольцев влилось в 1-ю Конную армию во время ее марша на польский фронт. Широкий отклик среди трудящихся получило письмо В. И. Ленина «К незаможным селянам Украины», в котором он призывал всеми силами помочь Красной Армии громить Врангеля{В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 41, с. 334.}. Партийная организация губернии послала на Южный фронт свыше 1200 коммунистов{Твій рідний край. Дніпропетровськ, 1968, с. 103.}. Из 2 тыс. комсомольцев, которых ЦК ЛКСМУ направил на борьбу против Врангеля, 400 человек было из Екатеринославщины{Комсомол Дніпропетровщини, с. 34, 35.}. Мобилизация коммунистов и комсомольцев, рабочих и крестьян прошла во всех уездах.

Во второй половине сентября территория губернии стала ареной военных действий против врангелевских войск, которые захватили железнодорожный узел Синельниково и приблизились к Екатеринославу. Партийные, советские и общественные организации делали все возможное для оказания помощи фронту. Было организовано снабжение армии хлебом, обувью, одеждой, оружием. Губком КП(б)У в составе В. К. Аверина, Э. И. Квиринга, С. И. Гопнер, А. Е. Киселева и других создал специальный учетно-мобилизационный отдел, который направлял в политотделы красноармейских частей мобилизованных и добровольцев — коммунистов, комсомольцев, беспартийных рабочих. Большая их часть влилась в состав 46-й дивизии и героически сражалась под Екатеринославом. В конце сентября врангелевцы были отброшены от города, а к началу ноября — изгнаны со всей Екатеринославщины. За боевые заслуги приказом Реввоенсовета вооруженных сил Украины 46-я дивизия была удостоена почетного звания «Екатеринославской».

Уже в то время, когда завершался разгром Врангеля, советские войска, действовавшие на Южном фронте, провели значительные операции по ликвидации махновских банд. В этих операциях активное участие принимали Отдельная интернациональная кавалерийская бригада, 1-й Туркестанский интернациональный полк, Латышская дивизия, 52-я Западная польская стрелковая дивизия, 3 (519-й) интернациональный стрелковый полк{Наша воля — братерство, с. 51, 52.}.

Переход к мирному строительству после окончания гражданской войны и разгрома иностранной военной интервенции осуществлялся в чрезвычайно сложной обстановке. До войны на металлургических предприятиях Екатеринославщины работало 13 доменных и 24 мартеновские печи. В 1921 году все они были выведены из строя, на Брянском заводе из 11 цехов работали только три. Бездействовали заводы акционерного общества «Шодуар», завод Гантке и др. Днепровский завод занимался ремонтом бронепоездов и бронеплощадок, изготовлял оси для бричек. Из 10—12 тыс. рабочих на заводе в 1921 году осталось только 888{Десять лет борьбы и строительства на Днепропетровщине. Днепропетровск, 1927, с. 64, 71.}.

С большими перебоями работала Екатерининская железная дорога. На рудниках Кривого Рога из 24 тыс. рабочих осталось не более тысячи.

В очень тяжелом положении находилось сельское хозяйство. Почти в два раза сократились посевные площади, резко уменьшилось поголовье скота. Хозяйственные трудности стремились использовать враги Советской власти. Усилился кулацкий бандитизм. Махновские банды убивали советских и партийных работников, грабили население. Весной 1921 года губерния была объявлена на военном положении. В Криворожском, Никопольском и Павлоградском уездах в борьбе с бандитизмом принимали участие почти все члены партии. Активно действовали 172 оперативных отряда и 153 отряда самообороны. Большую помощь населению губернии в борьбе с кулацкими бандами оказали бойцы 30-й Иркутской дивизии им. ВЦИК. Самоотверженно боролись с бандами члены КНС.

Решающую роль в определении путей борьбы с хозяйственной разрухой сыграли решения X съезда РКП (б), нашедшие единодушную поддержку у коммунистов, всех трудящихся Екатеринославщины. Проведенная в конце 1921 года чистка партии способствовала укреплению рядов губернской партийной организации, улучшению ее социального состава, усилению авторитета в массах. Были приняты также меры, направленные на активизацию работы профсоюзов, расширение в них демократических форм и методов. Партийные организации развернули работу по разъяснению решений съезда среди тружеников города и села. Уже к лету 1921 года обстановка в губернии значительно улучшилась. Благодаря героическому труду рабочих успешно решались задачи восстановления предприятий. Во второй половине 1921 года в строй действующих вступил Брянский завод (с 1922 года — завод им. Г. И. Петровского), заводы Шодуар (переименованные в заводы им. В. И. Ленина и им. Коминтерна), завод Гантке (завод им. К. Либкнехта).

К 1926 году задачи восстановления промышленности в основном были решены. На заводах губернии действовали 8 доменных печей, давали сталь 22 мартена. Были введены в строй 5 бессемеровских конвертеров (из 6) и 50 прокатных станов (из имевшихся 54). Металлургические заводы края дали стране 19,7 млн. пудов чугуна, 22,3 млн. пудов проката, что составило 42 проц. республиканского производства{Катеринославщина в цифрах 1926 р. Катеринослав, 1926, с. 42.}.

В 1924/25 хозяйственном году добыча руды в Кривбассе составляла 53,2 проц. союзной, что полностью обеспечило металлургические предприятия юга Украины. Криворожская руда стала поступать и на экспорт{«Коммунист», 16 апреля 1925 г.}.

Восстановление промышленности сопровождалось укреплением государственного сектора. К 1 октября 1926 года в Днепропетровском округе из 132 предприятий 120 принадлежали государству и кооперации. На предприятиях металлургической и металлообрабатывающей промышленности было занято 49 068 рабочих{Десять лет борьбы и строительства на Днепропетровщине, с. 66, 71.}.

В чрезвычайно тяжелых условиях осуществлялось восстановление сельского хозяйства. Положение здесь усугублялось в связи с засухой 1921 года. В губернии насчитывалось более 1 миллиона голодающих{«Пролетарий», 22 апреля 1922 г.}. Сосредоточив силы на практическом претворении в жизнь новой экономической политики, партийные организации губернии принимали решительные меры для успешного проведения посевной кампании. К весне 1922 года посевные площади в губернии расширились по сравнению с 1921 годом на 143 тыс. десятин и составили почти 1,5 млн. десятин.

Много внимания уделялось развертыванию партийной и общественно-политической работы, укреплению парторганизаций, интернациональному воспитанию трудящихся. От имени рабочих и крестьян Екатеринославщины VII съезд Советов Екатеринославской губернии, состоявшийся 1 декабря 1922 года, горячо приветствовал постановление III сессии ВУЦИК, одобрявшее создание Союза Советских Социалистических Республик, и подчеркнул в принятой резолюции, что «этот союз еще более укрепит мощь советских республик и ускорит их экономическое возрождение». После I съезда Советов СССР, на котором было создано Советское многонациональное государство, все трудящиеся края одобряли внутреннюю и внешнюю политику Советского правительства, его курс на всемерное укрепление СССР. Участники Каменской беспартийной крестьянской конференции обещали «всячески содействовать всем начинаниям правительства во внешней и внутренней политике». В решении Солонянской районной беспартийной конференции отмечалось, что «объединение советских республик в единый союз есть залог конечной победы пролетариата над капиталом»{Коммунистическая партия — вдохновитель и организатор объединительного движения украинского народа за образование СССР. Сборник документов и материалов. К., 1972, с. 440, 532, 537.}.

В конце 1924 — начале 1925 года состоялись перевыборы в Советы, сыгравшие огромную роль в укреплении позиций Советской власти. Более чем на 50 проц. обновился состав сельских Советов, усилилась партийная прослойка в них. Так, уже в 1924 году члены и кандидаты в члены партии составляли почти 9 проц. в Советах, а среди председателей Советов — 55,1 проц. против 50,7 в предшествующем году{Отчет Екатеринославского губкома КП(б)У к 13 губпартконференции. Екатеринослав, 1925, с. 41.}.

Успешно развивалась сеть сельскохозяйственной кооперации. Общее количество ее членов с апреля 1924 по январь 1925 года возросло с 66 303 до 99 964 человек. Усилился процесс создания коллективных хозяйств — коммун, артелей, ТОЗов. Партийные организации, Советы, КНС заботились об их укреплении, добивались изгнания из их состава кулацких элементов. К 1925 году в губернии насчитывалось 99 коммун и 427 артелей{Там же, с. 25, 34.}. Большую помощь оказывало им Советское государство. Только в 1925 году 314 коллективных хозяйств получили в кредит 206 тыс. руб., 500 тракторов{«Коммунист», 3 марта 1925 г.}.

В результате проведения новой экономической политики положение в сельском хозяйстве значительно улучшилось. К началу 1925 года посевная площадь достигла 90 проц. уровня 1916 года. Почти полностью было восстановлено поголовье крупного рогатого скота и овец. В селе происходили важные социально-экономические изменение. Уменьшилось количество беспосевных крестьянских хозяйств — с 28,8 проц. в 1917 году до 4,5 проц. в 1925 году{І. I. Гаращенко, Г. А. Кардашов. Роки відбудови народного господарства (1921—1925 рр.). Дніпропетровськ, 1961, с. 49.}.

Осуществляя руководство восстановлением народного хозяйства, партийные организации проявляли постоянную заботу об укреплении своих рядов, очищали их от случайных, нестойких элементов. Для улучшения социального состава коммунистов большое значение имел ленинский призыв в партию рабочих от станка, объявленный Пленумом ЦК РКП (б) в январе 1924 года. В партийные организации в эти дни было принято 2980 рабочих{Отчет Екатеринославского губкома КП(б)У к 13 губпартконференции, с. 54.}. К лету 1925 года парторганизации губернии объединяли 14 400 членов и кандидатов в члены партии, среди них 75,5 проц. составляли рабочие{КП(б)У в цифрах. [Х.], 1925, с. 12, 85.}. Под руководством партийных организаций работало 32 578 комсомольцев, объединенных в 500 ячейках{Днепропетровский облпартархив, ф. 7, оп. 1, д. 428, л. 167.}. Количество членов профсоюзов к тому времени выросло до 193 257 человек.

В 1923—1925 гг. в связи с административной реформой было упразднено деление на губернии. Вместо волостей и уездов бывшей Екатеринославской губернии образованы 87 районов, которые входили в семь округов: Александровский, Бердянский, Екатеринославский, Павлоградский, Запорожский, Криворожский, Мелитопольский. В 1926 году Екатеринославский округ был объединен с Павлоградским и стал именоваться Днепропетровским.

Успешное восстановление народного хозяйства способствовало повышению материального благосостояния трудящихся. На заводе им. Г. И. Петровского средний месячный заработок рабочего повысился с 32 руб. 17 коп. в 1924 году до 38 руб. 27 коп. в 1925 году, на заводе им. В. И. Ленина — с 30 руб. 16 коп. до 36 руб. 32 коп., на заводе им. К. Либкнехта — с 30 руб. 17 коп. до 35 руб. 17 коп.{Отчет Екатеринославского губкома КП(б)У к 13 губпартконференции, с. 9.}. К 1927 году среднемесячная заработная плата металлургов на Днепропетровщине увеличилась до 64 руб. 86 коп. против 14 руб. 97 коп. в 1922 году.

С каждым годом расширялась сеть лечебных учреждений. В начале 1922 года в губернии имелось 96 больниц (4031 койка), 14 поликлиник, 124 амбулатории, в т. ч. в селах — 58 больниц (983 койки) и 89 амбулаторий. В системе здравоохранения трудилось 1255 медицинских работников, в т. ч. 452 врача{Народное хозяйство Екатеринославской губернии, вып. 2. Екатеринослав, 1922, с. 103—105.}.

Уже в первые годы Советской власти Советское правительство приняло ряд декретов и постановлений, направленных на коренную перестройку всей системы народного образования с целью сделать его доступным для всех трудящихся, добиться всеобщей грамотности населения. В 1922 году в губернии работало 1469 школ, в которых обучалось 113 400 учащихся{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 1, д. 3754, л. 24.}. А в 1924 году в 2146 школах занималось 214 232 ученика{Материалы по народному хозяйству Екатеринославской губернии, июль—сентябрь 1924 г. Екатеринослав, 1924, с. 6.}. В 608 школах по ликвидации неграмотности обучался 18 941 человек. Для детей, лишившихся родителей, создавались детские дома — в 1922 году имелось 129 детских домов, в которых воспитывалось 8,5 тыс. детей. Создавались высшие и средние специальные заведения. В 1921 году в губернии функционировали три института (горный, медицинский и институт народного образования в Екатеринославе), в которых обучалось свыше 4 тыс. студентов; более 1700 человек (преимущественно детей рабочих и крестьян) занималось в 23 техникумах. Была создана широкая сеть рабфаков, различных курсов.

Широко развертывалась культурно-просветительная работа. В 1921 году в губернии насчитывалось 54 клуба, 273 библиотеки, 207 изб-читален, много других культурно-просветительных учреждений. В клубах, на заводах и фабриках функционировали кружки художественной самодеятельности, художественные студии, кружки изобразительного искусства. Местные художники, скульпторы и графики М. И. Сапожников, Н. С. Погребняк, Б. В. Смирнов, И. Д. Евсевский, Г. С. Теннер и другие уже в то время создали ряд полотен и скульптур, в которых отразили героизм советских людей в годы гражданской войны и в восстановительный период.

Успешно восстановив народное хозяйство, трудящиеся Днепропетровщины вместе со всем советским народом активно включились в борьбу за претворение в жизнь ленинского плана строительства социализма, важнейшими звеньями которого явились индустриализация страны, коллективизация сельского хозяйства и культурная революция. Курс на социалистическую индустриализацию, провозглашенный XIV съездом ВКП(б), проводился в борьбе против троцкистско-зиновьевской оппозиции, правых оппортунистов, представителей буржуазной экономической науки. Решительный отпор получили троцкисты и зиновьевцы на XVI Днепропетровской окружной партийной конференции (1927 год), а состоявшаяся в 1928 году XVII окружная партконференция осудила правый уклон в партии. Единодушно осудил платформу правых как открыто оппортунистический уклон в партии Криворожский окружком КП(б)У{ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 26, д. 497, лл. 3, 5, 190.}.

Уже в начальный период индустриализации только в 1927/28 хозяйственном году по Днепропетровскому округу на импортное оборудование и капитальное строительство, включая жилищное, было ассигновано 31,5 млн. руб.{Днепропетровский облпартархив, ф. 7, оп. 1, д. 1077. л. 237.}. Важнейшее значение для развития экономики края имела Днепровская гидроэлектростанция, сооружение которой началось в 1927 году.

В конце 1927 года на заводе им. Г. И. Петровского был заложен новый коксовый цех, а через два года дали продукцию две его первые батареи. Наращивая мощности, цех постепенно превратился в самостоятельное предприятие — Днепропетровский коксохимический завод. В 1934 году ему присвоено имя М. И. Калинина. В 1932 году вошла в строй вторая очередь Каменского коксохимического завода. В период первой пятилетки началось строительство крупнейшего металлургического завода в Кривом Роге. В Кривбассе, в Никопольском марганцевом бассейне строились новые шахты, где осуществлялся значительный объем работ по механизации трудоемких процессов. Большим событием в жизни всей республики явился пуск первого трубопрокатного стана на Никопольском южнотрубном заводе, состоявшийся 18 апреля 1935 года. В том же году вступил в строй действующих Новомосковский жестекатальный завод — самый мощный в Советском Союзе. Страна получила крайне необходимую для народного хозяйства белую жесть, а также тонколистовой прокат.

Крупные государственные ассигнования позволили в полную силу развернуть реконструкцию действующих предприятий. В 1930 году на заводе им. Г. И. Петровского введена в действие 100-тонная мартеновская печь — крупнейшая в те годы в нашей стране. На заводе им. Ф. Э. Дзержинского в Днепродзержинске вступила в строй домна № 7, которая по своей технической оснащенности не уступала лучшим зарубежным. На заводе им. К. Либкнехта был построен самый современный по тому времени, мартеновский цех.

Значительно расширилось трубное производство. Коллективы заводов им. В. И. Ленина и им. К. Либкнехта в 1932 году освоили производство осевых труб и гнутых полуосей для легких и тяжелых самолетов. Это позволило отказаться от импорта этих изделий из капиталистических стран, способствовало укреплению обороноспособности нашей страны Коллектив завода им. В. И. Ленина освоил производство труб из хромоникелевой стали, крайне необходимых для развития авиационной, тракторной, нефтяной промышленности. Осенью 1935 года вошел в строй новый трубный цех на заводе им. К. Либкнехта. Огромное народнохозяйственное значение имело завершение в том же году строительства колесопрокатного цеха на этом же заводе. Отныне страна освобождалась от необходимости импортировать колеса, платя за них золотом. Коренной реконструкции подверглась в годы предвоенных пятилеток Приднепровская железная дорога. В 1935 году на смену локомотивам серии Э на железную дорогу пришли первые 129 паровозов серии СО, ИС, ФД, в те годы наиболее мощные в Европе{Приднепровская железная дорога. Днепропетровск, 1973, с. 98, 100—103.}.

Единые народнохозяйственные пятилетние планы предусматривали тесное содружество и братскую взаимопомощь в их выполнении народов всех советских республик. Так, в сооружении мартеновской печи на заводе им. Г. И. Петровского в годы первой пятилетки участвовали специалисты Москвы, Ленинграда, Урала. Заводы Харькова, Ленинграда, Таганрога поставляли оборудование для первой домны Криворожского металлургического завода, строительство которой было объявлено ударной стройкой. В то же время непрерывно увеличивающееся производство металла на Днепропетровщине позволило уже в годы первой пятилетки не только обеспечивать полностью потребности промышленности края, но и поставлять металл многим ударным стройкам страны. Его использовали для изготовления металлических конструкций Днепровской гидроэлектростанции, для мостов канала Москва — Волга. Во все концы страны шла также криворожская руда. В 1930—1931 гг. заводы им. Г. И. Петровского и им. В. И. Ленина подготовили около тысячи рабочих различных специальностей для Магнитогорского и Кузнецкого комбинатов и строящихся заводов Запорожья. На заводах им. Коминтерна и им. К. Либкнехта готовили клепальщиков, сверловщиков и других специалистов{ЦГАОР УССР, ф. 2605, оп. 3, д. 925, л. 86.}. Всего здесь было подготовлено около 500 человек.

27 февраля 1932 года на базе пяти округов образована Днепропетровская область. Позднее, в 1938 и 1939 годах, часть ее территории вошла в состав новообразованных Запорожской, Николаевской и Кировоградской областей. Область объединяла 24 района, где проживало 2273 тыс. человек населения. Постоянное внимание вопросам развития экономики края уделяли ЦК ВКП(б), Советское правительство, оказывавшие помощь финансами, оборудованием, кадрами.

Большое значение для улучшения работы предприятий области имело постановление ЦК КП(б)У о состоянии партийно-массовой работы на заводе им. Ф. Э. Дзержинского, принятое в апреле 1933 года{«Зоря», 12 апреля 1933 г.}. В мае ЦК ВКП(б) и СНК СССР слушали вопрос о работе парторганизации завода им. Г. И. Петровского. В октябре того же года на предприятиях области побывал нарком тяжелой промышленности СССР Г. К. Орджоникидзе. Он познакомился с работой заводов им. Г. И. Петровского, им. К. Либкнехта, посетил предприятия Днепродзержинска, Кривого Рога. В следующем году Г. К. Орджоникидзе побывал на строительстве Криворожского металлургического завода. В 1934 году, совершая поездку по промышленным районам страны, в Днепропетровск приезжал председатель ВЦИК М. И. Калинин.

Успешное осуществление планов социалистического строительства сопровождалось ростом численности рабочего класса, повышением уровня его квалификации. К концу первой пятилетки в промышленности, на транспорте и строительстве были заняты 631 тыс. рабочих и служащих, более 13 тыс. инженеров и техников{Матеріали до звіту обкому II обласній партійній конференції. Дніпропетровськ, 1934, с. 79, 110.}.

Для подготовки квалифицированных рабочих кадров использовалась сеть школ фабрично-заводского ученичества. В этих школах в годы первых пятилеток начинали свой трудовой путь многие замечательные люди, ставшие новаторами производства, крупными учеными, руководителями производства. Среди них — С. Н. Кожевников, Л. Е. Лукич.

Подготовка кадров осуществлялась также через сеть курсов, технических кружков и т. д. По инициативе комсомольцев в годы второй пятилетки в стране началось массовое движение за овладение техническими знаниями.

В 1940 году с созданием системы государственных трудовых резервов на Днепропетровщине в ремесленные училища и школы ФЗО было принято 15 300 юношей и девушек, из них 7300 — из колхозов.

В ходе социалистического строительства неуклонно росла трудовая и политическая активность рабочего класса. Наиболее ярким проявлением ее стало социалистическое соревнование, получившее массовый характер уже в годы первой пятилетки. 5 марта 1929 года газета «Правда» опубликовала обращение рабочих Ленинградского завода «Красный выборжец» ко всем труженикам промышленности с призывом начать соревнование за выполнение государственных планов и повышение производительности труда. Рабочие Днепропетровщины одними из первых откликнулись на этот призыв. Уже в апреле на промышленных предприятиях было создано 160 молодежных бригад, члены которых показывали образцы коммунистического отношения к труду{Днепропетровский облпартархив, ф. 7, оп. 1, д. 1329, л. 89.}.

В ноябре 1929 года только на пяти крупных предприятиях округа насчитывалось 693 ударные бригады, объединявшие более 17 тыс. человек, а общее количество соревнующихся превысило 34 тысячи{Там же, д. 868, л. 67.}. В 1931 году на предприятиях Днепропетровщины по примеру рабочих Ленинграда и Мариуполя развернулось движение за составление сменно-встречных планов. В 1933 году этой формой соревнования только на заводе им. Г. И. Петровского было охвачено 290 бригад, на заводе им. К. Либкнехта — 338{Индустриализация СССР. 1933—1937. Документы и материалы. М., 1971, с. 528, 530.}. Широкое распространение получили также хозрасчетные бригады. Развитие соревнования способствовало росту трудовой активности рабочих — на основных металлургических заводах Днепропетровщины план первого года пятилетки был выполнен на 103 процента.

За годы первой пятилетки на Днепропетровщине было произведено около 5 млн. тонн чугуна, 4,5 млн. тонн стали, около 4 млн. тонн проката, добыто 33 млн. тонн железной и 6 млн. тонн сырой марганцевой руды{«Зоря», 1 января 1933 г.}.

Осенью 1935 года, когда в стране развернулось стахановское движение, в числе тех, кто первым поддержал почин А. Г. Стаханова, были коммунисты Днепропетровского завода им. Коминтерна — сталевары А. Я. Сороковой, Я. Г. Чайковский, В. Г. Соколов. На железной дороге зачинателем нового движения выступил диспетчер Н. Т. Закорко, в Кривбассе первыми новаторами стали бурильщики А. Андрейченко, С. Овчаренко и др. К концу 1935 года по области насчитывалось около 35 тыс. стахановцев, что составляло 10 проц. общей численности рабочих, занятых в промышленности, строительстве и на транспорте{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 1, д. 1633, л. 12.}.

Еще более широкий размах стахановское движение приобрело после постановления декабрьского (1935 года) Пленума ЦК ВКП(б) «О состоянии работы промышленности и транспорта в связи со стахановским движением».

В первый год работы перекрыл проектную мощность оборудования, определенную английской фирмой, и коллектив Нижнеднепровского завода им. К. Либкнехта. Вместо 233 колес смена мастера С. Т. Зарубина в декабре 1935 года дала 306. Рабочие успешно осваивали созданную в ходе индустриализации новую технику. Уже спустя девять месяцев после пуска Южнотрубного завода в Никополе прокатчики перекрыли на 57 проц. установленную немецкой фирмой производительность стана. Только за один 1936 год новый завод дал стране труб больше, чем их производила вся трубная промышленность России в 1913 году.

В условиях социалистической системы хозяйства усилилось братское сотрудничество народов. В годы второй пятилетки зародилось социалистическое соревнование никопольских и грузинских горняков, способствовавшее значительному росту производительности труда в Никопольском и Чиатурском бассейнах.

В апреле 1934 года участники первой производственно-технической конференции Никопольского марганцевого бассейна приняли обращение ко всем рабочим, инженерно-техническим работникам и служащим бассейна, в котором призвали их включиться в соревнование с трудящимися Чиатурского бассейна за лучшую работу, за первенство во всесоюзном конкурсе горных предприятий. В мае был разработан и утвержден первый договор о социалистическом соревновании трудящихся двух бассейнов. Грузинские горняки с воодушевлением приняли вызов украинских братьев, обязавшись в 1934 году добыть 1717 тыс. тонн сырой руды и выпустить не менее 800 тыс. обогащенной{«Шахтар Мангану», 15 апреля 1934 г.}, Были заключены договоры и между отдельными рабочими.

Соревнование в Никопольском бассейне стало массовым — оно охватило 7 тыс. горняков. Число ударников достигло 4 тыс. человек, имена 100 лучших из них были занесены на Красную доску победителей соревнования. Досрочно выполнив план 1934 года, коллектив бассейна отгрузил заводам 1055 тыс. тонн обогащенной марганцевой руды. Такой выдающейся трудовой победы трудящиеся бассейна достигли впервые. Трудовое содружество между украинскими и грузинскими горняками с каждым годом укреплялось. Стало традицией обмениваться делегациями, ежеквартально подводить итоги работы, что способствовало дальнейшему развитию социалистического соревнования{Радянська Україна в братній сім'ї народів СРСР. К., 1972, с. 88.}.

Вторую пятилетку промышленность области выполнила за четыре года и три месяца — к 1 апреля 1937 года. Объем валовой продукции по сравнению с 1933 годом удвоился. В 2,4 раза выросло производство чугуна, в 2,5 раза — стали, в 2,2 раза — проката. В 1937 году в области производилось 24,5 проц. общесоюзного производства чугуна, 20,8 проц. стали, 21,9 проц. проката и колес, 62,6 проц. железной руды, 43 проц. марганцевой руды{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 1, д. 4074, лл. 34, 36.}. Область давала чугуна больше, чем Япония, Италия и Польша вместе взятые.

Только за годы второй пятилетки производительность труда на предприятиях черной металлургии выросла на 250 проц., в машиностроении — на 166, в промышленности строительных материалов — на 200 проц.{«Зоря», 28 марта и 26 ноября 1939 г.}. В 1936 году мартеновские цехи заводов им. Ф. Э. Дзержинского, им. Коминтерна по такому показателю как съем стали с квадратного метра пода печи превзошли аналогичные печи в США и Англии{Индустриализация СССР. 1933—1937 гг., с. 313, 314.}.

Больших успехов добились трудовые коллективы области в годы третьей пятилетки. За достижения в социалистическом соревновании в честь XVIII съезда партии ордена Ленина удостоен Днепропетровский завод им. В. И. Ленина, ордена Трудового Красного Знамени — Криворожский металлургический завод. Правительственные награды были вручены 174 работникам черной металлургии и 80 работникам железнодорожного транспорта. Орденом Ленина награждены прокатчик Днепровского металлургического завода К. С. Грушевой, директор Днепропетровского завода им. Петровского И. И. Коробов, сталевар завода им. Коминтерна Я. Г. Чайковский и другие.

Широкое распространение по всей стране в 1940 году получил почин бурильщика шахты им. Ильича в Кривбассе А. И. Семиволоса. Применив новые методы организации труда, он прошел за смену 22 погонных метра выработки, добыв 184 тонны руды и выполнив норму на 1200 проц. Во многих уголках страны появились последователи его метода. А. И. Семиволос охотно делился «секретами» своего мастерства с товарищами по работе. 12 дней в его бригаде проработал бурильщик уральского рудника «Красногвардейский» И. Янин. Овладев методом А. И. Семиволоса, он внес в него новые усовершенствования{Радянська Україна в братній сім'ї народів СРСР, с. 87.}.

Активно участвовали трудящиеся области во всесоюзном соревновании металлургов в 1940 году. Второе место в стране заняли доменщики «Криворожстали», выполнившие план на 106 процентов{Индустриализация СССР. 1938—1941 гг. М., 1973, с. 356.}. Благодаря самоотверженному труду рабочего класса, постоянной помощи Советского государства, всех народов Страны Советов Днепропетровщина за годы социалистического строительства стала одним из крупнейших индустриальных районов страны. Перед войной в области работало 16 домен, 36 мартенов, 56 прокатных и трубопрокатных станов, 77 железорудных шахт, 400 предприятий местной промышленности, на предприятиях Днепропетровщины производилось свыше 20 проц. чугуна, 16,5 проц. стали, 18,2 проц. проката, 63,2 проц. железной, 34,9 проц. марганцевой руды общесоюзного производства{Днепропетровский облгосархив, ф. Р-3383, оп. 3, д. 1, лл. 3—8.}.

Значительные успехи были достигнуты в сельском хозяйстве области. Эти успехи стали возможными прежде всего вследствие индустриализации страны, создавшей материально-техническую базу для социалистической реорганизации сельского хозяйства. Уже в 1929 году в Днепропетровском и Криворожском округах насчитывалось 326 машинопрокатных пунктов.

Мероприятия Коммунистической партии и Советского государства по подготовке условий для сплошной коллективизации, проводившиеся на основе решений XV съезда ВКП(б), способствовали созданию в селах широкой сети сельскохозяйственной и потребительской кооперации.

В 1929 году в Днепропетровском и Криворожском округах насчитывалось 1156 колхозов. В проведении коллективизации активно участвовали рабочие; коллективы промышленных предприятий помогали крестьянам создавать колхозы, налаживать в них производство, укреплять дисциплину, проводили массово-политическую и культурно-просветительную работу в селах. Только в Днепропетровском округе в 1929 году над колхозами взяли шефство 19 тыс. рабочих. Выполняя решения ноябрьского (1929 года) Пленума ЦК ВКП(б), предприятия Днепропетровского округа послали в села 1311 рабочих. По инициативе шефских бригад и бедняцко-батрацкого актива широкое распространение получило заключение договоров на социалистическое соревнование между заводами, цехами и селами, земельными обществами, коллективными хозяйствами. Рабочие завода им. Ф. Э. Дзержинского в Днепродзержинске заключили в 1929 году договоры с крестьянами 17 подшефных сел{Історія селянства Української РСР, т. 2. К., 1967, с. 130.}. В Криворожском округе во второй половине 1929 года насчитывалось 10 тыс. членов шефского общества. В ходе сплошной коллективизации трудящееся крестьянство освободилось от кулацкой кабалы и эксплуатации; кулачество, чинившее ожесточенное сопротивление социалистическим преобразованиям на селе, было ликвидировано как класс.

Большую роль в проведении коллективизации сыграли совхозы, машинно-тракторные станции. На Днепропетровщине в числе первых были созданы Верхнеднепровская, Кильченская, Межевская, Раздорская, Привольнянская МТС. В 1930 году в Днепропетровском округе действовали 22 МТС, которые обрабатывали 10 проц. посевной площади колхозов. К концу 1932 года коллективизация в области была завершена, здесь насчитывалось 3572 колхоза, объединявших 85 проц. крестьянских дворов. Их обслуживали 99 МТС. Существенно изменилась классовая структура сельского населения.

Процесс коллективизации сельского хозяйства сопровождался ростом трудовой активности колхозников, укреплением братских связей с тружениками сел других районов страны. В феврале 1932 года по инициативе колхозников Синельниковского района в Синельникове был проведен Всесоюзный слет передовых сельскохозяйственных районов страны. В его работе участвовало 250 человек — представители Украины, РСФСР, Северного Кавказа, Белоруссии, Азербайджана и других областей и республик. Участники слета делились опытом работы по проведению коллективизации. На слете был заключен договор о социалистическом соревновании между 30 передовыми районами СССР{Радянська Україна в братній сім'ї народів СРСР, с. 112.}.

Организационному и экономическому укреплению колхозов в значительной степени способствовало выполнение решений январского (1933 года) объединенного Пленума ЦК и ЦКК ВКП(б) о создании политотделов МТС и совхозов. В конце февраля в области уже действовали 66 политотделов. В течение года в них было направлено свыше 70 коммунистов. Кроме того, для укрепления руководства колхозами на партийную и советскую работу в села было послано еще 2135 человек. Многие из них остались постоянно работать в сельском хозяйстве. Одновременно принимались меры для укрепления материально-технической базы МТС: только в 1933 году они получили около 3 тыс. новых тракторов{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 1, д. 1077, лл. 26, 44.}. За 1933—1934 гг. в межрайонных школах механизаторов были подготовлены 844 механика-бригадира и 1444 комбайнера. Двухмесячные переподготовительные курсы окончило 205 председателей колхозов и 5120 бригадиров колхозных бригад{А. Я. Пащенко. Проведення суцільної колективізації та організаційно-господарське зміцнення колгоспів. Дніпропетровськ, 1961, с. 57.}.

К концу второй пятилетки колхозы области объединяли 99,7 проц. дворов и обрабатывали 99,9 проц. посевной площади. Значительно улучшилась техническая оснащенность хозяйств. В области насчитывалось 130 МТС, располагавших более чем 9 тыс. тракторов (в пересчете на 15-сильные) и 5781 комбайном. Выросли постоянные кадры механизаторов и колхозных руководителей{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 1, д. 5250, лл. 22, 23.}. Появились первые колхозы-миллионеры. Своеобразным творческим отчетом тружеников сельского хозяйства Днепропетровщины перед Коммунистической партией и Советским правительством явилось участие их во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве. В 1939 году в ней приняло участие 429 колхозов и 14 МТС, всего 4349 человек из Днепропетровщины. А в 1940 году участницей выставки стала вся область. Имена передовиков сельского хозяйства П. И. Гаврилова — бригадира животноводческой бригады колхоза им. Буденного Днепропетровского района, М. Е. Озерного — звеньевого колхоза «Червоний партизан» Верхнеднепровского района, И. Ф. Величко — комбайнера Чунаковской МТС, депутата Верховного Совета УССР, И. Ф. Ковтуна — бригадира тракторной бригады Незабудинской МТС Софиевского района были известны далеко за пределами области{«Зоря», 10 февраля 1939 г.}. Коллективизация сельского хозяйства, знаменовавшая собой великий социальный переворот в деревне, означала утверждение социалистических отношений во всем народном хозяйстве.

Под руководством Коммунистической партии трудящиеся городов и сел области вместе со всем советским народом вносили значительный вклад в дело построения социалистического общества в нашей стране. В процессе строительства социализма складывалась новая историческая общность людей — советский народ. Росли и крепли ряды партийных организаций в городах и селах области. К 1941 году они объединяли 33 311 членов и 21 206 кандидатов в члены партии. Под их руководством работал многочисленный отряд комсомольцев — 141 496 человек{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 1, д. 5524, лл. 22, 26.}.

Ярким проявлением возросшего морально-политического единства трудящихся была их высокая активность во время выборов в органы власти на основе новой Конституции СССР, закрепившей победу социализма в стране. В выборах в Верховный Совет СССР (12 декабря 1937 года) приняло участие 97 проц. избирателей. Из числа голосовавших 97,5 проц. отдали свои голоса за кандидатов блока коммунистов и беспартийных. Среди депутатов, избранных от Днепропетровщины, были видные партийные и советские деятели Г. И. Петровский, Д. С. Коротченко, известный исследователь Арктики челюскинец П. П. Ширшов и др. 26 июня 1938 года с большим подъемом прошли выборы в Верховный Совет УССР, куда были избраны 36 тружеников области.

В выборах в местные Советы (областной, районные, сельские и поселковые) в 1939 году приняло участие 99,3 проц. всех избирателей. За кандидатов в депутаты проголосовало 97,81 проц. В областной Совет трудящиеся избрали 65 коммунистов и 26 беспартийных, в районные Советы — 304 коммуниста и 324 беспартийных, в сельские и поселковые Советы — 3476 коммунистов и 5879 беспартийных{«Днепровская правда», 28 декабря 1939 г.}.

В 1939 году на территории области проживало 2273 тыс. человек, причем в городах — 53 проц. населения. Если в 1926 году на Днепропетровщине насчитывалось шесть городов и два поселка городского типа, то в 1939 году уже было 16 городов и поселков городского типа. Из небольшого поселка при марганцевых шахтах вырос город Марганец. В города были преобразованы поселки Синельниково, Верхнеднепровск, Пятихатки. Если в 1923 году в Днепропетровске проживало 156 тыс. человек, то в 1939 году — 501 тыс. В Днепродзержинске население выросло с 17 тыс. до 148 тыс., в Кривом Роге — с 27 тыс. до 198 тысяч{Народне господарство Дніпропетровської області. Статистичний збірник. Донецьк, 1966, с. 8.}.

На основе развития экономики значительно увеличились государственные ассигнования на здравоохранение, социальное обеспечение, народное образование, культурно-бытовое обслуживание населения. Только за годы второй пятилетки государственные расходы на эти цели возросли более чем в три раза. Более чем в два раза увеличилась среднегодовая заработная плата рабочих и служащих{Там же, с. 259.}.

Значительно повысился материальный уровень жизни колхозников. Так, в 1939 году средняя оплата трудодня по области составила 2 руб. и 3,3 кг хлеба.

За годы второй и третьей пятилеток производство товаров народного потребления в области увеличилось более чем в три раза. Розничный товарооборот государственной и кооперативной торговли в 1940 году составил 2370 млн. рублей.

В том же году в области действовало 169 лечебных учреждений. Стационарная сеть располагала 12,2 тыс. больничных коек. В медицинских учреждениях работали 2802 врача и свыше 8,5 тыс. человек среднего медицинского персонала. Постоянными детскими яслями было охвачено 14,9 тыс. детей. 14,2 тыс. детей дошкольного возраста воспитывались в детских садах.

Огромные изменения произошли в области просвещения, культуры. Уже в 1937 году в основном была ликвидирована неграмотность. Если в 1932/33 учебном году в области работала 31 средняя школа, то в 1940/41 учебном году их стало 300. А всего накануне войны насчитывалось 1660 школ, в которых занималось 395 900 учеников и работало 15 300 учителей.

Важную роль в коммунистическом воспитании подрастающего поколения играли внешкольные учреждения, количество которых с каждым годом увеличивалось. В 1940 году работали 2 дворца пионеров, 39 пионерских клубов, 11 детских технических станций, 5 спортивных школ, 2 экскурсионно-туристические станции. В государственном университете и 16 институтах обучалось 17 459 студентов, 13 400 человек занималось в 46 средних специальных учебных заведениях. В области существовала широкая сеть научно-исследовательских и проектных институтов. Большую научную работу проводили сотрудники Физико-технического института, основанного в 1927 году по инициативе Л. В. Писаржевского, Института физической химии, Научно-исследовательского трубного института, Гидробиологической станции (впоследствии реорганизована в Институт гидробиологии), Научно-исследовательского института эпидемиологии и микробиологии, Института зернового хозяйства и многих других.

С высшими учебными заведениями и научно-исследовательскими институтами области связана деятельность многих ученых нашей страны. В 30—40-х годах важные научные проблемы исследовали академик АН СССР Г. В. Курдюмов, академики АН УССР Н. Н. Доброхотов, В. Н. Свечников (в области металлургии и металловедения), академик АН УССР Н. П. Семененко и член-корреспондент АН УССР С. П. Родионов (в области геологии). Исследованиями в области трубного производства занимался известный ученый член-корреспондент АН УССР П. Т. Емельяненко, в области физической химии — член-корреспондент АН СССР А. И. Бродский.

Накануне Великой Отечественной войны активную научную и общественную деятельность вели профессор А. П. Чекмарев, ставший затем академиком АН СССР, ученые З. И. Некрасов, К. Ф. Стародубов, К. П. Бунин, Н. С. Поляков, Б. П. Соколов, Г. Б. Мельников, Д. А. Василенко, Л. А. Луковский и многие другие.

В 1940 году в области работало более 60 дворцов культуры и клубов в городах и поселках городского типа, 11 домов культуры в райцентрах, 233 сельских и 615 колхозных клубов и изб-читален. Трудящихся области обслуживали 1342 массовые библиотеки с книжным фондом почти 3 млн. экземпляров, а также 413 киноустановок, в т. ч. 335 звуковых, 8 музеев и много других культурно-просветительных учреждений. В 1941 году работали восемь театров и филармония. На Днепропетровщине начали свою творческую деятельность народные артисты СССР И. С. Паторжинский, В. М. Дальский, народный артист УССР А. Д. Гай. Художники М. И. Сапожников, М. Н. Панин, Н. С. Погребняк, С. И. Слободянюк-Подолян, Г. А. Невечеря, В. А. Ховаев, скульпторы Г. С. Теннер и А. И. Жирадков в своих произведениях широко воссоздавали образ советского человека, его самоотверженный труд и новую жизнь.

Подлинное развитие получило народное творчество. Еще в 20-х годах начали работать кооперативно-промысловая артель вышивальщиц «Вільна селянка» в селе Петриковке, а в селе Царичанке — «Червона квітка». В селах Шульговке, Могилеве, Прядивке, Китайгородке и Царичанке было широко развито производство ковров. В городе Никополе в артели «Кирпичстрой» изготовляли художественную керамическую посуду. По инициативе Т. А. Паты, впоследствии заслуженного мастера народного творчества УССР, в 1936 году в Петриковке была основана школа декоративного рисования.

Уже в 20-х годах в Днепропетровске выходили литературные журналы «Молодая кузница», «Заря», «Мартен», а несколько позднее «Штурм», вокруг которых объединялись молодые писатели. Тогда же на заводе им. Г. И. Петровского начала свою деятельность одна из первых на Украине литературных групп «Плавка». Такие группы были созданы в Кривом Роге, а также в Апостоловском районе, в совхозе «Веселі Терпи» Криворожского района и в других. В 30—40-х годах на Днепропетровщине начали свою литературную деятельность писатели А. И. Былинов, П. Н. Биба, С. А. Завгородний, И. У. Кириленко, С. А. Чернобривец, П. М. Усенко и др. В 1939 году появились в прессе первые стихи народной поэтессы Е. А. Карпенко. В 1938 году выходили 182 газеты общим тиражом 467 738 экземпляров.

Своим самоотверженным трудом жители области вносили значительный вклад в развитие народного хозяйства и культуры республики.

С первых дней Великой Отечественной войны они, как и все советские люди, единодушно поднялись на защиту социалистических завоеваний. Исключительную оперативность, слаженность и четкость в работе показали в эти дни партийные и советские органы области. 22 июня в обкоме партии собрались секретари обкома Л. И. Брежнев, К. С. Грушевой, Г. Г. Дементьев, М. М. Кучмий, Л. Е. Лукич, К. К. Тарасов, Г. А. Чумаченко, председатель облисполкома П. А. Найденов, председатель горсовета Н. А. Щелоков и другие партийные и советские работники{К. С. Грушевой. Тогда, в сорок первом... М., 1976, с. 38, 39.}. На заседании бюро было заслушано сообщение о вероломном нападении гитлеровской Германии на СССР, намечены первоочередные задачи партийных и советских органов области в военной обстановке. В тот же день состоялось совещание секретарей горкомов и райкомов партии, руководителей областных организаций и учреждений, секретарей парткомов и директоров крупных промышленных предприятий, перед которыми были поставлены конкретные задачи. 22 и 23 июня на всех предприятиях, железнодорожном транспорте, в колхозах и совхозах, в учреждениях и учебных заведениях области проводились митинги и собрания трудящихся. Рабочие, колхозники, широкие круги трудовой интеллигенции заявляли о своей готовности отдать все силы делу защиты Родины.

«Фашисты, посеявшие ветер, пожнут бурю, которая развеет их прах по полям и болотам»{Днепропетровская область в годы Великой Отечественной войны Советского Союза (1941—1945 гг.). Сборник документов и материалов. Днепропетровск, 1962, с. 39.}, — говорили участники митинга на заводе им. Ф. Э. Дзержинского. Паровозники депо Нижнеднепровск-Узел на своем митинге единодушно одобрили письмо Государственному Комитету Обороны, в котором заверяли Советское правительство и Коммунистическую партию в том, что их коллектив будет самоотверженно трудиться, помогая Красной Армии громить фашистских агрессоров{Приднепровская железная дорога, с. 125.}.

Планомерно проводилась мобилизация в Красную Армию. Уже через несколько дней после начала войны в Днепропетровск из Москвы прибыла группа старших командиров Красной Армии во главе с генерал-майором И. В. Простяковым для оказания помощи обкому партии в проведении мобилизационных работ. На территории Дпепропетровщины было сформировано несколько стрелковых и кавалерийских дивизий. Комплектуемые в области воинские части снабжались здесь же всем необходимым.

К 10 июля 1941 года в военкоматы области поступило 10175 заявлений, в т. ч. 3800 — от женщин, с просьбой о зачислении в Красную Армию добровольцами{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 1, д. 5956, л. 68.}. Среди коммунистов, ушедших на фронт, было много руководящих работников обкома, горкомов и райкомов партии. На фронт ушло свыше 14 тыс. членов партии и 80 тыс. комсомольцев{Там же, оп. 7, д. 3, л. 28.}.

В действующую армию с 14 июля 1941 года ушел секретарь обкома партии Л. И. Брежнев, назначенный на пост первого заместителя начальника политуправления Южного фронта. Он поддерживал в эти дни тесные связи с работниками обкома, информируя их о положении на фронте. В действующей армии находились только что окончивший Днепропетровский химико технологический институт инженер В. В. Щербицкий, студент пятого курса Днепропетровского государственного университета Н. Р. Миронов, директор средней школы № 87 в Днепропетровске А. Ф. Ватченко и многие другие. Все они отважно сражались с гитлеровскими захватчиками.

Одновременно с формированием воинских соединений и частей под руководством горкомов и райкомов партии были созданы 40 истребительных батальонов и корпус народного ополчения численностью 100 тыс. бойцов. Впоследствии они участвовали в боевых действиях против врага на территории области совместно с регулярными частями Красной Армии.

Под руководством партийных организаций на основе директивы Совета Народных Комиссаров СССР и Центрального Комитета ВКП(б) от 29 июня 1941 года работа всех учреждений, промышленных предприятий, транспорта, колхозов, совхозов, массовых организаций была подчинена военным нуждам. Уходивших на фронт мужей, сыновей, братьев заменяли женщины. Уже ко 2 июля 6173 женщины-домохозяйки работали на предприятиях на место мужчин{ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 17, оп. 8, д. 98, л. 8.}. В первые дни войны 1369 женщин стали трактористами, 328 — комбайнерами{Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941—1945 гг., т. 1, К., 1975, с. 133.}.

Самоотверженно выполняли трудящиеся области свой священный долг перед Родиной. Коллектив завода им. Ф. Э. Дзержинского в Днепродзержинске за три дня освоил выпуск новых профилей проката. За первую половину июля доменщики печи № 5 выполнили производственную программу на 100,2 проц., среднесортный цех — на 100,7 проц., листопрокатный и тонколистовой станы—на 108,4 проц. Завод им. В. И. Ленина начал выпускать трубы для изготовления боеприпасов; завод им. Г. И. Петровского увеличил производство проката и поковок. Коллектив шахтоуправления «Ингулец» (Кривбасе) к 14 июля выполнил семимесячный план добычи руды{Днепропетровская область в годы Великой Отечественной войны Советского Союза, с. 57, 58.}.

Рабочие области дали Родине тысячи тонн руды, чугуна, стали, проката, труб, проволоки, металлических изделий. Огромная ответственность за бесперебойное снабжение действующей армии легла на плечи железнодорожников. Откликнувшись на призыв колхозников артели «Дніпробуд» Чкаловского района (ныне Никопольский) о быстрейшей уборке урожая, от восхода до захода солнца трудились колхозники, рабочие, служащие совхозов, учителя и ученики, чтобы окончить уборочные работы не за 18, а за 10—12 дней.

Вместе с тем труженики области оказывали большую помощь командованию Южного фронта в организации обороны территории населенных пунктов Днепропетровщины. На сооружении оборонительной линии от села Кринички Криничанского района по реке Базавлук до села Покровское Чкаловского района работало свыше 40 тыс. человек.

Угроза оккупации территории области поставила перед советскими и партийными органами задачу организовать в короткий срок эвакуацию оборудования промышленных предприятий, имущества МТС, колхозов и совхозов, научных и учебных заведений, культурных ценностей, а также специалистов, рабочих в восточные районы Советского Союза. В течение нескольких недель в условиях бомбежки и артиллерийского обстрела осуществлялись демонтаж, погрузка и отправка оборудования.

Оборудование заводов им. Ф. Э. Дзержинского, им. Г. И. Петровского, Криворожского металлургического было установлено на Магнитогорском, Кузнецком и других заводах Урала и Сибири. В коллективы этих предприятий вливались и рабочие Днепропетровщины. Шахтеры Криворожья работали на шахтах Бакала, Благодатненских рудниках; на предприятиях Урала, в Карагандинском угольном бассейне и в других местах трудились ученые края.

По указанию ЦК ВКП(б) и ЦК КП(б)У организовывалось и готовилось большевистское подполье. Неоценимую помощь оказала обкому в этой работе оперативная группа ЦК КП(б)У, возглавляемая секретарем ЦК КП(б)У Д. С. Коротченко. В конце июля в Днепропетровск прибыл заведующий сектором ЦК КП(б)У Н. К. Жуковский, инструктировавший руководителей подполья.

В соответствии с решением обкома КП(б)У на территории области были созданы областной подпольный комитет партии, 7 подпольных горкомов, 29 подпольных райкомов и партийных групп. В состав подпольного областного комитета партии вошли Н. И. Сташков (секретарь), Д. Г. Садовниченко (заместитель секретаря), П. Е. Сытник. Одновременно с организацией большевистского подполья шло формирование 32 партизанских отрядов. Для работы в подпольных организациях и партизанских отрядах были оставлены 2902 человека, в т. ч. 784 коммуниста{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 6, д. 2, л. 106.}.

С середины июля по сентябрь 1941 года вследствие тяжелых потерь 6-й и 12-й армий Южного фронта в районе Умани направление Умань — Днепропетровск оказалось открытым для гитлеровцев. Сюда и устремились соединения 1-й танковой группы врага. Командование немецко-фашистских войск рассчитывало сравнительно легко овладеть территорией области, захватить с ходу Днепропетровск и переправы через Днепр, отрезать пути отхода войскам Южного фронта и открыть себе кратчайший путь к Донбассу. Натиск немецко-фашистских оккупантов здесь сдерживали 8-я танковая дивизия полковника Е. Г. Пушкина, 81-й авиационный бомбардировочный полк дальнего действия под командованием А. В. Самохина.

С боевых действий на Днепропетровщине начал свое участие в Великой Отечественной войне 181-й ордена Красного Знамени гвардейский истребительный авиационный полк, сформированный в Ростове-на-Дону в июле 1941 года в составе трех эскадрилий. В ходе оборонительных боев на территории области его бойцы осуществили более 300 боевых вылетов, из них 60 — с целью штурмовки вражеских войск.

После ожесточенных боев 13 августа фашисты захватили Пятихатки, 14 августа — Кривой Рог, 17 августа бои развернулись уже на подступах к Днепропетровску. В этих боях доблесть и мужество проявили бойцы и командиры 255-й, 275-й, 278-й, 253-й, 15-й и 230-й стрелковых дивизий, 11-й запасной стрелковой бригады, 12-й и 8-й танковых дивизий, 26-й и 28-й кавалерийских дивизий, личный состав Днепропетровского артиллерийского училища, бойцы истребительных батальонов{История Второй мировой войны. 1939—1945, т. 4. М., 1975, с. 89—90; История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941—1945, т. 2. М., 1961, с. 103; Днепропетровщина. К 3-й годовщине освобождения от немецко-фашистских захватчиков. Днепропетровск, 1946, с. 4.}.

Бои за правый берег Днепропетровска продолжались до 25 августа, и все эти дни в городе оставались оперативные группы обкома, облисполкома, горкома и райкомов партии, которые ушли отсюда с последними воинскими подразделениями. До конца сентября продолжалась ожесточенная битва за левобережную часть Днепропетровска — Нижнеднепровск. Враг вынужден был отказаться от своих планов прорваться здесь на север и восток и предпринял глубокое обходное наступление в тыл 6-й армии Южного фронта. В начале октября под натиском превосходящих сил врага советские войска оставили левобережную часть области. 3 октября фашисты захватили Котовку, 4 октября — Чаплино, 10 — Юрьевку, 11 — Павлоград, 12 — Петропавловку, 8 — Покровское, 14 — станцию Межевая. Во второй половине октября 1941 года вся территория Днепропетровской области была оккупирована гитлеровскими захватчиками.

Тяжелые испытания выпали на долю советских людей, оказавшихся на оккупированной территории. Все завоевания советского народа за годы Советской власти гитлеровцы стремились ликвидировать. Заводы и фабрики передавались в собственность германским капиталистам. Оккупанты принуждали не успевших эвакуироваться рабочих трудиться на предприятиях, где появилась немецкая администрация фирм «Геринг и К», «Гютен-Верке» и других, стремившаяся использовать промышленные предприятия для усиления военно-экономического потенциала Германии.

В селах создавались т. н. общинные хозяйства, в которых широко применялся принудительный труд, производимая продукция забиралась для нужд фашистской армии либо отправлялась в Германию. Наиболее трудоспособную часть населения гитлеровцы угоняли на каторжные работы в Германию.

Фашистские оккупанты проводили политику массового ограбления населения, отбирали у него ценные вещи, продовольствие, скот, фураж. Тысячи людей подвергались арестам, заключались в тюрьмы и концлагеря. Без предъявления каких бы то ни было обвинений проводились массовые расстрелы советских граждан. Чудовищным злодеянием было истребление немецко-фашистскими оккупантами военнопленных солдат и командиров Красной Армии.

Но несмотря на террор и издевательства врага, советские люди оставались непокоренными, вели с ним непримиримую борьбу. «Это был не просто стихийный взрыв народного гнева,— говорил Л. И. Брежнев,— а настойчивая, упорная, хорошо организованная борьба народа социалистической страны, руководимого боевым авангардом — партией коммунистов»{Л. И. Брежнев. Ленинским курсом, т. 2. М., 1970, с. 339.}.

С первых дней оккупации большевистскому подполью, которое возглавлялось подпольным обкомом КП(б)У, пришлось столкнуться с коварным и опытным врагом, опиравшимся на уголовные элементы, националистическое отребье, предателей. Днепропетровский и Марганецкий подпольные горкомы партии, Криничанский, Верхнеднепровский, Томаковский, Солонянский, Петриковский райкомы партии были разгромлены.

Умело отбирая, организовывая и воодушевляя людей для смертельной борьбы с врагом, подпольный обком восстанавливал разгромленные организации, устанавливал связи с партизанскими отрядами и группами. Уже в 1941 году область стала одним из крупнейших очагов сопротивления врагу. Здесь действовали 6 подпольных горкомов и 18 райкомов партии{Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941—1945 гг., т. 1. К., 1975. с. 305.}. Более 100 человек к началу декабря 1941 года насчитывала Днепропетровская городская подпольная организация, активно действовали подпольщики Павлограда (секретарь горкома А. П. Караванченко), Днепродзержинска (секретарь горкома К. Ф. Ляудис), Новомосковска (секретарь горкома Г. Ф. Павлов) и другие. Была установлена связь с ЦК КП(б)У.

Под руководством коммунистов развертывало борьбу комсомольское подполье в Днепропетровске, Днепродзержинске, Кривом Роге, Павлограде, Синельникове. На территории области действовали 8 подпольных комсомольских и комсомольско-молодежных организаций и 8 групп, 67 антифашистских патриотических боевых и диверсионных организаций и групп. Подпольщики распространяли листовки и воззвания, информируя население о положении на фронтах, призывая его к борьбе против оккупантов.

Большое внимание уделялось организации актов саботажа на предприятиях. На ряде заводов Днепропетровска при участии секретаря подпольного обкома Н. И. Сташкова и секретаря подпольного горкома Г. П. Савченко были созданы диверсионные группы, срывавшие работы оккупантов по использованию предприятий. Такие же группы действовали и на металлургическом заводе в Днепродзержинске; под руководством подпольного горкома они всячески затягивали монтаж агрегатов.

Много военнопленных бойцов и командиров Красной Армии от смерти, а молодежь — от угона в фашистскую Германию спасли врачи, медсестры, санитарки. Огромную роль сыграло партийное подполье в развертывании партизанского движения. Уже в сентябре 1941 года в Днепровских плавнях, в районе города Никополя, борьбу с фашистами развернули партизанские отряды Никопольского, Криворожского и Апостоловского районов, а также Запорожской, Николаевской, Херсонской областей, насчитывавшие в своих рядах около 700 бойцов. Своими действиями партизаны деморализовали врага, наносили чувствительные удары по его коммуникациям, препятствовали вывозу марганцевой руды в фашистскую Германию.

В октябре 1941 года против этих отрядов были брошены бригада СС, 444-я охранная дивизия, части 213-й охранной дивизии и группа тайной полевой полиции. В конце октября совет командиров принял решение о выходе из плавней и продолжении борьбы небольшими группами{Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941—1945 гг., т. 1, с. 334, 335.}.

Партизанские отряды Новомосковского, Никопольского, Апостоловского, Солонянского, Томаковского и Юрьевского районов в 1941 году принимали участие в оборонительных боях Красной Армии на территории области. Активные действия партизан заставили фашистское командование оттянуть значительные силы с фронта. В декабре 1941 года против расположенного в Новомосковском лесу партизанского отряда под командованием П. Я. Жученко (комиссар Г. С. Мазниченко) были брошены дивизия СС, пехотная дивизия, сотни полицаев.

Еще активнее действовали подпольщики и партизаны в 1942 году, когда по городам и селам оккупированной территории разнеслась весть о разгроме фашистов под Москвой. В январе 1942 года подпольный обком партии созвал в Павлограде областное совещание руководителей подпольных организаций, которое обратило особое внимание на осуществление установки ЦК КП(б)У об усилении борьбы с врагом. В Днепропетровске были взорваны склады боеприпасов и нефтепродуктов, участники Криворожского подполья сорвали весеннюю посевную кампанию в хозяйстве № 38, партизанская группа села Николаевки Новомосковского района взорвала два железнодорожных моста на линии Губиниха — Новомосковск, павлоградские подпольщики организовали крушение гитлеровского бронепоезда, освободили из концлагерей более тысячи бойцов и командиров Красной Армии{Днепропетровская область в годы Великой Отечественной войны Советского Союза, с. 86, 96, 124; Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза, т. 2, с. 45.}.

Гитлеровские оккупанты развернули беспощадную борьбу с подпольем. В течение второго полугодия 1942 года было арестовано около 80 подпольщиков. 26 января 1943 года расстрелян секретарь Днепропетровского подпольного обкома Н. И. Сташков, в декабре 1942 года — секретарь Днепропетровского подпольного горкома Г. П. Савченко. Кроме них, в застенках гестапо погибло еще более 40 подпольщиков.

Несмотря на тяжелые потери, партийное подполье ни на один день не прекращало смертельной борьбы с врагом. Областной подпольный партийный комитет через связных ЦК КП(б)У В. Я. Портянко, Н. И. Гурову, Е. Ф. Коваленко, Н. А. Сарану и других получал указания Центрального Комитета партии. В сентябре 1942 года ЦК КП(б)У возложил обязанности секретаря подпольного обкома партии на Д. Г. Садовниченко.

Особенно активизировалась деятельность подпольщиков и партизан Днепропетровщины в результате наступательных действий Красной Армии в начале 1943 года. Одной из ярких страниц в истории борьбы украинского парода против гитлеровских оккупантов явилось вооруженное восстание в Павлограде, подготовленное подпольным обкомом партии. 16—17 февраля 1943 года город был очищен от фашистов восставшими подпольщиками и подошедшими бойцами 4-го корпуса 6-й армии. Активную помощь частям Красной Армии оказывали также подпольщики других прифронтовых районов области.

Во время отступления войск Юго-Западного фронта весной 1943 года партизанские отряды нередко прикрывали отход отдельных частей, выводили бойцов из окружения. Огромную помощь советским войскам продуктами питания оказывали местные жители.

В течение всего периода оккупации на территории области действовали 25 партизанских отрядов и 6 партизанских групп, в которых насчитывалось 1437 партизан. По неполным данным, подпольными организациями, партизанскими отрядами и диверсионными группами в области было уничтожено более 3200 вражеских солдат и офицеров, жандармов и предателей, пущено под откос 22 железнодорожных эшелона, выведено из строя 228 автомашин, 72 паровоза, разрушено 30 железнодорожных и шоссейных мостов, уничтожено 3 склада с порохом и боеприпасами, 236 единиц боевой техники и автомашин, во многих местах взорвано железнодорожное полотно, разрушена телефонная связь. Партизаны освободили 3415 бойцов и командиров Красной Армии из гитлеровских лагерей, спасли от фашистского рабства более 5 тыс. советских граждан, захватили много оружия{Герои подполья, вып. 2. М., 1970, с. 215.}. 1113 участников подполья и партизанского движения были отмечены правительственными наградами. Звание Героя Советского Союза посмертно присвоено секретарю Днепропетровского подпольного обкома партии Н. И. Сташкову.

Освобождение Днепропетровской области от гитлеровской оккупации связано с летним наступлением Красной Армии в 1943 году, с исторической битвой за Днепр и Правобережную Украину. В сентябре 1943 года на территорию Днепропетровщины вступили войска Степного и Юго-Западного фронтов. 18 сентября были освобождены Юрьевка и Павлоград, 21 — Котовка, Перещепино и Синельниково, 22 — Новомосковск, 27 — Нижнедпепровск.

Изгнанный с левобережной части области враг рассчитывал, прикрываясь линией Днепра, удержать за собой Правобережье с его мощной металлургической базой — Криворожским и Никопольским бассейнами. Однако эти расчеты были сорваны стремительным наступлением советских войск. Войска Юго-Западного фронта (с 20 октября — 3-й Украинский фронт) под командованием генерала армии Р. Я. Малиновского после ожесточенных боев захватили плацдармы на правом берегу Днепра в районе Аул и Войскового. 25 октября 1943 года советские войска штурмом овладели Днепропетровском и Днепродзержинском.

Кровопролитные бои на территории правобережных районов области продолжались еще в течение четырех месяцев. 2—5 февраля 1944 года войска 3-го Украинского фронта прорвали сильно укрепленную оборону противника северо-восточнее Кривого Рога и Никополя. Разгромив четыре пехотные и три танковые дивизии врага, они овладели железнодорожными станциями Апостолово и Марганец, освободили более 250 населенных пунктов и вышли в районе Никополя к нижнему течению Днепра, а 8 февраля при содействии на левом фланге войск 4-го Украинского фронта, разгромив никопольскую группировку гитлеровцев, штурмом овладели Никополем. Неудачу потерпела и попытка гитлеровского командования вывести свои войска к Кривому Рогу. Около 10 дивизий врага сковала здесь 62-я (8-я гвардейская) армия под командованием генерал-полковника В. И. Чуйкова{Днепропетровская область в годы Великой Отечественной войны Советского Союза, с. 191, 192, 194, 195; В. И. Чуйков. В боях за Украину. К., 1972, с. 140.}. 23 февраля гитлеровцы были изгнаны из Кривого Рога.

За проявленное мужество и героизм 59 воинским частям и соединениям были присвоены имена населенных пунктов области, которые они освобождали{У пам'яті народній. К., 1975, с. 114.}.

В боях за освобождение городов и сел области плечом к плечу сражались русские и украинцы, белорусы и грузины, казахи и узбеки, азербайджанцы и армяне — воины всех национальностей Советского Союза. Высокое звание Героя Советского Союза было присвоено 33 воинам 46-й армии, отличившимся при форсировании Днепра и освобождении Днепропетровска и Днепродзержинска.

В годы Великой Отечественной войны Героями Советского Союза стали многие уроженцы области, а А. Я. Брандыс, Д. Б. Глинка, П. А. Таран, А. Ф. Федоров этого звания удостоены дважды. Г. П. Кравченко, погибший в годы войны, удостоен этого звания за героизм, проявленный в районе Халхин-Гола.

Огромных усилий потребовало восстановление разрушенного фашистскими оккупантами народного хозяйства области. После освобождения от врага не работали 13 доменных печей (из 16), 29 мартеновских (из 36), 35 прокатных станов (из 56){Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 7, д. 4, л. 91.}. В руинах лежали многие металлургические заводы, были разрушены и затоплены все шахты в Криворожском железорудном и Никопольском марганцеворудном бассейнах, на Сталинской железной дороге выведены из строя 57 проц. главных путей, 64 проц. паровозных депо, уничтожены железнодорожные узлы на линии Донбасс — Кривой Рог, пассажирские станции Днепропетровск и Нижнеднепровск, мосты через Днепр, Самару, Волчью{Там же, ф. 22, оп. 2, д. 129, л. 4.}.

В колхозах фашистские захватчики разрушили 1882 здания промышленно-производственного назначения, почти 8 тыс. животноводческих построек, около 2 тыс. зернохранилищ, разграбили 300 тыс. голов крупного рогатого скота, 160 тыс. лошадей, свыше 700 тыс. овец, коз и свиней, большое количество сельскохозяйственных машин и инвентаря.

Были разрушены 10 300 зданий государственных предприятий, учреждений и общественных организаций, в т. ч. 4723 жилых дома, 453 больницы, поликлиники, амбулатории, 1390 школ и др. Кроме того, враг уничтожил 57 102 жилых дома и 33 111 надворных построек, принадлежавших советским гражданам{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 4, д. 922, лл. 48—51.}. Намного сократилось население области. За время оккупации гитлеровцы замучили и уничтожили 78 118 жителей Днепропетровщины, 176 303 человека насильно угнали в Германию{Днепропетровская область в годы Великой Отечественной войны Советского Союза, с. 208—210.}.

После освобождения городов и районов начали восстанавливаться городские, районные и сельские Советы депутатов трудящихся, горкомы и райкомы КП(б)У, партийные, комсомольские и профсоюзные организации, которые возглавили борьбу трудящихся за быстрейшую ликвидацию последствий разбойничьего хозяйничанья гитлеровцев. Уже 26 сентября 1943 года обком партии и исполком областного Совета депутатов трудящихся приняли постановление о восстановлении железнодорожного транспорта и грунтовых дорог, мостов и телеграфно-телефонной связи Днепропетровской области, а 4 октября обратились с письмом к населению, в котором указывалось, что первоочередной задачей сельских, районных и городских органов власти, партийных, комсомольских и общественных организаций, рабочих, работниц, колхозников и колхозниц, всех трудящихся области является приведение в ближайшие дни в надлежащий порядок шоссейных и железных дорог, восстановление мостов на основных направлениях, по которым передвигаются войска Красной Армии, возобновление работы местных предприятий, электростанций, мельниц, маслозаводов, крупорушек, колхозов и совхозов{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 4, д. 2, лл. 3, 4.}.

Большим патриотическим подъемом ответили на это обращение труженики области. Вместе с частями Красной Армии они сооружали временные мосты через реки Днепр, Самару, Волчью и Саксагань.

Развернув социалистическое соревнование, рабочие, служащие начали восстанавливать промышленные предприятия, электрические станции, рудники и рудничное хозяйство, железнодорожные магистрали, узлы, станции. Только на восстановлении железнодорожных линий Лозовая — Павлоград, Синельниково — Павлоград, Чаплино — Синельниково в октябре 1943 года трудилось 12 тыс. рабочих — из Харьковской, Сталинской и Днепропетровской областей. Восстанавливать железнодорожные и автогужевые мосты через Днепр в районе Днепропетровска помогало 3,5 тыс. рабочих города{Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941—1945 гг., т. 2, с. 455.}.

На многих предприятиях области восстановительные работы начались в прифронтовых условиях. Менее чем через месяц после освобождения Днепродзержинска дал первую сталь Днепровский завод им. Ф. Э. Дзержинского.

В 1944—1945 гг. на металлургических заводах восстановлены 4 доменные и 15 мартеновских печей, 21 прокатный стан, 4 коксовые батареи. Работая полным металлургическим циклом, заводы дали фронту сотни тысяч тонн металла. В Криворожском железорудном бассейне действовало 20 шахт, в Никопольском марганцевом — четыре. Вводились в строй предприятия коксохимической промышленности, возрождались машиностроительные заводы. Широкое распространение получило движение фронтовых бригад. В мае 1944 года в Криворожском бассейне их было 130, в июле — 220, в ноябре — 457.

В деле восстановления сельского хозяйства важную роль сыграло замечательное движение по созданию фондов возрождения колхозов, развернувшееся по почину колхозов им. Коминтерна и им. В. И. Ленина Синельниковского района. В исключительно короткий срок труженики села восстановили 1693 колхоза, 30 совхозов и 66 МТС, 4186 животноводческих ферм{Днепропетровская область в годы Великой Отечественной войны Советского Союза, с. 299.}. В 1945 году в области было засеяно 70 проц. довоенных посевных площадей{Роки великого походу. Дніпропетровськ, 1967, с. 88.}.

В 1943—1945 гг. Днепропетровщина сдала государству 75 млн. пудов зерна, 5 млн. пудов подсолнечника, 5 млн. пудов картофеля, 800 тонн масла, 358 тыс. цнт молока, 50 млн. штук яиц{«Зоря», 29 января 1946 г.}.

С первых дней освобождения области начали работать медицинские и культурно-просветительные учреждения. К ноябрю 1943 года возобновили работу 793 школы, которые посещали 160 тыс. учеников{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 4, д. 335. лл. 1—32.}. В 12 высших учебных заведениях обучалось 9943 студента. Работали 32 техникума и 9 научно-исследовательских институтов. К концу Великой Отечественной войны в области возобновили работу 719 клубных учреждений, 198 библиотек с книжным фондом свыше 500 тыс. экземпляров.

Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 21 августа 1943 года «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации» явилось конкретной программой помощи Советского правительства пострадавшим от фашистских оккупантов городам и селам области. Огромную сумму составляли капиталовложения на восстановление промышленных предприятий края. Так, в течение 1944—1947 гг. в возрождение металлургической промышленности области было вложено 1220 млн. руб., в т. ч. Криворожского железорудного бассейна — 769 млн., Никопольского марганцевого бассейна — 87 млн. руб. На восстановление Сталинской железной дороги и ее предприятий выделялось 475 млн. руб.{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 7, д. 3, л. 98.}. Увеличивались также долгосрочные кредиты, поставки техники, строительных материалов для ввода в действие предприятий. Со всех концов страны непрерывным потоком шли на Днепропетровщину оборудование, машины, станки.

Восстановление народного хозяйства области стало кровным делом всех народов СССР. Первоуральский старотрубный завод помогал днепропетровским металлургам, приборостроительные заводы Москвы и Ленинграда — машиностроителям области.

Рабочие 29 рудников Российской Федерации и Грузии взяли шефство над криворожскими шахтами, 37 промышленных предприятий Москвы присылали им инструменты, станки, горное оборудование. Два эшелона с оборудованием и строительными материалами получили криворожцы от горняков Высокогорского рудника Свердловской области. В восстановительных работах в Кривбассе приняли участие почти 2 тыс. квалифицированных шахтеров и специалистов с Урала. Заказы украинских горняков выполняли 70 заводов СССР.

Для восстановления рудников и шахт Никопольского марганцевого бассейна рабочие Уральского завода тяжелого машиностроения прислали скреперные лебедки и подъемные машины, с Ярославского и Прокопьевского электромеханических заводов пришли электровозы, из Свердловска и Грузии были получены электромоторы и электрооборудование{Наша воля — братерство, с. 124.}.

23 февраля 1944 года никопольские шахтеры обратились с письмом к горнякам из Чиатуры, в котором предлагали возобновить соревнование, начатое в довоенные годы. Чиатурские горняки горячо откликнулись на это письмо. «Вдохновленные историческими победами славной Красной Армии,— писали они никопольчанам,— горняки города Чиатуры с еще большей самоотверженностью будут трудиться в помощь фронту, еще активнее будут соревноваться с вами, практически помогать в быстрейшем восстановлении Никополя». В бассейн из Грузии отправлялись токарные и строгальные станки, трансформаторы и магнитные пускатели, маркшейдерские и другие инструменты. 18 июля 1944 года ЦК КП(б)У и Совнарком Украинской ССР приняли решение, которое рекомендовало исполкомам областных Советов и обкомам КП(б)У Днепропетровской, Киевской, Кировоградской, Николаевской, Одесской, Сумской и Черниговской областей организовать шефство колхозов над рудниками{«Радянська Україна», 19 мая 1944 г.}. Первыми на это постановление откликнулись члены артели «Шлях Леніна» Яновского района Одесской области. Они обратились ко всем труженикам сел Украины с призывом оказать помощь в восстановлении рудников Криворожского горнорудного и Никопольского марганцевого бассейнов. Колхозники Одесской области отправили горнякам подшефных рудоуправлений им. В. И. Ленина и им. К. Либкнехта 12 вагонов с овощами, фруктами, рыбой. Труженики колхозов Днепропетровщины послали рудоуправлениям им. Ф. Э. Дзержинского, им. Ильича в Кривом Роге и им. Максимова в Никопольском марганцевом бассейне 50 тонн картофеля, овощей, фруктов, колхозники Сумской области горнякам Кривбасса — три вагона с зерном и крупой{Роки великого походу, с. 74, 75.}.

Ощутимую помощь от государства, от тружеников сельского хозяйства Российской Федерации и других республик получали пострадавшие от фашистской оккупации колхозы и совхозы области, а также отдельные колхозники. Им предоставлялись большие льготы, материальная и финансовая помощь. За четыре года после освобождения от фашистских захватчиков колхозы и совхозы области получили от государства 3759 тракторов, 195 новых комбайнов, 500 моторов, 304 молотилки, 185 локомобилей, 577 автомашин, 1335 единиц прицепного инвентаря. Для восстановления сельского хозяйства области Советское государство выделило долгосрочный кредит в сумме 135,4 млн. руб.{Днепропетровский облпартархив, ф. 19. оп. 7, д. 3, л. 116.}.

Только в мае 1944 года для восстановления помещений МТС Совет Министров УССР выделил Днепропетровщине 30 тыс. кубометров леса{ЦГАОР УССР, ф. 4488, оп. 1, д. 11, л. 214.}.

На территорию области, как и в другие районы Украины, возвращали эвакуированный в 1941 году скот. Кроме того, много скота поставлялось в порядке государственной помощи по разнарядке Наркомзема СССР. К 1 сентября 1944 года сюда направлено из Узбекской ССР 519, из Улан-Удэ — 210, с Северного Кавказа — 223, из Грузии — 350 лошадей, из Омской области — 130 голов крупного рогатого скота, из Саратовской области — 76 голов свиней, из Казахстана — 1280 овец{Там же, ф. 27, оп. 17, д. 44, л. 60.}. В октябре 1944 года колхозы и совхозы области получили 600 рабочих лошадей{Там же, д. 36, л. 212.}.

Сразу же после освобождения Красной Армией от гитлеровских захватчиков богатый подарок от грузинских друзей получили колхозники Синельниковского района — 285 голов крупного рогатого и мелкого скота, 4 тонны фуражного зерна, 11 плугов и т. д.{Радянська Україна в братній сім'ї народів СРСР, с. 212, 213; Днепропетровский облпартархив, ф. 60, оп. 1, д. 22, лл. 11—13.}. Всего из братских республик были завезены 27 570 лошадей, 7270 голов крупного рогатого, 4200 голов мелкого скота.

Но только на колхозы, но и на колхозников распространялись льготы по поставкам сельскохозяйственных продуктов. Принимались меры по ускорению строительства жилых домов для колхозников, производственных построек в колхозах и культурно-бытовых зданий на селе. Только весной 1945 года для нужд колхозного строительства в области выделялось 50 тыс. кубометров лесосечного фонда{ЦГАОР УССР, ф. 27, оп. 17, д. 47, л. 4.}.

Восстанавливая разрушенные города и села, труженики Днепропетровщины всеми силами старались помочь фронту, Красной Армии, громившей врага. В фонд обороны сдавались припрятанные от оккупантов зерно и другие сельскохозяйственные продукты. Одной из форм помощи фронту явилась борьба за получение сверхплановой продукции. Активно включилось население области в патриотическое движение по сбору средств на строительство боевых самолетов и танков.

По почину колхозника Юрьевского района X. К. Лободы только трудящиеся Амур-Нижнеднепровского района к 1 февраля 1944 года отчислили из своего заработка в фонд обороны 100 тыс. руб. на танковую колонну «Советская Украина». Железнодорожники области, собравшие около 4 млн. руб., просили Государственный Комитет Обороны построить на эти средства эскадрилью боевых самолетов. 100 млн. руб. было собрано в области на танковую колонну «Звільнена Дніпропетровщина»{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 4, д. 210, л. 115; Днепропетровская область в годы Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945, с. 264, 266 , 269, 283, 291, 321.}.

В города и села области приходило много благодарственных писем от воинов Красной Армии, в которых они рассказывали о своих боевых делах, желали труженикам края успехов на трудовом фронте. «На всем нашем пути,— писали жителям Днепродзержинска бойцы и командиры части, освобождавшей город,— имя вашего города было символом наших побед, зовущих на преодоление всех преград и трудностей войны... Под знаменем «Все для фронта!» добивайтесь новых трудовых подвигов, которые приблизят радостный день окончательной победы над врагом»{Там же, с. 312, 313.}.

Получив долгожданную весть о победе над фашистской Германией, трудящиеся Днепропетровщины, как и все советские люди, на собраниях и митингах клялись отдать все силы восстановлению народного хозяйства страны, дальнейшему социалистическому строительству. Преодолевая огромные трудности в первые послевоенные годы, они с удвоенной энергией трудились на заводах и фабриках, рудниках и шахтах, на колхозных полях и фермах.

«Народ-герой, покрывший себя неувядаемой боевой славой, тесно сплотился вокруг партии и в годы послевоенного восстановления вновь проявил свои замечательные качества — стойкость, самоотверженность, трудолюбие»,— подчеркивал Л. И. Брежнев{Л. И. Брежнев. Пятьдесят лет великих побед социализма. М., 1967, с. 21.}.

Самоотверженно работали трудящиеся области над выполнением первого послевоенного пятилетнего плана восстановления и развития народного хозяйства. В 1946 году коллективы днепропетровских заводов им. Г. И. Петровского, им. В. И. Ленина, им. К. Либкнехта и многих других предприятий области поддержали почин металлургов Макеевского завода им. С. М. Кирова и рабочих московских предприятий, развернувших социалистическое соревнование за выполнение и перевыполнение планов четвертой пятилетки, и добились в этом соревновании значительных успехов Сталевар завода им. Г. И. Петровского И. М. Невчас поднял знамя скоростного сталеварения в Приднепровье. За девять месяцев 1946 года его бригада сварила 76 скоростных плавок, досрочно закончив годовую производственную программу. Передовой сталевар был награжден орденом Ленина{И. Н. Кнышев, В. И. Жигулин, В. Ф. Мазов. Лицом к огню. Днепропетровск, 1972, с. 217.}.

За внедрение нового прогрессивного метода отбойки руды бурильщик Кривбасса А. Ф. Зиньков в 1951 году удостоен Государственной премии СССР. Колесопрокатчик завода им. К. Либкнехта Д. М. Заволокин первым применил скоростной график производства. Родина высоко оценила трудовой подвиг прокатчика — в 1958 году ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда{Роки великого походу, с. 84, 86.}.

Социалистическое соревнование способствовало росту общественно-политической активности его участников. Составление договоров на соревнование, взаимные проверки его результатов обеспечивали распространение передового опыта, повышение производственных успехов коллективов{Суспільно-політичне життя трудящих Української РСР, т. 2. К., 1974, с. 39.}. Как и в довоенные годы, трудящиеся области соревновались с тружениками других областей и республик Советского Союза за быстрый подъем экономики.

Благодаря помощи государства, братских республик, трудовому энтузиазму рабочих, инженерно-технических работников восстановление промышленности шло быстрыми темпами. В 1946 году в строй вступили еще две доменные печи, четыре прокатных стана. В 1947 году пущен трубопрокатный стан «Большой штифель» на Никопольском южнотрубном заводе, колесопрокатный цех на заводе им. К. Либкнехта и др. К концу 1948 года были восстановлены все шахты в Кривбассе, а в 1950 году трестом «Кривбассруда» добыто руды на 18 проц. больше, чем в довоенном 1940 году. Успешно работали также шахтоуправления им. М. В. Фрунзе, им. Карла Либкнехта, «Коминтерн», «Большевик»{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 12, д. 3, л. 24.}.

В 1950 году металлурги Днепропетровска не только достигли довоенного уровня производства чугуна, стали и проката, но увеличили его более чем на 15 проц.

Машиностроительные заводы города более чем в четыре раза превысили выпуск продукции, а предприятия местной и легкой промышленности — в 2,7 раза по сравнению с первым годом четвертой пятилетки{В. В. Щербицкий. За использование резервов производства. К., 1957, с. 46.}. К 1950 году были восстановлены также металлургический завод им. Ф. Э. Дзержинского, Никопольский южнотрубный и другие предприятия.

Объем промышленного производства области превысил уровень довоенного 1940 года на 19 проц.{Народне господарство Української РСР в 1960 році. К., 1961, с. 46.}. Ежегодные темпы прироста чугуна, стали и проката на металлургических заводах Днепропетровщины были наивысшими в Советском Союзе{Роки великого походу, с. 87.}.

В народном хозяйстве области, как и всей республики и страны, процесс восстановления сопровождался существенной реконструкцией и усовершенствованием производства, благодаря чему закладывались основы для дальнейшего развития экономики на новом техническом уровне. Партийные и советские органы уделяли большое внимание освоению новых видов продукции, лучшему использованию оборудования. Так, доменщики завода им. Ф. Э. Дзержинского в Днепродзержинске выплавили в 1950 году на четырех доменных печах чугуна столько, сколько выплавляли здесь в 1940 году на шести доменных печах. Сортопрокатчики завода им. Г. И. Петровского в Днепропетровске почти в два раза увеличили выпуск проката по сравнению с уровнем, достигнутым перед войной. На заводе им. газеты «Правда» начали выпускать новые, более сложные типы вагонов. Завод им. И. В. Бабушкина, досрочно выполнивший план первой послевоенной пятилетки, освоил производство сварных узлов доменных печей, стальных каркасов высотных зданий, машинных конструкций шагающих экскаваторов{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 12, д. 3, лл. 20, 24, 25.}.

Железнодорожники области за годы четвертой пятилетки осуществили реконструкцию крупнейших узлов — Днепропетровского, Долгинцевского и других, восстановили электрифицированный участок Долгинцево — Никополь, механизированные горки на станциях Верховцево и Нижнеднепровск-Узел и сотни различных сооружений, в т. ч. крупнейший мост через Днепр в районе Днепропетровска, мосты через реки Самару, Ингулец.

Работники железнодорожного транспорта настойчиво боролись за внедрение прогрессивных методов труда. Машинист депо Нижнеднепровск-Узел Приднепровской железной дороги А. А. Алексеев положил начало движению за сокращение разрыва между технической и участковой скоростями. Широкое распространение получило соревнование за 500-километровые пробеги локомотивов в сутки без захода в депо. Первыми достигли высоких показателей в этом соревновании машинисты А. А. Алексеев, А. М. Горобец, Н. Я. Осадчий{Приднепровская железная дорога, с. 164, 165, 167.}.

С большим патриотическим подъемом трудилось колхозное крестьянство, опиравшееся на огромную помощь государства, братских народов страны. Уже в 1947 году было освоено около 89 проц. посевных площадей. Важную роль в укреплении колхозов сыграло постановление Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) от 19 сентября 1946 года «О мерах по ликвидации нарушений Устава сельскохозяйственной артели в колхозах», осуществление которого дало возможность вернуть колхозам свыше 50 тыс. га земли, на 1,5 млн. рублей хозяйственного имущества, скота и денег. Подъем сельского хозяйства был делом всего советского народа. Усиливалась всесторонняя помощь города селу, способствовавшая организационно-хозяйственному укреплению колхозов, упрочению союза рабочего класса и крестьянства. Так, в 1946 году Днепровский завод им. Ф. Э. Дзержинского осуществил электрификацию в колхозах «Червоний промінь», им. В. И. Ленина, «25-і роковини Жовтня» и «Дніпродзержинець», трест «Кривбассруда» электрифицировал 10 колхозов Криворожского района{Радянська Україна в братній сім'ї народів СРСР, с. 211, 212.}. В 1947 году областной комитет партии закрепил промышленные, строительные и транспортные организации за определенными сельскими районами. Тысячи трудящихся города выехали в села для работы на колхозных и совхозных полях. Усиливалась техническая помощь колхозам. Предприятия Амур-Нижнеднепровского района Днепропетровска только в течение 1948 года отремонтировали для подшефных колхозов, МТС и совхозов 20 двигателей, 25 насосов, восстановили и расширили оросительную сеть на площади 1028 га. На сумму свыше 1,5 млн. руб. подшефным колхозам и МТС Павлоградского и Магдалиновского районов оказали техническую помощь заводы и учреждения Жовтневого района Днепропетровска.

Положительно сказалось на развитии общественного хозяйства укрупнение колхозов. К концу 1950 года в области насчитывалось 788 артелей вместо ранее существовавших 1669. Председателями колхозов стали 200 специалистов со средним специальным и высшим сельскохозяйственным образованием, а также выпускники двухгодичной школы колхозных кадров.

Партийные и советские органы заботились о воспитании мастеров высоких урожаев. В социалистическом соревновании за высокую культуру земледелия неоднократно завоевывала первенство тракторная бригада Межевской МТС, которую возглавлял Г. И. Сулима. Многих последователей в колхозах и совхозах страны имел знатный кукурузовод Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии СССР М. Е. Озерный из колхоза «Червоний партизан» Верхнеднепровского района.

Колхоз «Світло Жовтня» Пятихатского района, используя передовую агротехнику, вырастил по 24 цнт озимой пшеницы с гектара на площади 382 га. Применяя опыт М. Е. Озерного, колхоз им. В. П. Чкалова Новомосковского района на площади в 180 га собрал кукурузы по 81 цнт, а колхоз «Червоний прапор» Лиховского района — по 51 цнт с гектара на площади 200 гектаров{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 12, д. 3, лл. 39, 47, 49.}.

Колхозники области включились в соревнование работников сельского хозяйства Украины и Джамбульской области Казахстана за увеличение производства и продажи государству продуктов животноводства{Радянська Україна в братній сім'ї народів СРСР, с. 213.}.

К концу четвертой пятилетки раны, причиненные сельскому хозяйству войной, в основном были залечены. Посевные площади области превысили уровень 1940 года на 14,4 тыс. гектаров. В 1951 году количество крупного рогатого скота возросло по сравнению с довоенным уровнем на 75 тыс. голов{Народне господарство Дніпропетровської області в 1970 році, с. 61.}. Весьма быстро росло производство продуктов животноводства. Так, производство мяса в 1950 году составило 101,5 тыс. тонн (в живом весе), молока — 404,1 тыс. тонн, яиц — 224 млн. штук, шерсти — 599 тонн{Народное хозяйство Днепропетровской области в 1975 году. Днепропетровск, 1977, с. 69.}. К концу 1950 года в области было электрифицировано 595 колхозов, в хозяйствах работало 2259 электромоторов. Машинно-тракторные станции, энерговооруженность которых по сравнению с 1940 годом возросла на 32,3 проц., добились дальнейшего роста производительности тракторного парка и обеспечили значительное повышение культуры земледелия{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 12, д. 3, лл. 43, 46.}.

В успешном выполнении трудящимися области задач четвертой пятилетки большую роль сыграли деятельность партийных, советских, профсоюзных, комсомольских и других общественных организаций, постоянная забота Центрального Комитета Коммунистической партии и Советского правительства. В ноябре 1947 года решением Центрального Комитета партии в Днепропетровскую область был направлен Л. И. Брежнев, где его избрали первым секретарем обкома КП(б)У. Работая на этом посту до июля 1950 года, он весь свой опыт, энергию и знания отдавал возрождению края руды и металла. С приходом Л. И. Брежнева к руководству обкомом в деятельности областной партийной организации, всех партийных органов стал настойчиво и последовательно внедряться ленинский стиль работы, создавалась обстановка высокой требовательности, четкости, деловитости, уважения и доверия к партийным кадрам{Леонид Ильич Брежнев. Краткий биографический очерк. М., 1976, С 35, 36.}. Важное значение в мобилизации трудящихся на восстановление и развитие народного хозяйства, укреплении партийных рядов, усилении их влияния на массы имела VII областная партийная конференция (первая после окончания войны), состоявшаяся в феврале 1948 года. С отчетным докладом на ней выступил первый секретарь обкома КП(б)У Л. И. Брежнев.

В своем докладе Л. И. Брежнев проанализировал деятельность партийных организаций области, наметил их задачи в дальнейшем развитии народного хозяйства и культуры. Если к 1 апреля 1944 года областная партийная организация насчитывала 6 тыс. коммунистов, то к февралю 1948 года — около 51 тыс. Из них 62 проц. составляли люди, связавшие свою судьбу с партией в суровые годы войны. Говоря о путях улучшения работы партийных организаций в борьбе за ускорение темпа восстановительных работ, успешное выполнение заданий четвертой пятилетки, Л. И. Брежнев подчеркнул: «Задача заключается в том, чтобы правильно сочетать партийную работу с хозяйственным руководством. Это — искусство. И этому искусству в партийной работе надо учиться»{Там же, с. 36.}.

После конференции обком, горком и райкомы КП(б)У усилили работу по укреплению местных партийных организаций, а также по созданию новых. К концу  1948 года только на предприятиях Кривого Рога и Никополя действовало партийных организаций и групп вдвое больше, чем было их здесь до войны.

Важнейшее значение первый секретарь обкома придавал укреплению связи с массами, тому, чтобы каждый труженик, на каком бы участке он ни находился, знал, чем живет партия, страна, какие задачи решает областная партийная организация. Л. И. Брежнев требовал от всех руководящих работников чаще бывать среди трудящихся, выступать перед ними.

Значительная работа проводилась по подбору, расстановке и воспитанию кадров. Постоянно призывая к бережному, внимательному отношению к людям, первый секретарь обкома старался выявить в каждом человеке его лучшие черты, возможности, дать ему поверить в свои силы. Он советовал смелее выдвигать на руководящую работу способных, энергичных людей, прошедших боевую школу на фронте и в мирном строительстве. Л. И. Брежнев добивался подлинно партийного отношения к критике, умения извлекать из нее полезные уроки. Обком партии решительно, с большевистской настойчивостью устранял недостатки, улучшая руководство городскими и районными партийными организациями.

Совершенствование стиля партийной работы благотворно сказалось на всем хозяйственном строительстве в области. Неустанную заботу проявлял обком партии об улучшении жизни и быта трудящихся{Леонид Ильич Брежнев. Краткий биографический очерк, с. 36—39.}. В успешном решении народнохозяйственных задач важная роль принадлежала Советам депутатов трудящихся. Значительное внимание уделяли они улучшению работы больниц, коммунальных, торговых и других организаций, школ, вопросам культурно-бытового обслуживания населения. К концу 1950 года в области работало 171 лечебное учреждение на 13,7 тыс. коек{Народне господарство Дніпропетровської області. Донецьк, 1966, с. 259.}. В Днепропетровске, Днепродзержинске и Кривом Роге было восстановлено и построено более 50 км трамвайных путей, проложены троллейбусные линии.

В 1950/51 учебном году в области работали 1687 школ, количество учащихся составляло 413 тыс., а число студентов в 15 вузах и 35 техникумах — 34,4 тыс. Функционировали 1314 клубов и дворцов культуры, 1583 библиотеки и 55 кинотеатров, 420 киноустановок.

Боевым помощником партийных организаций являлась областная комсомольская организация. Первым секретарем обкома комсомола в то время был А. А. Смирнов, ныне секретарь ЦК Коммунистической партии Белоруссии. Только с 1948 по 1951 год ряды комсомольцев увеличились с 76 до 128 тыс. На предприятиях области насчитывалось 2135 комсомольских бригад, из которых 1895 досрочно выполнили свои пятилетние задания. Свыше 11 тыс. молодых рабочих трудились в счет 1952—1953 гг. В колхозах, МТС и совхозах области работало около 18 тыс. комсомольцев. За высокие достижения 19 комсомольцам было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Свыше 500 молодых хлеборобов награждены орденами и медалями Советского Союза{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 12, д. З, лл. 55, 71, 84, 86.}.

Активное участие в выполнении планов и социалистических обязательств четвертой пятилетки принимали более 4 тыс. первичных профсоюзных организаций, охватывавших свыше 500 тыс. членов профсоюза, или 93,4 проц. работающих{Там же, л. 72.}.

Важные хозяйственные задачи решали трудящиеся области в период построения развитого социалистического общества в стране. Эти годы характеризовались быстрым и всесторонним развитием производительных сил, повышением уровня технической оснащенности промышленности и сельского хозяйства, дальнейшим совершенствованием общественно-экономических отношений, подъемом материального и культурного уровня жизни советских людей. В это время на Днепропетровщине построены крупные промышленные предприятия, объекты жилищного и культурно-бытового назначения. За 1951—1960 гг. капитальные вложения в народное хозяйство области составили почти 5 млрд. руб.{Народное хозяйство Днепропетровской области в 1975 году, с. 103.}. Особое внимание уделялось развитию Криворожского железорудного бассейна, металлургической, машиностроительной и металлообрабатывающей промышленности.

Только в Кривбассе было сооружено 19 шахт, 6 карьеров, Южный горно-обогатительный комбинат — первое в Советском Союзе предприятие по добыче открытым способом и обогащению железной руды в столь крупных масштабах, начато строительство Новокриворожского и Центрального горно-обогатительных комбинатов. В железорудной промышленности широким фронтом проводились работы по совершенствованию технологии добычи руды, механизации производственных процессов, оснащению шахт новым, современным оборудованием. К началу 1959 года на шахтах Кривбасса почти полностью механизированы подземная добыча и откатка, а также погрузка руды в железнодорожные нагоны{Наша воля — братерство, с. 132, 133.}.

Интенсивное капитальное строительство велось на металлургических заводах области, где вводились в строй доменные и мартеновские печи, прокатные станы, коксовые батареи, кислородные станции. На Днепровском металлургическом заводе им. Ф. Э. Дзержинского скоростным методом соорудили доменную печь, кислородную станцию, конвертер и известково-обжигательную установку. Были также построены доменная печь «Днепропетровская-Комсомольская» на заводе им. Г. И. Петровского, коксовая батарея на Баглейском коксохимическом заводе. В 1953 году со строительством вблизи Павлограда шахты «Терновская» началось освоение угольного бассейна Днепропетровщины, получившего название Западный Донбасс.

В результате значительно возрос промышленный потенциал края. Валовая продукция всей промышленности в 1958 году увеличилась по сравнению с 1950 годом более чем в 2,6 раза{Народне господарство Української РСР в 1960 році, с. 47.}.

Крупных успехов достигла черная металлургия. В 1958 году добыча железной и марганцевой руд увеличилась по сравнению с 1951 годом почти в два раза. Более чем в два раза возросло производство чугуна, стали, проката и составило соответственно — 6,7 млн., 6,6 млн., 5,9 млн. тонн{Народне господарство Дніпропетровської області в 1970 році. Статистичний збірник. Донецьк, 1971, с. 36.}.

Быстрое развитие машиностроения дало возможность увеличить выпуск нового пневматического оборудования для шахт на Криворожском заводе «Коммунист», башенных кранов на Никопольском заводе им. В. И. Ленина, металлоконструкций на Днепропетровском заводе им. И. В. Бабушкина. Предприятия Днепропетровска дали народному хозяйству новые виды продукции — тракторы «Беларусь», холодильники, пылесосы и др. В 50-е годы наступил качественно новый этап в развитии электроэнергетики в связи с созданием мощных тепловых электростанций. Была сооружена первая очередь Приднепровской ГРЭС. В декабре 1958 года в области введена в действие первая быстроходная паровая турбина с повышенными параметрами пара. Ее пуск ознаменовал собой развертывание в нашей стране широкого строительства блочных тепловых электростанций.

Значительное развитие в эти годы получил транспорт. В 1957 году начата и в декабре 1958 года закончена электрификация одного из грузонапряженных участков Приднепровской дороги — Пятихатки — Нижнеднепровск-Узел с ветвями. Совершенствовались подвижной состав и путевое хозяйство, что позволило довести скорость движения поездов до 100 км в час{Приднепровская железная дорога, с. 174.}.

На предприятиях широко внедрялись новейшие достижения науки и техники. В 1956 году на Днепропетровском металлургическом заводе им. Г. И. Петровского и в 1957 году на Криворожском металлургическом заводе им. В. И. Ленина был впервые в стране применен в промышленных масштабах кислородно-конвертерный способ производства стали, получивший впоследствии широкое распространение. Большое народнохозяйственное значение имел перевод доменных печей завода им. Г. И. Петровского на работу с высоким давлением газа под колошником и дутьем, обогащенным кисля родом. В октябре 1957 года, в канун 40-летия Великого Октября, к доменным печам завода им. Г. И. Петровского был подведен природный газ Шебелинского месторождения. Доменщики этого завода И. И. Коробов и В. И. Суровое в содружестве с академиком АН УССР З. И. Некрасовым, кандидатом технических наук Н. И. Красавцевым (Институт черной металлургии АН УССР) коренным образом изменили технологию доменного производства. За предложенный способ выплавки чугуна с применением природного газа они удостоены Ленинской премии. При содействии ученых была освоена наплавка валков прокатных станов твердыми сплавами на заводах им. В. И. Ленина, им. Г. И. Петровского, внедрена обработка деталей током высокой частоты на заводе металлургического оборудования, автоматизация и механизация тепловых процессов на доменных и мартеновских печах{Роки великого походу, с. 105.}.

Свыше 100 тыс. рабочих области последовали примеру краснодонского шахтера Н. Я. Мамая, выступившего с инициативой развернуть борьбу за выпуск сверхплановой продукции. Сталевары завода им. Ф. Э. Дзержинского в 1958 году 75 проц. плавок производили скоростным методом, в результате чего себестоимость тонны стали снизилась на 3 рубля{Наша воля — братерство, с. 135, 136.}.

Весомый вклад в технический прогресс вносили рационализаторы и изобретатели. Лишь в 1958 году на предприятиях области было подано свыше 45 тыс. рационализаторских предложений. Партийная организация завода им. Ф. Э. Дзержинского поддержала инициативу старшего оператора блюминга «1150» коммуниста М. П. Иванина, предложившего катать два слитка одновременно. В 1958 году производство продукции в ново-прокатном цехе при тех же мощностях возросло в сравнении с 1957 годом более чем на 40 проц. М. П. Иванину в 1958 году было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Всего за успехи в развитии промышленности 3184 человека в 1958 году награждены орденами и медалями, 36 — присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Усилия тружеников сельского хозяйства в эти годы были направлены на повышение урожайности зерновых и технических культур и продуктивности животноводства. Благодаря помощи Советского государства в 1951—1959 гг. парк тракторов в сельском хозяйстве области увеличился с 5,7 тыс. до 9,9 тыс., зерноуборочных комбайнов — с 3,0 до 4,5 тыс. и грузовых автомобилей с 2,7 тыс. до 6,8 тыс. шт. К моменту реорганизации машинно-тракторных станций (февраль 1958 года) в области было свыше 7,4 тыс. тракторов, 3,6 тыс. зерновых комбайнов, много другой техники. Подавляющее большинство колхозов приобрело технику и рассчиталось за нее в том же году. Проводились значительные работы по строительству оросительных систем. В 1957 году количество земель с оросительной сетью достигло 21,1 тыс. га{Народне господарство Дніпропетровської області. Донецьк, 1966, с. 79, 118.}.

С каждым годом увеличивалось число мастеров высоких урожаев. Комбайнер Новомосковского района Г. И. Байда в 1950 году убрал 576 га зерновых и масличных культур и намолотил более 8,1 тыс. цнт зерна, в 1951 году ему присвоено звание Героя Социалистического Труда. В 1953 году он собрал урожай с площади 794 га и намолотил 11 750 цнт зерна. В 1958 году Г. И. Байда удостоен второй золотой медали «Серп и Молот».

Механизаторы бригады Т. А. Шевченко из колхоза «Зоря комунізму» Криничанского района в 1955— 1958 гг. получили по 43 и более центнеров зерна кукурузы с гектара, за что были отмечены орденами и медалями, а бригадир удостоен звания Героя Социалистического Труда{Роки великого походу, с. 100.}.

Высокие урожаи зерновых начали получать не только отдельные бригады, колхозы, а и хозяйства многих районов и всей области. Как отмечалось на XIX съезде Компартии Украины (январь 1956 г.), колхозы и совхозы Днепропетровщины добились значительных успехов в борьбе за высокие урожаи всех зерновых. Если в 1950 году валовой сбор зерновых культур во всех категориях хозяйств составил 12 549 тыс. цнт, то в 1958 году — 27 490 тыс., в т. ч. озимой пшеницы соответственно 3488 тыс. цнт и 10 893 тыс. цнт. Средняя урожайность зерновых культур в 1950 году в области составляла 9,9 цнт с гектара, а в 1958 году достигла 22,5 цнт с гектара{Народне господарство Української РСР в 1960 році, с. 196, 197, 206.}. В этом году по сравнению со среднегодовыми данными предшествующего пятилетия (1951—1955) валовой сбор зерна повысился с 102,8 млн. до 163,8 млн. пудов, производство мяса увеличилось в 1,3, молока — в 2,4 раза, доходы колхозов — в 2,3 раза, вдвое возросла оплата труда колхозников.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 февраля 1958 года за успехи, достигнутые в деле увеличения производства и заготовок зерна, мяса, молока, яиц и других сельскохозяйственных продуктов, Днепропетровская область была награждена орденом Ленина. 2537 тружеников сельского хозяйства в 1958 году удостоены орденов и медалей, 19 — присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Большой вклад вносили в эти годы труженики Днепропетровщины в создание мощной зерновой базы на востоке страны. Горячо откликнулись они на постановление февральско-мартовского (1954 года) Пленума ЦК КПСС, который решил расширить посевы зерновых за счет освоения целинных и залежных земель. В комитеты комсомола нескончаемым потоком поступали заявления от молодых патриотов с просьбой отправить их на освоение целины. В Целиноградскую, Кустанайскую, Павлодарскую области Казахской ССР комсомол Днепропетровщины послал более 4400 юношей и девушек. В Краснознаменском районе Целиноградской области был основан один из крупнейших на целинных землях совхоз «Днепропетровский»{«Зоря», 20 октября 1971 г.}.

Много внимания вопросам экономического и культурного развития Днепропетровщины уделяла областная партийная организация, которую возглавлял А. П. Кириленко, ныне член Политбюро ЦК КПСС, секретарь ЦК КПСС, дважды Герой Социалистического Труда. Первым секретарем Днепропетровского обкома Компартии Украины А. П. Кириленко работал с июня 1950 по ноябрь 1955 года. А. П. Кириленко уделял большое внимание совершенствованию методов руководства работой партийных, советских, профсоюзных, комсомольских и хозяйственных организаций, развертыванию идейно-воспитательной работы. Под его руководством обком партии нацеливал коммунистов, широкие массы трудящихся на борьбу за технический прогресс, дальнейшее повышение на этой основе производительности труда, всемерное развитие сельскохозяйственного производства, подъем творческой инициативы рабочих, колхозников, интеллигенции, что способствовало достижению высоких трудовых успехов коллективами предприятий и строек, колхозов и совхозов.

Значительную работу проводила областная партийная организация по интернациональному воспитанию трудящихся. Как большой праздник был отмечен в области 300 летний юбилей воссоединения Украины с Россией.

Широкую программу дальнейшего улучшения руководства всеми звеньями народного хозяйства разработало состоявшееся 13 марта 1956 года собрание партийного актива области и города Днепропетровска, на котором с докладом «Об итогах работы XX съезда КПСС и задачах областной партийной организации» выступил первый секретарь обкома Компартии Украины В. В. Щербицкий. В. В. Щербицкий работал первым секретарем Днепропетровского обкома Компартии Украины с ноября 1955 года по декабрь 1957 года. С июля 1963 года по декабрь 1964 года он — первый секретарь Днепропетровского промышленного обкома, с декабря 1964 года по октябрь 1965 года — первый секретарь Днепропетровского обкома Компартии Украины, ныне — член Политбюро ЦК КПСС, первый секретарь ЦК Компартии Украины. В. В. Щербицкий часто посещал заводы, рудники, стройки, колхозы и совхозы, встречался с горняками, металлургами, химиками, строителями, учеными, тружениками села, работниками культуры. Много внимания уделял он совершенствованию стиля партийной работы, внедрению в производство достижений науки, техники и передового опыта, улучшению условий труда и быта трудящихся.

По инициативе коммунистов в эти годы широкое распространение получили заводские и межзаводские школы передового опыта. Новаторы производства выступали в печати и по радио. Издавались плакаты и брошюры, в которых популяризировались достижения передовиков. Опыт передовых рабочих, лучших коллективов становился достоянием многих тружеников, что давало возможность добиваться общего подъема производства.

Новых достижений в экономическом и культурном строительстве добились трудящиеся Днепропетровщины в 1959—1977 гг. Под руководством партийных организаций широким фронтом развернулась работа по всемерному внедрению во все отрасли народного хозяйства достижений научно-технического прогресса, повышению эффективности общественного производства. Росла политическая и трудовая активность коллективов предприятий и строек, колхозов и совхозов, укреплялись дружба и сотрудничество трудящихся области с тружениками других областей и республик, значительно повысился их материальный и культурный уровень.

Только на протяжении 1961—1975 гг. в капитальное строительство было вложено свыше 19,5 млрд. руб.{Народное хозяйство Днепропетровской области в 1975 году, с. 103.}. В строй действующих вступили сотни крупных предприятий, цехов и других объектов энергетики, горнорудной, металлургической, угледобывающей, химической, легкой и пищевой промышленности, в т. ч. в девятой пятилетке — более 260{XXV съезд Коммунистической партии Советского Союза, ч. 1. М., 1976, с. 426.}. Среди них — шесть крупнейших горно-обогатительных комбинатов в Кривбассе и Никопольском марганцевом бассейне, уникальные прокатные станы на Днепровском металлургическом заводе им. Ф. Э. Дзержинского и Никопольском южнотрубном, колесопрокатный цех на Нижнеднепровском трубопрокатном заводе им. К. Либкнехта, доменные печи № 8 и № 9 на «Криворожстали» им. В. И. Ленина, Приднепровская и Криворожская тепловые электростанции, десятки километров канала Днепр — Донбасс. Начиная с 1963 года в Западном Донбассе было введено в эксплуатацию восемь угольных шахт.

Наряду со строительством новых предприятий и цехов, оснащенных высокопроизводительной техникой, велась реконструкция старых, быстрыми темпами внедрялись комплексная механизация и автоматизация, новая технология производственных процессов. Только с 1965 по 1975 год число механизированных поточных и автоматических линий возросло с 668 до 1732, а количество цехов, участков и производств, переведенных на комплексную механизацию и автоматизацию — с 251 до 973{Народное хозяйство Днепропетровской области в 1975 году, с. 15.}. В производстве стали дальнейшее развитие получил кислородно-конвертерный способ ее выплавки, снизилась доля мартеновской стали. Обращалось также внимание на расширение сортамента проката, увеличение выпуска более экономичных его видов. В промышленности произошли структурные сдвиги, выражающиеся в снижении удельного веса черной металлургии и увеличении удельного веса электроэнергетики, машиностроения и химической промышленности.

В результате ввода новых и расширения действующих предприятий, использования достижений научно-технического прогресса, а также благодаря повышению творческой активности трудящихся валовая продукция всей промышленности в 1975 году возросла более чем з три раза по сравнению с 1960 годом{Там же, с. 23.}. Только за годы девятой пятилетки освоен выпуск 40 новых марок стали, 117 видов труб и экономичных профилей проката{XXV съезд Коммунистической партии Советского Союза, ч. 1, с. 426.}. Наряду с традиционной продукцией промышленности области — металлом — существенно возросло производство горного, металлургического, химического, бумагоделательного оборудования, тракторов, промышленных электровозов, прессов, башенных кранов и других изделий. В 1971—1975 гг. было создано 209 образцов новых типов машин и оборудования. 424 изделиям, в т. ч. тракторам, промышленным электровозам, грузовым вагонам, свеклоуборочным комбайнам, присвоен государственный Знак качества{Народное хозяйство Днепропетровской области в 1975 году, с. 11, 12.}.

Ускоренными темпами, особенно в последнее десятилетие, развивается легкая промышленность, в частности, трикотажная, швейная, обувная; в пищевой промышленности — мясная и молочные отрасли.

Высокие темпы роста промышленности и других отраслей народного хозяйства обусловили быстрое развитие транспорта. В 1975 году по сравнению с 1960 годом отправление и прибытие грузов железнодорожным транспортом возросло в 2 раза, отправление речным транспортом — в 2,1 раза, а прибытие — в 3,1 раза, перевозки грузов автомобильным транспортом увеличились в 2,8 раза{Народное хозяйство Днепропетровской области з 1975 году, с. 93, 95, 96.}.

На электрифицированных участках Приднепровской железной дороги стало применяться телеуправление тяговыми подстанциями, а на основных направлениях дороги была внедрена телетайпная связь. В 1960— 1975 гг. построено 4,9 тыс. км автодорог с твердым покрытием. Их протяженность возросла до 6,2 тыс. км. Все центральные усадьбы колхозов и совхозов соединены такими дорогами с райцентрами. Все шире используется воздушный транспорт. В Днепропетровском аэропорту построено здание аэровокзального комплекса пропускной способностью 700 человек в час.

В условиях развитого социализма неизмеримо повысилась творческая активность трудящихся. Поистине всенародным стало социалистическое соревнование. В канун XXI съезда КПСС в области по примеру москвичей подняли знамя борьбы за коммунистическое отношение к труду комсомольско-молодежная бригада доменной печи № 12 завода им. Ф. Э. Дзержинского в Днепродзержинске, которой руководили мастер В. Ф. Пильтяй и старший горновой П. Т. Лигун{Радянська Україна в братній сім'ї народів СРСР, с. 190.}, а также бригада трубоэлектросварочного цеха Днепропетровского завода им. В. И. Ленина, руководимая заслуженным металлургом УССР мастером Г. А. Ситало. Уже в 1960 году за звание ударников коммунистического труда на Днепропетровщине боролось более 15 тыс. человек.

Большой отклик среди металлургов республики получил почин бригады коммунистического труда завода им. Г. И. Петровского, возглавляемой Героем Социалистического Труда П. С. Махотой, которая явилась инициатором соревнования за выпуск сверхпланового металла.

Комсомольцы и молодежь Днепропетровщины в 1960 году начали движение за личный вклад в строительство коммунизма. Эту патриотическую инициативу подхватила молодежь Киевской, Харьковской, Донецкой и других областей республики{Суспільно-політичне життя трудящих Української РСР, т. 2, с. 271, 272, 274.}.

Стремление трудящихся досрочно выполнить семилетку нашло свое выражение и в соревновании за «украинский час», инициатором которого выступили рабочие Ворошиловграда. На Днепропетровщине их почин первыми подхватили горняки шахты «Саксагань» рудоуправления им. Ф. Э. Дзержинского треста «Дзержинск-руда».

В новое движение включались бригады, цехи, целые предприятия. Одному из первых в стране в 1960 году высокое звание коллектива коммунистического труда было присвоено Днепродзержинскому коксохимическому заводу. Вскоре этой чести были удостоены шахты им. Ленина рудоуправления им. Г. К. Орджоникидзе и «Гигант» рудоуправления им. Ф. Э. Дзержинского, Днепродзержинский азотно-туковый завод, завод «Светофор» в Днепропетровске и др. В 1977 году в движении за коммунистическое отношение к труду принимали участие 987 тыс. человек. Соревнование стало школой массового трудового героизма, воспитания нового человека. В этом году звание коллективов коммунистического труда завоевали 6040 цехов, участков, отделов, 20 926 бригад, ударниками коммунистического труда стали 529 379 человек.

После XXIII съезда КПСС широко развернулось соревнование за досрочное выполнение планов восьмой пятилетки, подготовку трудовых подарков в честь 50-летия Великого Октября. Так, комплексная бригада проходчиков А. А. Ростального с шахты «Гигант-Глубокая» рудника им. Ф. Э. Дзержинского в Кривбассе в ходе предъюбилейного соревнования установила всесоюзный рекорд скоростной проходки горизонтальных шахтных выработок. В канун всенародного праздника строители сдали в эксплуатацию на Криворожском металлургическом заводе им. В. И. Ленина высокомеханизированную доменную печь № 8. На Южнотрубном заводе в Никополе развернулось массовое социалистическое соревнование между цехами, участками, отделами, сменами и бригадами за лучшую постановку рационализаторской работы. Рационализаторы и изобретатели завода встретили 50-летие Великого Октября весомым вкладом в дело технического прогресса. Экономический эффект от внедрения 2540 рационализаторских предложений и 35 изобретений составил по заводу около 3200 тыс. рублей{Никопольский Южнотрубный. Днепропетровск, 1972, с. 126.}.

За успехи в юбилейном соревновании область была награждена Памятным знаменем ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и ВЦСПС{Радянська Україна в братній сім'ї народів СРСР, с. 195.}, союзными и республиканскими знаменами отмечены также 10 передовых коллективов трудящихся промышленности.

В период подготовки к празднованию 100-летия со дня рождения В. И. Ленина всестороннюю поддержку трудящихся области получила инициатива передовых коллективов Ленинского района Днепропетровска о проведении 100-дневной ленинской трудовой вахты. Выявляя и приводя в действие неиспользованные резервы производства, трудящиеся области направляли свои усилия и творческую энергию на успешное выполнение заданий коммунистического строительства. Герой Социалистического Труда, бригадир комплексной бригады экскаваторщиков треста «Укргидроспецфундаментстрой» И. А. Галенко накануне знаменательной даты — 100-летия со дня рождения В. И. Ленина от имени своих товарищей рапортовал: «Мы обязывались с 1 октября 1068 года по 1 апреля 1970 года выполнить две нормы и сэкономить 43 тыс. руб. Повышенное социалистическое обязательство было перекрыто. Бригада дала за этот период 2,3 нормы и внесла 100 тыс. рублей в ленинский фонд экономии и свою пятилетку выполнила за 2 года и 3 месяца»{Дніпропетровщина — Батьківщині, партії. Дніпропетровськ, 1971, с. 97, 98.}.

С большим патриотическим подъемом выполняли днепропетровцы заказы для Ленинского мемориального комплекса, сооруженного в Ульяновске в честь 100-летия со дня рождения В. И. Ленина. Они отправляли на стройку металлоконструкции, трубы и другие необходимые материалы{Радянська Україна в братній сім'ї народів СРСР, с. 204.}.

Более 174 тыс. рабочих, специалистов народного хозяйства, работников науки, культуры — участников соревнования в честь 100-летия со дня рождения В. И. Ленина, награждены Ленинской юбилейной медалью. Коллективам 22 предприятий и организаций вручены Ленинские юбилейные почетные грамоты ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР, ВЦСПС, 36 коллективам — Ленинские юбилейные почетные грамоты ЦК Компартии Украины, Президиума Верховного Совета УССР, Совета Министров УССР, Укрсовпрофа{«Днепровская правда», 7 и 9 апреля 1970 г.}.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 ноября 1970 года за большие достижения в выполнении заданий пятилетнего плана по развитию народного хозяйства, и особенно отраслей тяжелой индустрии, Днепропетровская область награждена вторым орденом Ленина. За успешное выполнение заданий восьмой пятилетки орденами награждены также центры металлургической промышленности — Кривой Рог (орденом Ленина) и Днепродзержинск (орденом Трудового Красного Знамени). Ордена Ленина удостоены Криворожский металлургический завод им. В. И. Ленина, Приднепровская железная дорога, Северный горно-обогатительный комбинат им. Комсомола Украины, тресты «Днепростальконструкция», «Криворожиндустрой», «Днепросельстрой», ордена Октябрьской Революции — Нижнеднепровский трубопрокатный завод им. К. Либкнехта, ордена Трудового Красного Знамени — Днепропетровский комбайновый завод им. К. Е. Ворошилова, Всесоюзный научно-исследовательский и конструкторско-технологический институт трубной промышленности{Дніпропетровщина — Батьківщині, партії, с. 4.}.

После XXIV съезда КПСС трудящиеся Днепропетровщины с еще большей силой развернули борьбу за повышение эффективности общественного производства под девизом «Дать продукции больше, лучшего качества, с меньшими затратами!». С большим трудовым подъемом проходило социалистическое соревнование в честь 50-летия образования СССР.

За достижение наивысших результатов в этом соревновании Юбилейными почетными знаками ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и ВЦСПС награждены коллективы 31 промышленного предприятия и учреждения области. Юбилейных Почетных грамот ЦК Компартии Украины, Президиума Верховного Совета УССР, Совета Министров УССР и Укрсовпрофа удостоены 36 заводов и шахт, строительных и транспортных организаций и предприятий энергетики. Днепропетровскому агрегатному заводу и Ингулецкому горно-обогатительному комбинату Указом Президиума Верховного Совета Украинской ССР было присвоено имя 50-летия СССР{«Днепровская правда», 15 декабря 1972 г.}.

Ярким свидетельством неуклонно растущей трудовой и политической активности тружеников области явилось социалистическое соревнование за досрочное выполнение заданий девятой пятилетки. Партийные организации возглавили борьбу трудящихся за ускорение технического прогресса, повышение производительности труда, быстрейшее освоение проектных мощностей, улучшение качества продукции.

В 1972 году бригадир экскаваторщиков Южного горно-обогатительного комбината Герой Социалистического Труда коммунист В. К. Мироненко выступил с инициативой перевыполнить ранее принятое соцобязательство более чем в два раза. Вместе со свердловскими машиностроителями и товарищами по бригаде он внес в конструкцию экскаватора почти сорок усовершенствований, коренным образом перестроил организацию труда и систему обслуживания техники. В результате коллектив бригады в 1973 году отгрузил одним экскаватором свыше 2 млн. кубометров железной руды и скальной горной массы, установив три всесоюзных рекорда и перекрыв проектную производительность экскаватора в два, а среднеотраслевую — в три раза. Все члены бригады были награждены орденами. Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев тепло поздравил их с выдающимися производственными достижениями{«Дніпро», 1975, № 9, с. 7.}.

В кратчайший срок, благодаря самоотверженному труду ученых, инженеров, рабочих, была перекрыта (более чем на одну треть) проектная мощность построенного в девятой пятилетке крупнейшего в Европе стана непрерывной прокатки труб 30—102 на Никопольском южнотрубном заводе{«Зоря», 1 февраля 1976 г.}.

С энтузиазмом трудился коллектив шахтеров и ученых по высокоэффективному промышленному освоению нового угольного месторождения Западного Донбасса в особо сложных горногеологических условиях. Большой их группе, в т. ч. бригадиру проходчиков шахты Западно-Донбасская № 16/17 В. И. Бубнову, бригадиру рабочих очистного забоя шахты «Юбилейная» И. М. Глуходеду, начальнику участка шахты «Степная» И. Д. Войтовичу и другим в 1975 году присуждена Государственная премия СССР{«Правда», 7 ноября 1975 г.}.

Во время трудовой вахты в честь 30-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне коллективы большинства предприятий и организаций области, показывая образцы самоотверженного труда, успешно выполнили социалистические обязательства. Только в Днепропетровске за 30 недель ударной вахты реализовано сверх плана продукции на 34,5 млн. руб.{«Зоря», 8 мая 1975 г.}.

Президиум областного совета профсоюзов определил победителями соревнования и наградил памятным призом «За ударный труд к 30-летию Великой Победы» Днепропетровский металлургический завод им. Г. И. Петровского и Криворожскую ГРЭС-2.

Широкий размах получило социалистическое соревнование в честь XXV съезда КПСС. Область досрочно, 12 декабря, завершила выполнение пятилетнего плана по объему реализации промышленной продукции. Ее выпуск за пятилетие увеличился на 34 процента. За счет повышения производительности труда получен 91 проц. прироста объема производства. Сверх пятилетнего задания реализовано промышленной продукции на 516 млн. рублей.

За успехи, достигнутые во Всесоюзном социалистическом соревновании, область четыре раза награждалась переходящими Красными знаменами ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ, ряд городов, многие предприятия были удостоены союзных и республиканских переходящих Красных знамен, восемь коллективов отмечены памятным знаком «За трудовую доблесть в девятой пятилетке»{«Днепровская правда», 10 февраля 1976 г.}.

Огромное воодушевление, трудовой и политический подъем вызвали у трудящихся Днепропетровщины приветствия Генерального секретаря ЦК КПСС товарища Л. И. Брежнева участникам реконструкции доменной печи № 8 на Днепровском металлургическом заводе им. Ф. Э. Дзержинского, экипажам экскаваторных бригад Героев Социалистического Труда В. К. Мироненко и И. А. Галенко, горнякам рудоуправления им. Ф. Э. Дзержинского, участникам строительства доменной печи № 9 на «Криворожстали», труженикам Кривого Рога в связи с 200-летием города и награждением его орденом Трудового Красного Знамени, трудящимся Днепропетровска по случаю 30-летия освобождения города от немецко-фашистских захватчиков, а также в связи с 200-летием Днепропетровска и награждением его орденом Ленина.

На предприятиях области сложились целые трудовые династии, которые показывают пример любви к своей профессии, честного служения Родине. Еще в 1894 году чугунщиком на Брянский завод поступил И. Т. Лихорадов. Здесь познакомился с Г. И. Петровским, принимал участие в революционном движении. После Великого Октября стал мастером, затем старшим мастером завода. Иван Тихонович до самой кончины являлся членом Всеукраинского Центрального Исполнительного Комитета Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов.

По стопам отца пошли сыновья. Старший Петр Иванович начинал в механическом цехе вместе с Г. И. Петровским. У него учился токарному мастерству и ненависти к эксплуататорам. Прошел большой трудовой путь от рабочего до главного механика завода, стал коммунистом. В годы Великой Отечественной войны ковал на Урале оружие победы над фашизмом. За доблестный труд в мирное время он награжден орденом Ленина, двумя орденами «Знак Почета». Как и отец, отдал производству 45 лет. Иван Иванович Лихорадов работал слесарем-инструментальщиком, контролером ОТК, заместителем парторга. Его трудовой стаж исчисляется 44 годами.

Сыновья Петра Ивановича также начинали на «Петровке». Старший, Владимир Петрович, ныне — заместитель директора завода им. В. И. Ленина, младший, Анатолий Петрович,— заместитель министра черной металлургии СССР.

Трудится на заводе им. Г. И. Петровского и четвертое поколение Лихорадовых. Сын Владимира Петровича — Валерий Владимирович — слесарем, сын Анатолия Петровича — Вадим Анатольевич — мастером рельсобалочного цеха. У рабочей династии Лихорадовых — свыше 300 лет трудового стажа.

В Днепродзержинске известностью пользуются трудовые династии металлургов Гуд, в Кривом Роге — машиностроителей Чуприных, в Марганце — экскаваторщиков Напалюк.

В результате постоянной заботы Коммунистической партии и Советского правительства о развитии сельскохозяйственного производства продолжала укрепляться экономика колхозов и совхозов области, увеличивались производство и заготовки продуктов сельского хозяйства, возрастал уровень рентабельности всех его отраслей. В области в 1975 году было 313 колхозов и 104 совхоза{Украинская ССР в цифрах в 1975 году. К., 1976, с. 74, 75.}. Валовая продукция сельского хозяйства в сопоставимых ценах увеличилась до 1058,0 млн. руб.{Народне господарство Дніпропетровської області. Донецьк, 1966, с. 69; Народне господарство Дніпропетровської області в 1970 році, с. 49; Народное хозяйство Днепропетровской области в 1975 году, с. 45.}, в 1976 году валовая продукция 288 колхозов и 102 совхозов составила 1,5 млрд. руб.

Создание экономических условий, стимулирующих рост производства, увеличение капиталовложений, осуществление комплексной программы механизации, химизации сельского хозяйства, развитие сельскохозяйственной науки, совершенствование форм организации и управления способствовали ускоренному развитию сельскохозяйственного производства.

За 1965—1975 годы капиталовложения в сельскохозяйственное производство области составили около 1,5 млрд. руб.— примерно столько, сколько было направлено на эти цели за предшествующие 20 лет{Курсом мартовского Пленума. М., 1975, с. 333.}.

Значительно возросла энерговооруженность сельского хозяйства. Накануне 50-летия Великого Октября Днепропетровщина одной из первых в республике стала областью сплошной электрификации. Только за годы девятой пятилетки колхозы и совхозы получили 13,2 тыс. тракторов, 5,9 тыс. грузовых автомобилей, 8,2 тыс. комбайнов и много другой техники{Народное хозяйство Днепропетровской области в 1975 году, с. 50.}. Внесение минеральных удобрений на один гектар пашни повысилось более чем в два раза{Там же, с. 61.}.

Вокруг городов и промышленных центров созданы оросительные системы — Криворожская, Никопольская, Баглейская, Фрунзенская. Если в 1960 году площади орошаемых земель составляли 22,7 тыс. га, в 1965 году — 61,5 тыс., то в 1975 году — увеличились до 172,9 тыс. га{Народне господарство Дніпропетровської області в 1970 році, с. 59; Народное хозяйство Днепропетровской области в 1975 году, с. 62.}, а в 1977 году — до 189,2 тыс. га.

Широкое распространение получил опыт Марьинского района Донецкой области по строительству и использованию орошаемых участков в колхозах и совхозах. Особенно больших успехов добились в этом труженики сел Павлоградского района, где за короткое время построено 55 оросительных бассейнов, а всего в области их 163{Курсом мартовского Пленума, с. 336.}.

На основе совершенствования структуры посевных площадей, эффективного использования удобрений, внедрения высокопродуктивных сортов, улучшения агротехники повышалась урожайность зерновых культур. Если в 1961—1965 гг. средняя урожайность зерновых по области составляла 17,4 цнт, то в 1971—1975 гг. она достигла 24,6 цнт с гектара. Это дало возможность повысить среднегодовую продажу зерна государству с 848 тыс. до 910 тыс. тонн{Украинская ССР в цифрах в 1975 году, с. 89, 118.}.

Значительными достижениями встретили труженики села 50-летие Великого Октября. В честь славного юбилея пять колхозов и совхозов области за успехи в производстве и продаже государству сельскохозяйственной продукции были награждены памятными Красными знаменами ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и ВЦСПС. В социалистическом соревновании в честь 100-летия со дня рождения В. И. Ленина особенно высоких результатов добились совхоз им. Г. М. Димитрова и колхоз им. С. М. Кирова Апостоловского района, колхозы «Россия» Верхнеднепровского района, «За мир» Магдалиновского района, «Прогрес» Солонянского района, совхоз «Калинівський» и колхоз им. XXII съезда партии Широковского района. Они удостоены Ленинских юбилейных почетных грамот ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и ВЦСПС, пять хозяйств — республиканских Ленинских юбилейных почетных грамот. Более 16 тыс. колхозников были награждены Ленинской юбилейной медалью. Победители социалистического соревнования за достойную встречу 50-летия образования Союза ССР — колхозы им. Калинина Новомосковского района и «Україна» Павлоградского района, Пятихатская птицефабрика и другие награждены Юбилейными почетными знаками ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и ВЦСПС, а колхозы им. Кирова Апостоловского района, им. Калинина Широковского района и Новомосковский племптицесовхоз-репродуктор — республиканскими Юбилейными Почетными грамотами.

Крупными успехами увенчался труд работников сельского хозяйства области в 1973 и 1974 годах. Так, в 1973 году впервые был получен урожай зерновых в среднем по 31,7 цнт с гектара, в 1974 году средняя урожайность составила 30,7 цнт. Два года подряд область первой в стране рапортовала о выполнении социалистических обязательств по продаже хлеба государству{«Днепровская правда», 10 октября 1973 г., 3 августа 1974 г.}. В закрома Родины в 1973 году она засыпала 1406,7 тыс. тонн и в 1974 году —1417,5 тыс. тонн зерна.

В битве за хлеб прославились многие передовики колхозного производства. Так, комбайнер колхоза им. XX съезда КПСС Криничанского района А. А. Дяченко на ударной жатве 1974 года скосил 741 га и намолотил 2329 тонн пшеницы.

До 30 проц. в валовом сборе зерна занимает кукуруза, являющаяся одним из основных источников создания прочной кормовой базы. Растет урожайность этой культуры. Механизированные звенья Героя Социалистического Труда С. И. Абрамова из колхоза «1 Травня» Апостоловского района, Н. М. Столяренко из колхоза им. Дзержинского Павлоградского района, И. Ф. Снитки из колхоза им. Суворова Магдалиновского района получили в 1973 году более 100 цнт зерна кукурузы с гектара. 165 звеньев собрали по 50 и более центнеров. В среднем по области было получено по 33 цнт зерна кукурузы. Для победителей соревнования обком партии и облисполком учредили приз им. Марка Озерного. Увеличивалось производство и других культур. Все больше переводится на индустриальную основу животноводство области. Так, после мартовского (1965 года) Пленума ЦК КПСС за 1965—1975 гг. уровень механизации работ на животноводческих фермах в колхозах и совхозах области повысился по доению коров c 34 проц. до 85 проц., подача воды — c 84 проц. до 98 проц., раздача кормов — с 13 проц. до 47 проц., очистка помещений — с 15 проц. до 59 процентов{Народное хозяйство Днепропетровской области в 1975 году, с. 17, 18, 64.}.

В социалистическом соревновании животноводов высоких показателей добились доярка М. И. Киселева из племсовхоза «Червоний шахтар» Криворожского района, надоившая в 1975 году по 5465 кг молока от каждой коровы, А. Л. Гвоздева из опытной станции животноводства Днепропетровского района, получившая по 5330 кг, Н. А. Литвиненко из колхоза им. Калинина Царичанского района — по 5146 кг молока. В 1972 году ЦК Компартии Украины, изучив опыт работы партийных организаций области по повышению эффективности использования техники на животноводческих фермах, рекомендовал его для широкого внедрения по всей республике.

Особое внимание уделялось специализации, концентрации и межхозяйственной кооперации, как важнейшему пути интенсификации сельского хозяйства. К 1977 году на производстве мяса крупного рогатого скота и свиней специализировались 54 хозяйства, на производстве яиц и мяса птицы — 44, молока — 224, шерсти — 10, на выращивании нетелей — 19 хозяйств. Большие успехи были достигнуты птицефабриками и птицесовхозами, созданными в 1964 году на базе колхозов{«Днепровская правда», 28 августа 1976 г.}. В результате резко возросли государственные закупки продуктов животноводства. Если в 1961—1965 гг. в среднем за год заготовлялось 96 тыс. тонн мяса скота и птицы (в живом весе), 491 тыс. тонн молока и 123 млн. штук яиц, то в годы девятой пятилетки ежегодные государственные закупки возросли до 170 тыс. тонн мяса скота и птицы, 828 тыс. тонн молока, 433 млн. штук яиц{Украинская ССР в цифрах в 1975 году, с. 120, 121.}.

Только за 1959—1976 гг. орденами и медалями награждено 18 470 работников сельского хозяйства. В послевоенные годы 137 труженикам села присвоено звание Героя Социалистического Труда. Добрая слава идет о хлеборобских династиях Шуляковых в Никопольском, Таранов — в Павлоградском, Кальмусов — в Днепропетровском районах.

Успехам сельскохозяйственного производства способствовало улучшение работы с кадрами. Так, удельный вес специалистов с высшим и средним специальным образованием, возглавивших колхозы, увеличился с 64,3 проц. в 1958 году до 82,8 в 1965 году{Народне господарство Дніпропетровської області. Донецьк, 1966, с. 133.}, а в 1976 году достиг 97,2 проц. Если в 1965 году на один колхоз приходилось 7 дипломированных специалистов, то к 1975 году их количество возросло до 17—18.

Уделялось внимание подготовке квалифицированных кадров массовых профессий. С 1966 по 1976 год численность трактористов, комбайнеров и шоферов в колхозах и совхозах возросла с 37,7 тыс. до 43,7 тыс. человек{Народное хозяйство Днепропетровской области в 1975 году, с. 84, 110.}.

В первых рядах неутомимых тружеников полей и ферм, так же, как и в промышленности, на транспорте, в других отраслях хозяйства, шли коммунисты. В повышение их авангардной роли большой вклад внесла областная партийная организация, которую более 10 лет, с 1965 по 1976 год, возглавлял член ЦК КПСС, член Политбюро ЦК Компартии Украины А. Ф. Ватченко, ныне Председатель Президиума Верховного Совета УССР.

Большую помощь в укреплении материально-технической базы колхозов и совхозов оказывал рабочий класс области. Только за 1971—1973 гг. шефствующими предприятиями и организациями Днепропетровска, Днепродзержинска, Кривого Рога, Павлограда, Никополя и других городов введено в действие свыше 9 тыс. га орошаемых земель, 485 объектов, в т. ч. 29 ремонтных мастерских, изготовлено на 8,5 млн. руб. запасных частей и различного оборудования. Традиционной стала помощь колхозам и совхозам в страдную пору. Повысилась роль партийных организаций городов в массово-политической и воспитательной работе на селе. Прочные деловые связи установились, например, между трудящимися Кировского района Днепропетровска и Покровского района области. С помощью шефов в колхозах и совхозах района с 1965 по 1973 год освоено 2,8 тыс. га орошаемых земель, построено более 150 объектов. По инициативе предприятий Днепропетровска и Кривого Рога в овоще-молочных хозяйствах начато строительство лагерей труда и отдыха. К 1976 году их построено 39{Курсом мартовского Пленума, с. 340.}.

В борьбе за выполнение планов коммунистического строительства все более прочным становится идейно-политическое единство советского общества, крепнет нерушимая дружба народов СССР. Братская помощь других республик и областей играет огромную роль в подъеме народного хозяйства области. Из Донбасса область получает коксующийся уголь, огнеупорные материалы, флюсы, соль, из Прибалтики — электроды, радиоприемники, из северных областей РСФСР и Белоруссии — лес, деревянные и другие изделия.

Только в поставках техники для села участвуют более 200 предприятий страны. Из Москвы, Ленинграда, Горького, Ростова-на-Дону, Таганрога, Липецка, Владимира, Ульяновска и других городов Российской Федерации поступают тракторы, комбайны, автомашины, культиваторы, косилки, стогометатели. Заводы Киева, Харькова, Херсона направляют бульдозеры, комбайны, силосоуборочные комбайны посылает Белоруссия, автомашины и дождевальные установки — Грузия, доильные агрегаты и транспортеры — Латвия, корнерезки и агрегаты для приготовления витаминной муки — Литва. Предприятия Узбекистана поставляют канавокопатели, Азербайджана — свеклоподъемники, Армении и Киргизии — насосы. Из Молдавии поступают тракторы, из Таджикистана — автомашины, из Казахстана — прицепы, из Эстонии — бороны.

В то же время металл, железную и марганцевую руду из Днепропетровской области получают машиностроительные заводы большинства областей Украины, центральных областей Российской Федерации, Прибалтики, Белоруссии, Молдавии. Кроме того, из области в братские республики отправляются металлургическое и горнорудное оборудование, тракторы, свеклоуборочные комбайны, прессы, деревообрабатывающие станки, холодильники, радиоприемники, шины, минеральные удобрения, каолин, продукция пищевой промышленности, сельскохозяйственное сырье.

Трудовым достижениям способствуют также социалистическое соревнование и взаимопомощь тружеников Днепропетровщины и коллективов Свердловской, Саратовской и Запорожской областей, металлургов Днепродзержинска и Рустави, трубников Никополя и Сумгаита, горняков Марганца и Чиатуры, коллективов рудников им. Ф. Э. Дзержинского в Кривбассе и «Урал-руды».

«Днепропетровщина, как и вся наша республика, все братские республики, развивается как органическая часть единого народнохозяйственного комплекса страны»{«Днепровская правда», 25 февраля 1973 г.},— подчеркивал первый секретарь ЦК Компартии Украины В. В. Щербицкий при вручении области ордена Ленина в 1973 году.

При помощи трудящихся братских республик и особенно РСФСР построены Днепродзержинская ГЭС, а также Приднепровская и Криворожская тепловые электростанции{Індустріально-колгоспна Україна. К., 1972, с. 134.}. Настоящей всесоюзной ударной стройкой стала крупнейшая в мире доменная печь № 9 на Криворожском металлургическом заводе им. В. И. Ленина объемом 5 тыс. кубометров и производительностью 4 млн. тонн чугуна в год, строительство которой было начато в 1972 году. В 1974 году домна стала давать чугун. Проектирование этого сложнейшего металлургического комплекса осуществляли 59 проектно-конструкторских организаций, а изготовление и поставки оборудования и материалов — 1850 предприятий из всех республик страны. В ее сооружении приняли участие представители 35 национальностей{«Днепровская правда», 31 декабря 1974 г.}.

Делу интернационального единства, укреплению мира служат экономические связи Днепропетровщины с зарубежными странами. Только в 1976 году продукция 74 предприятий на сумму более 830 млн. рублей отправлялась в 56 стран мира.

Так, трубы Днепропетровского завода им. В. И. Ленина экспортируются в 34 страны, в т. ч. в Чехословакию, ГДР, Польшу, Болгарию, Венгрию, Румынию, Англию, Швецию, Италию, Данию, Индию, Боливию, Гвинею. Днепропетровский завод металлургического оборудования поставляет в Швецию, Францию, Турцию, Индию и другие страны вагоноопрокидыватели, шлаковозы, машины для отбора проб газа, холодильные плиты и другое оборудование. В 26 стран поступают трубы и цельнокатаные колеса с Нижнеднепровского трубопрокатного завода им. К. Либкнехта, в 20 стран отправляет различные деревообрабатывающие станки Днепропетровский станкостроительный завод. С каждым годом увеличивается количество изделий, пользующихся спросом на мировом рынке. Только в 1971—1976 гг. предприятия Днепропетровской области экспонировали промышленные изделия на 130 международных выставках и ярмарках в 51 городе мира — Лейпциге, Познани, Пловдиве, Брно, Будапеште, Бухаресте, Загребе, Вене, Каире, Тегеране, Милане, Алжире, Риме, Копенгагене, Токио, Мехико и других. Подъем экономики и культуры определил значительный рост в послевоенные годы крупных промышленных центров области — городов Днепропетровска, Кривого Рога, Днепродзержинска, Никополя, Павлограда, Новомосковска, вызвал появление новых городов — Орджоникидзе, Желтых Вод, Приднепровска, Вольногорска, Першотравенска, Терновки. Число городов выросло с 9 до 18, поселков городского типа — с 30 до 54. Укрупнились сельские районы, сельсоветы. Благодаря постоянной заботе Коммунистической партии и Советского правительства из года в год неуклонно повышается благосостояние трудящихся, растет их культурный уровень. Среднемесячная заработная плата рабочих и служащих возросла с 99,0 руб. в 1965 году до 147 руб. в 1976 году{Народное хозяйство Днепропетровской области в 1975 году, с. 111; «Днепр вечерний», 1 февраля 1977 г.}. Оплата труда колхозников в 1965—1976 гг. увеличилась более чем в 1,6 раза и составляет 102 рубля. Кроме того, за счет общественных фондов потребления доходы трудящихся только в девятой пятилетке возросли почти в полтора раза{«Днепр вечерний», 19 января 1976 г.}. Одним из показателей роста благосостояния населения является увеличение средств на выплату пенсий и пособий. Число лиц, получающих пенсию, к концу 1975 года составило 634,5 тыс., в т. ч. колхозников — 161,7 тысячи{Народное хозяйство Днепропетровской области в 1975 году, с. 123.}.

О неуклонном повышении жизненного уровня трудящихся свидетельствует и развитие торговли в области, укрепление ее материально-технической базы. Количество предприятий розничной торговли в 1958—1975 гг. возросло с 6,7 до 9 тыс., а предприятий общественного питания — с 1,7 до 3,6 тыс. Общий объем государственной и кооперативной торговли за 1960—1976 гг. увеличился почти в три раза и достиг 2,9 млрд. руб.{Народне господарство Дніпропетровської області. Донецьк, 1966, с. 209; Народное хозяйство Днепропетровской области в 1975 году, с. 127; «Днепр вечерний», 1 февраля 1977 г.}. Наряду с количественным ростом товарооборота меняется его структура, характеризующая изменение потребностей населения. В последние годы резко увеличилась продажа автомобилей, мотоциклов, холодильников, стиральных машин, пылесосов. Большое внимание в последние годы уделяется улучшению быта тружеников города и села. Объем бытовых услуг на душу населения возрос в 1965—1975 гг. с 8,20 до 27,73 руб. Основными видами бытового обслуживания сельских тружеников стали ремонт телевизоров, холодильников и другой сложной бытовой техники, различные коммунальные услуги по ремонту и строительству жилья, обучение детей музыке и др. Во всем этом находят свое выражение новые социальные явления в жизни сегодняшнего села.

С каждым годом улучшаются жилищные условия трудящихся. Особенно высокими темпами ведется жилищное строительство с конца 50-х годов в связи с созданием мощной строительной базы. Если в 1951—1955 гг. в городах и сельской местности было введено в эксплуатацию около 3,3 млн. кв. метров жилья, то в 1971— 1975 гг.— более 7,8 млн. За девятую пятилетку в новые дома переселились и улучшили жилищные условия почти 633,9 тыс. человек. В течение 25 лет (1951—1975) в области введено в эксплуатацию 33,8 млн. кв. метров жилой площади. Только в 1976 году в области построено 38 тыс. квартир и индивидуальных домов площадью 1,7 млн. кв. метров.

Значительно улучшилось благоустройство населенных пунктов Днепропетровщины. Города украсились новыми архитектурными ансамблями, в них появились новые улицы, площади, жилые массивы. Только в областном центре выросли благоустроенные жилые массивы — Победа, Солнечный, Красный Камень, Тополь и др. На левобережье Днепра возводится новый район Днепродзержинска, растут жилые массивы в Кривом Роге, Никополе, Павлограде и других городах. При этом в крупных городах области преобладает строительство крупнопанельных 9-этажных домов улучшенной планировки и домов повышенной этажности (12 и более этажей). Высокими темпами ведется газификация населенных пунктов. К концу 1976 года получили газоснабжение 55 городов и поселков городского типа, газифицировано 796,2 тыс. квартир. Во всех городах имеются водопроводы общей протяженностью более 2,7 тыс. км. Введен в эксплуатацию районный Аульский водопровод мощностью 350 тыс. кубометров воды в сутки, обеспечивающий водой население Днепропетровска, Днепродзержинска и окрестных сел. Расширяется водопроводная сеть в Кривом Роге, Марганце, Орджоникидзе и Пятихатках. Подана вода в райцентры — Кринички, Межевую, Соленое, Софиевку, Томаковку, Широкое. Дальнейшее развитие получил городской электротранспорт: троллейбусный и трамвайный — в Днепропетровске, Кривом Роге, трамвайный — в Днепродзержинске. Протяженность троллейбусных линий возросла к 1976 году до 349,3 км, а трамвайных — до 306 км{Народное хозяйство Днепропетровской области в 1975 году, С. 99, 112, 113, 115, 125.}.

С каждым годом изменяется облик сельских населенных пунктов. Все они электрифицированы и радиофицированы, застроены преимущественно кирпичными домами, во многих из них проложены дороги и тротуары с твердым покрытием, имеются газ, водопровод, расширяется сеть школ, детских садов и яслей, магазинов, столовых и кафе, предприятий бытового обслуживания, ведутся большие работы по озеленению. Неузнаваемым за послевоенные годы стало село Новоалександровка Синельниковского района. Здесь построено много новых жилых домов, в т. ч. двухэтажных, клуб с залом на 400 мест, школа на 392 ученических места, столовая, гостиница, комбинат бытового обслуживания, два магазина, заасфальтированы дорога и тротуары, проведены водопровод и канализация. В 1975 году на Всесоюзном смотре-конкурсе на лучшую комплексную застройку и благоустройство сельских населенных пунктов село получило вторую премию. Столь же значительные перемены в застройке и благоустройстве произошли в селах Анно-Зачатовке Криничанского района, Булаховке Павлоградского района, Василевке Солонянского района, Высшетарасовке Томаковского района, Покровском Никопольского района и других.

Большое внимание уделяется развитию здравоохранения, оказанию медицинской помощи населению. За 1960—1976 гг. численность врачей и среднего медперсонала увеличилась почти вдвое. На 10 тыс. населения приходится 34,2 врача, что значительно больше, чем в любой развитой капиталистической стране. Количество больничных коек лишь за последние 16 лет возросло с 24,6 до 44,7 тыс. В области — 30 санаториев и домов отдыха, в которых могут одновременно отдыхать и лечиться около 5 тыс. трудящихся{Народне господарство Дніпропетровської області в 1970 році, с. 165; Народное хозяйство Днепропетровской области в 1975 году, с. 100, 120, 121.}. Расширяется и благоустраивается сеть пионерских и школьных лагерей, в которых только в 1977 году отдыхало более 188 тыс. детей{«Днепровская правда», 7 февраля 1976 г.}. Проявлением постоянной заботы о подрастающем поколении является также широкое строительство дошкольных учреждений, количество которых к 1976 году достигло 1483, а число детей в них — до 175,2 тысячи{Народне господарство Дніпропетровської області. Донецьк, 1966, с. 201; Народное хозяйство Днепропетровской области в 1975 году, с. 149.}.

Органы народного образования, опираясь на постоянную помощь партийных организаций, Советов народных депутатов, много внимания уделяют дальнейшему совершенствованию системы образования в соответствии с потребностями развития экономики, науки и культуры в эпоху научно-технической революции. Значительная работа проведена по переходу ко всеобщему среднему образованию. В 1966 году в школы области поступило 57 тыс. детей, в 1976 году среднюю школу окончило почти 32 тыс. человек, основные факультеты техникумов — около 12 тыс., профтехучилища, дающие среднее образование,— свыше 4 тыс., вечерние средние школы — более 14 тыс. человек. Всего в 1977/78 учебном году в 1240 школах области училось почти 548 тыс. человек, работало свыше 31 тыс. учителей. Большое внимание уделялось укреплению материальной базы учебных заведений. За 1951—1977 годы введены в строй 1023 новые школы на 387,5 тыс. ученических мест, в т. ч. в селах — 677 школ на 151,5 тыс. мест. За достигнутые успехи в подготовке школ, дошкольных и других детских учреждений к учебному году область дважды — в 1974 и 1975 годах — награждалась переходящим Красным знаменем Совета Министров УССР и Укрсовпрофа.

Важным источником подготовки кадров для народного хозяйства являются 70 училищ (в т. ч. девять сельских) и школ профтехобразования, в которых приобретают специальность 42,9 тыс. человек, из них 4,2 тыс.—  в сельских училищах (в 1966 году было 47 училищ и школ с количеством учащихся 19,3 тыс.). Более половины из них дают среднее образование{Народное хозяйство Днепропетровской области в 1975 году, с. 154.}.

Непрерывно развивается и совершенствуется сети высшего и среднего специального образования. За 1951—1977 гг. количество техникумов в области увеличилось с 35 до 70, а число учащихся — более чем в 5 раз. За эти годы численность студентов возросла более чем в четыре раза. За последние 10 лет (1966—1975 гг.) вузами и техникумами области подготовлено для различных отраслей народного хозяйства 101,9 тыс. специалистов с высшим и 220,7 тыс. — со средним специальным образованием{Народне господарство Дніпропетровської області в 1970 році, с. 155, 158; Народное хозяйство Днепропетровской области в 1975 году, с. 151, 153.} более чем по 150 профилям. Значительно окрепла материальная база вузов и техникумов: за годы девятой пятилетки построено 29 учебно-лабораторных корпусов, в т. ч. первая очередь университетского комплекса, здания сельскохозяйственного и химико-технологического институтов, 30 общежитий.

Увеличение количества лечебных учреждений и школ, совершенствование системы здравоохранения и народного просвещения, осуществление всеобщего среднего обязательного образования, развитие профессионально-технического, среднего специального и высшего образования в области являются конкретным свидетельством использования трудящимися прав на охрану здоровья и образование, записанных в Конституции (Основном Законе) Союза Советских Социалистических Республик.

В 1965 году в областном центре создан научный центр Академии наук УССР.

К 1977 году в области работало 11 высших учебных заведений, ряд научно-исследовательских институтов. В вузах и научно-исследовательских институтах трудятся академики Академии наук УССР В. С. Будник, В. А. Лазарян, Г. М. Малахов, В. И. Моссаковский, З. И. Некрасов, Н. С. Поляков, К. Ф. Стародубов, академик ВАСХНИЛ Б. П. Соколов, члены-корреспонденты Академии наук Украинской ССР Ф. А. Абрамов, Н. Ф. Герасюта, Г. Г. Ефименко, В. М. Ковтуненко, С. Н. Кожевников, М. А. Лошкарев, П. П. Нестеров, В. Н. Потураев, Ю. Н. Таран-Жовнир, А. А. Шевченко, А. З. Широков, члены-корреспонденты ВАСХНИЛ П. И. Сусидко, Д. С. Филев. Всего в области около 13 тыс. научных работников. Среди ученых — 324 доктора и 3729 кандидатов наук — представителей почти всех направлений и отраслей современной советской науки.

Изменилась и научная «география» области: вузы и научно-исследовательские учреждения действуют не только в областном центре, но и в Кривом Роге, Днепродзержинске и других городах. Активно привлекаются к исследовательской работе передовики и новаторы производства. Так, творческое содружество ученых Криворожского горнорудного и Днепропетровского горного институтов с коллективами шахт «Гигант» и «Большевик» дало возможность добиться рекордной добычи железной руды{В. И. Полурез. Деятельность КПСС по повышению эффективности промышленного производства в условиях развитого социализма. К., 1974, с. 120.}. Работники Криворожского горнорудного института вместе с учеными Института горного дела Сибирского отделения Академии паук СССР и производственниками Кузнецкого металлургического комбината разработали научные основы создания и внедрения высокопроизводительных механизмов для бурения скважин в подземных условиях. За участие в этой работе доценты Криворожского горнорудного института С. Ф. Бабенко и А. К. Сидоренко в 1966 году удостоены Ленинской премии{В. Ю. Маланчук, В. М. Попов, А. Н. Новомінський. Вища школа УРСР. Здобутки і перспективи. К., 1971, с. 34, 35.}. Лауреатами Ленинской премии стали 10 работников Всесоюзного научно-исследовательского института трубной промышленности, 13 — присуждена Государственная премия СССР.

Только в годы девятой пятилетки за достижения в области науки и техники 72 человека удостоены Ленинской премии, Государственных премий СССР и УССР.

Весомый вклад вносят ученые области в интенсификацию сельского хозяйства. Селекционер А. М. Мироненко вывел новые сорта озимой пшеницы. По инициативе Днепропетровского сельскохозяйственного института развернулась работа по рекультивации земель в местах, где завершена разработка полезных ископаемых. Первые такие опыты проведены в карьерах Орджоникидзевского горно-обогатительного комбината.

Удовлетворению духовных запросов трудящихся, обеспечению их конституционного права на пользование достижениями культуры служит непрерывно расширяющаяся сеть театров, музеев, клубов, библиотек. В области работают шесть театров, в т. ч. открытый в конце 1974 года Днепропетровский государственный театр оперы и балета. Для театра сооружено новое современное здание со зрительным залом на 1200 мест. Оперные и балетные спектакли театра завоевали признание широких масс трудящихся. В 1977 году его труппа успешно выступала с творческим отчетом перед зрителями Москвы. В областном центре функционируют также театры — украинский музыкально-драматический им. Т. Г. Шевченко, русский драматический им. М. Горького (в 1977 году отметил свое 50-летие), созданный в 1970 году театр юного зрителя им. Ленинского комсомола, а также созданный в 1938 году кукольный театр, в Кривом Роге — украинский музыкально-драматический театр им. Т. Г. Шевченко. Ежегодно свои лучшие спектакли театры области показывают во многих городах Украины и братских республик, в Киеве и Москве. В 1951 году спектакль Днепропетровского театра им. Т. Г. Шевченко «Навеки вместе» был удостоен Государственной премии СССР. Республиканской премией им. Николая Островского отмечен в 1972 году спектакль театра юного зрителя «Бурей рожденные». Только в 1971—1976 гг. театры области побывали на гастролях в Свердловске, Новосибирске, Саратове, Кемерове, Ростове-на-Дону, Уфе, Омске, Казани, Курске, Кишиневе, Риге, Таллине, Бресте, Тирасполе, Львове, Николаеве, Донецке, Ворошиловграде, Чернигове, Виннице, Ивано-Франковске, Черновцах и других городах страны. Жители Днепропетровска, Кривого Рога, Днепродзержинска и других городов области имеют возможность знакомиться с искусством мастеров сцены многих городов Украины и братских республик. В 1971—1977 гг., например, область посетили драматические театры из Москвы, Ленинграда, Риги, Новосибирска, Саратова, Волгограда, Владимира, Рязани, Челябинска, Гомеля, Актюбинска, Харькова, Львова, Донецка, Симферополя и других городов. В 1977 году трудящиеся промышленных центров области познакомились с искусством мастеров Киевского государственного академического украинского драматического театра им. И. Я. Франко. Большую работу по пропаганде музыкального искусства среди жителей области проводит областная филармония. В ее составе — симфонический оркестр, ансамбль песни и танца «Славутич», вокально-инструментальный ансамбль «Водограй», эстрадные коллективы, солисты. В течение последних лот лекторием филармонии проведено много лекций-концертов на предприятиях, стройках, в колхозах и совхозах области. В зале филармонии, во дворцах культуры предприятий области выступают крупнейшие музыканты и певцы Советского Союза.

Композитор, народный артист СССР А. Я. Штогаренко родной Днепропетровщине, ее славному настоящему и революционному прошлому посвятил написанную к 50-летию Октябрьской революции музыкальную повесть для хора и оркестра «Путями Октября», впервые исполненную хором Дворца культуры железнодорожников и симфоническим оркестром областной филармонии, и кантату к 200-летию Днепропетровска, которая прозвучала в юбилейном концерте.

Значительную работу проводят областные отделения творческих союзов республики — писателей, художников, журналистов, композиторов, театрального и музыкального обществ.

Днепропетровское отделение Союза писателей Украины насчитывает 35 писателей. Читатели хорошо знают произведения Ф. Д. Залаты, А. И. Былинова, С. Р. Бурлакова, Е. А. Карпенко, В. Ф. Коржа, А. Г. Крылова, М. П. Нечая, И. П. Пуппо, М. С. Селезнева, П. З. Шаповала и др. В области функционируют также 19 литературных объединений и студий. В 1971 году с большим успехом прошли на Днепропетровщине декады русской, украинской, а в 1975 году — белорусской литератур. Тепло встречали трудящиеся области выступления литераторов и деятелей искусств Свердловской и Саратовской областей во время недели дружбы, посвященной 60-летию Великого Октября, которая проводилась в области в мае 1977 года.

В Днепропетровском отделении Союза художников — 65 живописцев, графиков, скульпторов, среди них — А. В. Васякин, А. И. Жирадков, М. А. Кокин, Ф. С. Панко, Н. И. Родзин, А. С. Ткач, К. И. Чеканев и другие. Только за годы девятой пятилетки работы художников области демонстрировались на 150 выставках, в т. ч. на 10 выставках в Киеве. XXV съезду КПСС художники области посвятили выставку «Слава труду», на которой экспонировалось свыше 200 произведений, героями большинства из них были ударники девятой пятилетки — строители 9-й домны «Криворожстали», канала Днепр — Донбасс, рабочие заводов, колхозники. В творческих организациях области — 9 народных артистов и 5 заслуженных деятелей искусств УССР, 40 заслуженных артистов и 50 заслуженных работников культуры республики. Артистке Днепропетровского театра оперы и балета Н. А. Суржиной в 1977 году присвоено звание народной артистки СССР; главный художник театра — народный художник СССР А. В. Арефьев.

Все возрастающие потребности в кадрах художников-оформителей, художников-дизайнеров, преподавателей художественных школ и студий изобразительного искусства при дворцах культуры удовлетворяет Днепропетровское художественное училище. Работников для дворцов культуры и клубов, артистов драматических театров готовят Днепропетровское культурно-просветительное и театральное училища, музыкантов-исполнителей и педагогов детских музыкальных школ — музыкальные училища в Днепропетровске, Днепродзержинске и Кривом Роге.

Небывалого расцвета достигло самодеятельное творчество. В 1977 году в области насчитывалось 18,4 тыс. коллективов художественной самодеятельности с числом участников 387 тыс. человек. 47 коллективам присвоено звание народных, трем самодеятельным ансамблям — звание заслуженных коллективов республики. Не только в стране, но и за ее пределами известны заслуженный ансамбль танца УССР «Дніпро», заслуженная капелла бандуристов УССР завода им. Ф. Э. Дзержинского в Днепродзержинске. В 1967 году звания заслуженного ансамбля танца УССР удостоен танцевальный коллектив «Дружба» завода им. Г. И. Петровского. Популярностью пользуются лауреаты областных и республиканских фестивалей — Царичанская, Синельниковская и Петропавловская народные хоровые капеллы. В 1973 году свое 60-летие отметил Широковский народный театр, в 1975 году — 50-летие — народный театр села Высшетарасовки Томаковского района. В праздник народных талантов вылились областные фестивали художественной самодеятельности, посвященные 50-летию Великого Октября и 100-летию со дня рождения В. И. Ленина. Новым творческим подъемом было отмечено участие коллективов художественной самодеятельности области во Всесоюзном фестивале самодеятельного художественного творчества трудящихся. В смотрах-конкурсах третьего тура, состоявшегося в Днепропетровске в январе 1977 года, приняли участие 190 коллективов.

Значительно обновились формы и характер традиционных видов народного искусства, в частности декоративно-прикладного. Мастера Петриковки, развивая на профессиональной основе давние народные традиции, создают произведения, обогащающие украинское искусство. Изделия фабрики «Дружба» и декоративные росписи экспериментального цеха художественного фонда УССР, работающих в селе, с огромным успехом экспонируются на республиканских, всесоюзных и зарубежных выставках, на крупнейших международных ярмарках.

Четырнадцать петриковцев стали членами Союза художников Украины. Произведения Т. А. Паты, которая была удостоена почетного звания заслуженного мастера народного творчества Украинской ССР, ее последователей и учеников украшают экспозиции многих музеев. Мотивы самобытного петриковского искусства используются в художественной промышленности, в полиграфии.

В области — 1025 клубных учреждений, 1126 массовых библиотек. Книжные фонды массовых библиотек выросли в 1960—1977 гг. на 8 млн. экземпляров и составляют ныне 19,4 млн. Число киноустановок с 1950 года возросло почти в три раза. Большинство из них размещены в новых, хорошо оборудованных зданиях кинотеатров, дворцов культуры, клубов.

Широкую культурно-просветительную работу проводят музеи области. Днепропетровский исторический музей им. Д. И. Яворницкого — один из крупнейших в республике 1— располагает богатой коллекцией исторических, археологических, этнографических материалов. Здесь представлены образцы народного декоративно-прикладного искусства области. В 1977 году закончена его реконструкция, созданы новые экспозиции, отдел истории религии и атеизма. Музей ведет большую пропагандистскую, общественную и научную работу. К 30-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне здесь открыта крупнейшая в стране диорама «Битва за Днепр». В Днепропетровском художественном музее представлены лучшие произведения художников Днепропетровщины, а также работы многих русских и украинских мастеров. Его сотрудники помимо экскурсионной работы в залах музея многое делают для эстетического воспитания трудящихся, организуют ежегодно по нескольку художественных выставок, в т. ч. передвижных, в селах области.

Большую воспитательную работу ведут также музей истории города Днепродзержинска, Криворожский и Никопольский краеведческие музеи. Популярность завоевал Павлоградскнй историко-революционный музей, награжденный в 1963 году Почетной грамотой Министерства культуры СССР и ЦК профсоюза работников культуры. В 1976 году постановлением Совета Министров УССР на его базе создан государственный историко-краеведческий музей.

По инициативе местных партийных, советских, профсоюзных, комсомольских организаций в городах и селах, на предприятиях, в колхозах и совхозах, в учебных заведениях создана также широкая сеть музеев и музейных комнат на общественных началах. В 1976 году в области работало 447 таких музеев и 1072 музейные комнаты, из них 25 музеям присвоено звание народных. Доброй славой пользуются мемориальный дом-музей И. В. Бабушкина, дом-музей Г. И. Петровского, музей Комсомольской славы им. Александра Матросова в Днепропетровске, музей металлургического завода им. Ф. Э. Дзержинского в Днепродзержинске, музей В. И. Ленина школы № 107 в Кривом Роге, награжденный Почетной Грамотой Президиума Верховного Совета УССР, Васильковский и Широковский районные музеи и др. Активное участие в их работе принимают краеведы-общественники.

Активную работу ведет областная организация Украинского общества охраны памятников истории и культуры. В 1977 году в 46 городских, районных и 3700 первичных организациях насчитывалось свыше 1064 членов общества. В области — 1817 памятников, в т. ч. 209 — В. И. Ленину. 258 памятников и памятных знаков (в т. ч. мемориал на Октябрьской площади и монумент Вечной Славы в Днепропетровске, памятник Ф. Э. Дзержинскому в Днепродзержинске) сооружены к 50-летию Великого Октября. В дни подготовки и празднования 100-летия со дня рождения В. И. Ленина открыты 32 памятника, 50-летия образования СССР — 15, 30-летия Победы — 22 памятника. Среди них — монумент на Безымянной высоте, памятники Героям Советского Союза Н. И. Сташкову, А. М. Матросову в Днепропетровске, памятник воинам-освободителям в Кривом Роге, монумент Вечной Славы в Днепродзержинске, монумент Славы в Никополе. В ознаменование выдающихся боевых и трудовых заслуг Героя Советского Союза, Героя Социалистического Труда, Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева на родине Героя — в городе Днепродзержинске — согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР установлен бронзовый бюст. К 200-летию Днепропетровска открыт памятник Г. И. Петровскому.

В области — 51 спортивная школа, на предприятиях, в колхозах и совхозах, учебных заведениях — тысячи кружков и секций. В 1975 году в Днепропетровске открыт факультет Киевского института физической культуры.

К услугам физкультурников — 63 стадиона, 47 водных станций, 255 спортивных залов, 21 плавательный бассейн с подогревом, каток из искусственного льда. Только за годы девятой пятилетки подготовлено 589 мастеров спорта СССР, 11 тыс. перворазрядников. Десяти лучшим представителям спорта Днепропетровщины присвоено звание мастера спорта международного класса, два спортсмена — В. П. Юрченко и Р. В. Курвякова завоевали звание чемпионов мира, 39 — чемпионов СССР, 40 — чемпионов УССР. В высшей лиге первенства СССР по футболу выступает с 1972 года футбольная команда «Днепр».

Большие успехи в подъеме экономики, пауки и культуры Днепропетровщины являются ярким свидетельством мудрого руководства Коммунистической партии, результатом ее постоянной заботы о благе советского парода. «Трудящиеся области,— говорилось в рапорте XXV съезду КПСС,— обращаются со словами сердечной благодарности к родной партии, Центральному комитету КПСС, его Политбюро и лично Генеральному секретарю ЦК товарищу Леониду Ильичу Брежневу за настойчивое осуществление социально-политических и экономических задач, неустанную заботу о дальнейшем развитии любимой Отчизны, обеспечении благоприятных условий для мирного, созидательного труда советских людей, что является залогом всех наших побед»{«Днепровская правда», 24 февраля 1976 г.}.

Значительно выросла и окрепла за послевоенные годы Днепропетровская областная партийная организация. Ее ряды увеличились с 50,8 тыс. человек в начале 1948 года{Днепропетровский облпартархив, ф. 19, оп. 7, д. 3, л. 32.} до 229 тыс. человек в 1977 году. 49,7 проц. ее состава — рабочие. Количество коммунистов с высшим и средним специальным образованием только за годы девятой пятилетки увеличилось с 37,6 проц. до 54,5 проц. На всех участках экономического и культурного строительства коммунисты показывают пример самоотверженного труда, политической активности. Днепропетровскую областную организацию со времени ее создания (с 1932 года) возглавляли В. И. Чернявский, В. А. Строганов, М. М. Хатаевич, Н. В. Марго-лин, Д. С. Коротченко, С. Б. Задионченко, Г. Г. Дементьев, П. А. Найденов, Л. И. Брежнев, А. П. Кириленко, В. В. Щербицкий, А. И. Гаевой, Н. П. Толубеев, А. Ф. Ватченко. В июне 1976 года первым секретарем Днепропетровского обкома партии избран Е. В. Качаловский.

Большую работу проводят партийные организации по коммунистическому воспитанию трудящихся. Историческим событием в жизни коммунистов и всех трудящихся области стало собрание актива Днепропетровской областной и городской партийных организаций, состоявшееся 30 июня 1969 года, на котором с докладом об итогах международного Совещания коммунистических и рабочих партий выступил Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев. Собрание единодушно поддержало данную июньским Пленумом ЦК КПСС оценку итогов Совещания, принятых на нем документов, деятельности делегации КПСС. Внимание партийных организаций обращалось на дальнейшее усиление всех звеньев идеологической работы, глубокого и всестороннего изучения ленинского теоретического наследия, необходимость и впредь вести непримиримую наступательную борьбу против буржуазной идеологии{«Днепровская правда», 1 июля 1969 г.}.

Выполняя решения XXV съезда КПСС, партийные организации широко используют комплексный подход в воспитательной работе. Сочетание идейно-политического, трудового и нравственного воспитания дает возможность повышать эффективность идеологической деятельности. В области, особенно за последнее время, накоплен опыт пропаганды норм и принципов советского образа жизни. Этот вопрос неоднократно обсуждался на бюро обкома, пленумах и бюро горкомов и райкомов партии, на собраниях первичных парторганизаций. В 1976 году областной комитет партии провел научно-практическую конференцию на тему «Советский образ жизни и идеологическая работа». Опыт партийных организаций области получил одобрение ЦК Компартии Украины{«Днепровская правда», 5 мая 1977 г.}

Организуя массовое изучение теории марксизма-ленинизма, партийные организации уделяют постоянное внимание политическому и экономическому образованию, всеми формами которого в 1977/78 учебном году было охвачено свыше 1,1 млн. человек, из них в системе партийной учебы занималось 334 тыс. человек. Работает более 5 тыс. семинаров, среди которых свыше 500 по изучению отдельных произведений В. И. Ленина. Дальнейшее развитие получили школы коммунистического труда, в которых учится 260 тыс. человек.

Ярким показателем зрелости и общественно-политической активности трудящихся стало создание по инициативе рабочих Днепропетровского трубопрокатного завода им. В. И. Ленина ленинских народных школ, в которых ежегодно учится около 60 тыс. человек. К 1977 году в области функционировало более 1,2 тыс. постоянно действующих агитпунктов, около 5 тыс. красных уголков, 352 агитплощадки. В лекционной пропаганде активно участвуют 1812 первичных организаций общества «Знание», объединяющих 44 тыс. лекторов. В 1977/78 учебном году в области работало 488 народных университетов различных профилей. В агитационно-массовой работе партийных организаций участвовало свыше 40 тыс. политинформаторов, около 56 тыс. агитаторов. Большую работу проводят наставники молодежи, которых в 1977 году насчитывалось около 37 тыс. человек.

Издается 161 газета, в т. ч.— 3 областные («Зоря», «Днепровская правда», «Прапор юності»), 4 городские, 3 горрайонные и 17 районных с разовым тиражом более 1 млн. экземпляров{«Днепровская правда», 5 мая 1977 г.}.

В 1975 году в областном центре закончено строительство крупного полиграфического комбината издательства обкома партии «Зоря», где кроме местных, печатается 12 центральных и республиканских газет.

В связи с 50-летием со дня основания и за заслуги в коммунистическом воспитании трудящихся областная газета «Зоря» в 1967 году награждена орденом Трудового Красного Знамени, Криворожская городская газета «Червоний гірник» в 1974 году удостоена ордена «Знак Почета».

Трудящиеся области получали в 1977 году более 5,6 млн. экземпляров газет и журналов или 1565 экземпляров на тысячу человек населения. Около 90 книг общим тиражом 2 млн. экземпляров издает ежегодно республиканское книжное издательство «Промінь». В области — 105 книжных магазинов, через которые население только в 1977 году приобрело литературы на сумму свыше 10 млн. руб. В феврале 1976 года отметило свое 50-летие областное радио. С 1958 года работает Днепропетровская студия телевидения. На каждые 100 семей приходится около 90 телевизоров, почти в каждой семье — радиоприемник и радиоточка. В шести крупных городах области внедрено трехпрограммное проводное радиовещание. Помимо областного радио передачи ведут 22 городские и районные, 58 фабрично-заводских радиоредакций.

Глубоко вникают в вопросы развития промышленности, сельского хозяйства и культуры местные Советы народных депутатов. В их составе — 23 039 депутатов, среди них — 70,2 проц. рабочих и колхозников, 48 проц. женщин, в числе депутатов — представители 24 национальностей. Это — яркое проявление социалистической демократии.

В послевоенные годы трудящиеся области неоднократно избирали председателями исполкома областного Совета И. М. Филиппова, И. X. Юнака, с 1964 года на этот пост избирается М. В. Пашов. Большую работу проводят 2450 постоянных комиссий, в которых трудится 19 541 депутат. Кроме того, действуют 1228 депутатских групп и 2266 депутатских постов. Местные. Советы области не только повседневно заботятся о быте, торговле,  образовании, здравоохранении, но и осуществляют контроль за хозяйственной деятельностью предприятий, соблюдением социалистической законности. Сельские и поселковые Советы участвуют в движении под девизом «Ценить и беречь землю!», благодаря чему в севооборот дополнительно введены тысячи гектаров земли{«Зоря», 11 июня 1975 г.}.

В области работает около 7,5 тыс. групп и 9,9 тыс. постов народного контроля, в которых более 140 тыс. народных контролеров.

Свыше 8,7 тыс. первичных профсоюзных организаций области объединяют более 1,8 млн. человек. Под руководством партийных организаций профсоюзные организации проводят большую работу по воспитанию трудящихся, мобилизации их на успешное выполнение планов и социалистических обязательств, строгое соблюдение производственной дисциплины и режима экономии, повышение качества продукции. Они вовлекают широкие массы трудящихся в управление производством, развивают движение рационализаторов и изобретателей, проявляют заботу об улучшении условий труда и быта рабочих, колхозников, служащих. Значительную роль играют профсоюзные организации области в повышении уровня работы школ коммунистического труда, распространении наставничества, воспитании коллективной ответственности за состояние трудовой дисциплины на предприятиях, в учреждениях. В авангарде замечательных свершений молодежи — 470-тысячный отряд комсомольцев Днепропетровщипы, объединенных в 3896 первичных организациях. Добрую славу завоевали комсомольцы области на сооружении горно-обогатительных комбинатов и доменных печей, в студенческих целинных отрядах, на строительстве Байкало-Амурской магистрали. За достижения в годы девятой пятилетки областная комсомольская организация трижды награждалась переходящим Красным знаменем ЦК ВЛКСМ, а также памятным знаменем ЦК ВЛКСМ.

Успешно претворяют в жизнь трудящиеся Днепропетровщины решения XXV съезда КПСС, XXV съезда Компартии Украины. Широкий размах получило соревнование за достойную встречу 60-летия Великого Октября. На предприятиях и стройках подхвачен почин рабочих строительно-монтажного треста № 17 «Десятую пятилетку — без отстающих!». Товарищ Л. И. Брежнев тепло поздравил участников строительства Криворожской шерстепрядильной фабрики, обеспечивших досрочный ввод в действие первой очереди предприятия{«Правда», 9 октября 1976 г.}. В социалистическом соревновании больших успехов добилась горнопроходческая бригада Б. В. Гончара на сооружении шахты «Первомайская № 2». В два с половиной раза превысив плановую производительность труда, она прошла по крепким породам 220 метров вертикального ствола диаметром 8,1 метра за 31 рабочий день, что является наивысшим достижением в горнорудной промышленности. Бригада знатного никопольского строителя И. Д. Ганчева за первое полугодие выполнила годовой план монтажа крупнопанельных жилых домов{«Днепровская правда», 7 августа 1976 г.}.

Ценную инициативу проявил коллектив Днепропетровского комбайнового завода им. К. Е. Ворошилова, взявший дополнительные социалистические обязательства по поставке сельскохозяйственной техники для села. Высоко оценивая этот почин, Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев в своем приветствии комбайностроителям писал, что их дополнительные обязательства «свидетельствуют о стремлении всех советских людей привести в действие новые резервы производства для укрепления материально-технической базы сельского хозяйства, являются ярким показателем монолитного единства рабочего класса и колхозного крестьянства, общенародной заботы об успешном выполнении планов первого года десятой пятилетки»{«Правда», 13 августа 1976 г.}.

Благодаря самоотверженному труду коллективов предприятий план первого года десятой пятилетки по производству и реализации продукции промышленностью области перевыполнен. Общий объем производства по сравнению с 1975 годом возрос на 4,4 проц. Сверх годового плана произведено 451 тыс. тонн угля, 30,7 тыс. тонн стали, 94,0 тыс. тонн проката черных металлов, 44,9 тыс. тонн труб, 329 тыс. тонн железной руды и концентрата, на 437 тыс. руб. химического оборудования и много другой продукции.

В строй вступили новые предприятия и производственные мощности, в т. ч. Днепродзержинский завод продтоваров, кислородный блок № 8 на «Криворожстали» им. В. И. Ленина, новые мощности на Северном, Новокриворожском, Орджоникидзевском горно-обогатительных комбинатах, Никопольском южнотрубном, ферросплавном, Синельниковском рессорном и других заводах. Сооружено много жилых зданий, школ, детских дошкольных учреждений, магазинов, столовых, больниц, поликлиник.

Поддерживая почин кубанцев, труженики сельского хозяйства успешно выполнили обязательства по уборке урожая 1976 года. Получено по 29,5 цнт зерновых с гектара, государству продано 1,2 млн. тонн зерна, успешно выполнены планы заготовок животноводческой продукции.

С воодушевлением восприняв постановление ЦК КПСС «О 60-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции», труженики промышленности, транспорта, сельского хозяйства настойчиво боролись за выполнение планов двух лет пятилетки к славному юбилею. Социалистические обязательства — произвести к 60-й годовщине Великого Октября на 50 млн. руб. сверхплановой продукции — выполнены досрочно. За десять месяцев 1977 года ее было реализовано более чем на 86 млн. руб. Перевыполнен план роста производительности труда. Соревнуясь за достойную встречу славного юбилея, более 50 цехов, участков и смен, 740 бригад, свыше 20 тыс. трудящихся уже в сентябре работали в счет третьего года, а более 100 человек рапортовали о выполнении задания трех лет десятой пятилетки. К 24 июля колхозники, рабочие совхозов области успешно выполнили свои обязательства по продаже хлеба государству в юбилейном году. С этой победой их тепло поздравил Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнев. В закрома Родины труженики области засыпали около 1361 тыс. тонн зерна, что явилось весомым вкладом в 1,118 млрд. пудов хлеба, сданных государству трудящимися Украины, труд которых был высоко оценен Коммунистической партией и Советским правительством.

С горячим одобрением встретили трудящиеся области новую Конституцию СССР, активно участвовали в обсуждении ее проекта. На митингах, собраниях подчеркивалось огромное значение этого важнейшего политического документа, в котором дана целостная характеристика общества развитого социализма, отражены основные завоевания революции, пройденный советскими людьми путь строительства новой жизни. «Миллионы и миллионы тружеников города и деревни поддержали новый Основной Закон и словом и делом,— указывал товарищ Л. И. Брежнев в докладе на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета СССР...— Словом, наш народ вновь проявил себя как полновластный хозяин своей социалистической Родины»{Л. И. Брежнев. О проекте Конституции (Основного Закона) Союза Советских Социалистических Республик и итогах его всенародного обсуждения. М., 1977, с. 23.}.

Тесно сплоченные вокруг ленинской Коммунистической партии и ее Центрального Комитета, проявляя самоотверженность в труде, высокую идейную зрелость и политическую активность, рабочий класс, колхозное крестьянство, трудовая интеллигенция Днепропетровщины в братской семье советских пародов настойчиво претворяют в жизнь величественные планы коммунистического строительства.

Л.Е. Бардагова, А.Ф.Батарина, М.Д.Белоус, В.Я.Борщевский, И.Ф. Кузнецов, К.И. Позняков, Д.П. Пойда, А.А. Сороколет, Л.Ф. Ушаткин.
 

Поиск

История Киева

Борьба трудящихся города за выполнение решений XXVI съезда КПСС

После принятия июньским (1980 г.) Пленумом ЦК КПСС решения о созыве 23 февраля…

Борьба киевлян против кровавого фашистского режима. Героический труд в советском тылу

Пытаясь превратить Советскую Украину с ее высокоразвитыми народным хозяйством и…

Высшая школа.

Задачи послевоенного восстановления народного хозяйства обусловили огромную…

Освобождение Киева от немецко-фашистских захватчиков. Первые шаги восстановления города

Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом и блестящая победа Красной…
SEO sprint - максимальная раскрутка сайтов!

Украина моя. 2010-2011.
При использовании материалов сайта гиперссылка на ukrmy.com обязательна.

Р_РєС_аиР_С_РєРёР№ С:Р_С_С'РёР_Р_, С_айС' Р+РчС_РїР>Р°С'Р_Р_, С_Р°С_РєС_С_С'РєР° С_айС'Р° Р+РчС_РїР>Р°С'Р_Р_.